Главная
images/slideshow/fact7.jpg

Даниэль Дефо

У какой книги самое длинное название?

Подскажем: в заголовке триста четырнадцать букв! Детям эта книга известна как «Приключения Робинзона Крузо».

Итак, считайте, а точнее, читайте:

«Жизнь, необыкновенные и удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка, прожившего двадцать восемь лет в полном одиночестве на необитаемом острове у берегов Америки, близ устья великой реки Ориноко, куда он был выброшен кораблекрушением, во время которого весь экипаж корабля, кроме него, погиб, с изложением его неожиданного освобождения пиратами. Написано им самим».

Автором книги был Даниэль Дефо (1660/61–1731), под собственным именем и различными псевдонимами написавший очень много произведений: романы и эссе, памфлеты и трактаты, руководства и советы, поэму о живописи и всеобщую историю ремёсел. Но в памяти поколений он навсегда так и остался создателем одной удивительной книги. В ней есть кораблекрушения и погони, пираты и разбойники, перестрелки и побеги. Эта книга побила рекорды по количеству изданий, подделок и подражаний.

Но сначала расскажем о её появлении. История с моряком, который послужил прототипом для создания повести о Робинзоне, произошла на самом деле и не была выдумкой любителя фантастических сюжетов.

Александр Селькрег родился в 1676 году в Шотландии, на побережье Северного моря, в городке Ларго, в семье башмачника. Отец, хотел, чтобы его сыновья продолжили династию. У одного всё получалось хорошо, а Александру в мастерской было скучно. Его неудержимо влекло в харчевню «Красный лев», где собирались бывалые моряки. Спрятавшись за бочки, он слушал рассказы о «Летучем голландце» – паруснике с командой из мертвецов, о стране золота Эльдорадо, об отважных моряках и жестоких штормах, о дерзких набегах корсаров и награбленных богатствах.

Мальчику частенько попадало от отца: «Ну и бестолочь же ты, Санди, и руки у тебя не из того места растут!» И так эти попрёки надоели, что юноша ушёл из дома, поменял фамилию и поступил в матросы. Теперь его звали Санди Селькирк.

На корабле выяснилось, что с руками у Санди всё в порядке, да и с головой тоже. Тут всё получалось очень здорово! И молодой человек, мечтавший стать опытным моряком, вошёл в состав команды известного пирата Пиккеринга.

Санди стал не просто пиратом, а королевским пиратом. В те времена служить английской королеве было почётно. Испанцы и португальцы открыли Америку, объявили её своей собственностью, вывозили золото, англичан туда не пускали и топили английские корабли. А пираты отнимали у них награбленное для английской королевы.

Увы, вскоре судно, на котором плавал Александр, захватили французские пираты. Молодого матроса пленили и продали в рабство. Но ему удалось освободиться и наняться на другой пиратский корабль. Домой он вернулся с золотой серьгой в ухе и туго набитым кошельком. Но тихая жизнь быстро наскучила.

27-летний Александр в 1703 году записался в члены экипажа новой экспедиции Уильяма Дампьера – страстного натуралиста, путешественника, осуществившего кругосветное плавание и издававшего журналы, где рассказы о собственных приключениях и пиратах перемежались с описаниями природы далёких стран, заметками по географии и навигации.

Знаменитый капитан на двух судах готовился в плавание в Вест-Индию за золотом. Такая перспектива устраивала «заболевшего» морем и приключениями шотландца, ему предстояло служить боцманом на 16-пушечной галере «Сэнк пор». Кроме неё во флотилию входил 26-пушечный бриг «Сент Джордж» – подарок короля Англии.

Цель похода – нападение на испанские суда, захват городов на суше. Курс – южные моря, страны Латинской Америки. Словом, обычная для того времени грабительская экспедиция под лозунгом борьбы Англии с враждебной Испанией.

Поначалу плавание протекало спокойно, но вот умирает капитан судна «Сэнк пор», на котором служил Селькирк. Дампьер назначает нового – Томаса Стредлинга, человека с крутым и жестоким нравом. С этого времени начались трудности. И не только потому, что у боцмана Селькирка не заладились отношения с новым капитаном.

Путь теперь проходил по почти неисследованным морям. Полтора года корабли скитались по Атлантическому океану, совершая дерзкие набеги на испанские суда. А затем, следуя по Магелланову пути, вышли в Тихий океан. У чилийского побережья корабли разошлись. «Сэнк пор» взял курс на острова архипелага Хуан Фернандес, где рассчитывал запастись пресной водой. Здесь-то и разыгрались события, благодаря которым имя Александра Селькирка осталось в истории.

После очередной ссоры с капитаном Стредлингом боцман Селькирк решил покинуть «Сэнк пор», к тому времени уже изрядно потрёпанный и давший течь. В октябре 1704 года в судовом журнале появилась запись: «Александр Селькирк списан с судна по собственному желанию». В шлюпку погрузили кремневое ружьё и фунт пороху, пули и огниво, платье и бельё, табак, топор, нож, котёл, не забыли даже Библию.

Селькирк предпочёл необитаемый остров Маса-Тьерра, что значит «ближе к берегу», в 600 км к западу от Чили, чем остаться на ветхом корабле под началом враждебного капитана. В душе он надеялся, что долго пробыть на острове не придётся, ведь корабли заходили сюда за пресной водой. Несколько дней он валялся на берегу: то плакал, то молился, а потом понял, что так не годится, нельзя отчаиваться и терять надежду. И тогда он стал строить дом, приручать диких коз, на огородике посеял злаки. Он не голодал – на острове было много фруктов.

В Южном полушарии времена года идут наоборот: самый тёплый месяц – февраль, а самый холодный – август. Самая высокая температура летом была +19 градусов, а самая низкая зимой +12. Жить можно.

Время шло, а скорое избавление не наступало. Волей-неволей пришлось обосновываться всерьёз на клочке земли, затерянном в океане. Обследовав «владения», Селькирк установил, что остров покрыт густой растительностью и имеет около 20 км в длину и 5 км в ширину. На берегу можно охотиться на черепах и собирать в песке их яйца. В изобилии водились птицы, у берегов встречались лангусты и тюлени.

Первые месяцы было особенно трудно. И не столько из-за ежечасной борьбы за существование, сколько из-за одиночества. Как он сам рассказывал позже, потребовалось 18 месяцев, чтобы примириться с отшельничеством. Порой Селькирка охватывал страх: что если эта добровольная ссылка – на всю жизнь? И он проклинал и землю, приютившую его в океане, и тот час, когда решился на необдуманный поступок.

И всё же надежда не оставляла его. Каждый день Селькирк взбирался на самую высокую гору, часами всматриваясь в горизонт. Немало труда и выдумки потребовалось, чтобы наладить «нормальную» жизнь на острове. Он построил две хижины из брёвен и листьев. Одна служила ему «кабинетом» и «спальней», в другой же он готовил еду. Когда платье обветшало, сшил при помощи простого гвоздя одежду из козьих шкур. Сам смастерил сундучок и разукрасил его искусной резьбой: кокосовый орех превратил в чашу для питья.

Подобно первобытным людям, он научился добывать огонь трением, а когда кончился порох, стал ловить диких коз руками. Однажды во время такой охоты «вручную» он сорвался вместе с козой в пропасть и трое суток пролежал без сознания.

Настоящим бедствием для него стали крысы, которые сновали по хижине и грызли всё, что могли. Чтобы избавиться от них, ему пришлось приручить одичавших кошек, которые, были завезены на остров кораблями.

И так он прожил на острове почти пять лет. Никакого Пятницы у него не было. Однако видеть людей ему доводилось: к острову приплыл корабль, который стоял в бухте несколько дней, и всё это время Санди прятался в чаще. Он решил, что лучше жить на необитаемом острове, чем болтаться на рее. Ему очень не хотелось, чтобы его нашли и отправили на виселицу. Ведь это был испанский корабль, а Англия воевала с Испанией.

Тысячу пятьсот восемьдесят дней и ночей Александр провёл один на один с природой. Какое напряжение физических и моральных сил! Как не впасть в уныние, не дать отчаянию одержать верх?! Помогло трудолюбие – лучшее лекарство от болезни и одиночества. А ещё настойчивость в достижении цели, предприимчивость.

В начале 1709 года отшельничеству Селькирка пришел конец: 31 января в полдень со своего наблюдательного поста он заметил точку. Парус! Неужели корабль пройдет мимо? Скорее подать сигнал! Английский военный корабль «Дьюк» бросил якорь, и на берег за пресной водой отправилась шлюпка. Можно представить, как удивились матросы, встретив на берегу «дикого человека» в звериных шкурах, обросшего, не сумевшего произнести ни слова. За время, прожитое в одиночестве, моряк совсем разучился говорить, мычал что-то нечленораздельное.

Зато капитан, выяснив, кто он, сказал: «Вы много страдали здесь, но благодарите Бога, потому что этот остров спас вам жизнь! Вскоре после того, как вас высадили, ваш корабль попал в шторм и затонул почти со всей командой, а уцелевший капитан и несколько матросов попали в руки испанцев».

Лишь 14 октября 1711 года Александр Селькирк вернулся в Англию. Казалось, что после такой передряги он, одумавшись, вернётся домой, в Ларго, и займётся сапожным делом. Но нет, моряк становится королевским пиратом – помощником капитана Роджерса на корабле «Дюшес».

Через три года он напишет книгу «Вмешательство Провидения, или Необычайное описание приключений Александра Селькирка, написанное его собственной рукой». Когда лондонцы узнали о похождениях земляка, он стал популярен. Но моряк скоро наскучил публике, так как не умел интересно рассказывать о пережитом. Пребывание на острове не прошло для него бесследно: угрюмый взгляд отпугивал людей, молчаливость и замкнутость раздражали. До самой своей смерти Александр был королевским пиратом, плавал на кораблях – он любил море больше, чем сушу, и предпочитал опасность покою.

Книга Селькирка не имела успеха, говорили, что скучно написано. Однако это сочинение заинтересовало Даниэля Дефо, который многое в этой истории изменил и выпустил другую книгу. Ту самую, которую читают и знают все – про Робинзона Крузо.

Жизнь Даниэля Дефо полна превратностей и приключений и не менее интересна, чем жизнь его героя. Сын небогатого буржуа, Дефо знал, что надёжное и прочное положение в обществе может обеспечить только богатство. Он бросался от одного коммерческого мероприятия к другому, богател и разорялся. Торговые неудачи нередко сторицей возмещала литературная деятельность.

Подробнее узнать о жизни английского писателя Даниэля Дефо и о создании книги о приключениях Робинзона Крузо вы можете, познакомившись с очерком Вл. Сашонко «Перо и кнут».

 

Вл. Сашонко

Перо и кнут

 

Книга, которая уже прожила четверть тысячелетия, но продолжает нести радость открытия всё новым и новым поколениям юных читателей — поистине счастливая книга. Вряд ли найдётся человек, с детства не знавший и не любивший «Робинзона Крузо». «Робинзон» увидел свет в 1719 году. Однако мало кто читал не менее захватывающий приключенческий роман, каким являлась жизнь самого автора этой книги — Даниель Дефо.

Нет, он не терпел кораблекрушений, как Крузо, не сражался с каннибалами и почти всю свою жизнь безвыездно провёл на давно обитаемых Британских островах. И всё же его жизнь была столь необычна, что дала повод одному учёному озаглавить свою книгу о нём так: «Жизнь и приключения Даниэля Дефо, автора „Робинзона Крузо"»...

Дефо жил в бурную эпоху, которая последовала за английской буржуазной революцией XVII века. Он родился в семье лондонского бакалейщика и торговца свечами Джеймса Фо в 1660 году. Уже значительно позже, когда он стал близок к королевскому двору, Даниэль сам присоединил к своей простонародной купеческой фамилии Фо аристократическую частицу «де». Сочинил он себе и герб, и латинский девиз. Хотя это не делало самозванного дворянина аристократом, зато вызывало постоянные издевки и уколы со стороны его врагов. А врагов у Дефо хватало. И личных, и политических, и религиозных. Всю жизнь ему пришлось лавировать между ними как на острие ножа...

Получив весьма хорошее по тому времени образование, Даниэль в шестнадцать лет стал, как и его отец, коммерсантом и проявил в этом деле незаурядные способности. В восемнадцать лет он уже самостоятельно заключал крупные сделки и вскоре начал объезд торговых портов Англии и Европы. Дефо побывал в Португалии, Испании, Италии, Франции, Германии, Голландии.

Вернувшись в Лондон, молодой купец прочно и навсегда осел там, не покидая больше Англию ни на один день. Зато сами Британские острова он избороздит потом вдоль и поперёк и будет знать их так хорошо, что на склоне лет напишет трёхтомную книгу «Путешествие по всему острову Великобритании», которая станет первым путеводителем по стране.

Итак, в 1683 году двадцатитрёхлетний Даниэль Фо обосновался в самом оживлённом квартале лондонского Сити, как исстари называется деловой центр британской столицы. Главным занятием Даниэля была торговля галантереей и шляпами. Он любил вести в торговле большую и часто весьма рискованную игру. Точно так же будет вести себя Дефо и в политике, в которую он, наряду с коммерцией, вскоре уйдёт с головой.

Осев в своей лавке перед входом в улочку Чэндж-Элли, Даниэль любил поддерживать за собой репутацию не только добропорядочного коммерсанта, но и острослова, знатока литературы, писателя.

В 1691 году Дефо сделал первую пробу своего пера — острого и бойкого, которое принесёт ему в дальнейшем сотни триумфов и тысячи неприятностей: он написал несколько стихотворных сатир на злобу дня... Но прежде чем публика обратила внимание на новоявленного купца-литератора, купцу-коммерсанту пришлось пережить банкротство. Придавленный многочисленными неблагоприятными обстоятельствами, он не в состоянии был рассчитаться со всеми кредиторами, которые вдруг потребовали возврата выданных ему денежных сумм.

В ту эпоху банкротов карали очень сурово. И вот Дефо, как все неоплатные должники того времени, взял да и скрылся в квартале монетного двора. Там он сразу угодил в общество самых отъявленных мошенников и разбойников с большой дороги. Однако бандитский притон пришёлся ему не по душе, вызвал ужас и отвращение. Как только представилась возможность, Дефо тайно бежал в Бристоль и скрывался там в течение многих недель, выходя подышать свежим воздухом на улицу лишь по вечерам.

Тем временем жене Дефо и его друзьям удалось кое-как уладить дело, и, вернувшись в Лондон, он снова с головой ушёл в коммерцию и... писательство. «Опыт некоторых проектов» — так назывался первый крупный труд, изданный Дефо. В нём шла речь о политических и социальных реформах, которые надо было, по мнению Дефо, провести, чтобы сделать Англию сильной и благоденствующей.

Трактат обратил на себя внимание королевского двора и правительства. Дефо был щедро вознаграждён. Он сумел собрать достаточный капитал и построил недалеко от Лондона черепично-кирпичный завод, который начал приносить немалые доходы. Одновременно Дефо возглавлял королевскую комиссию по взиманию налога на стекло, был управляющим и контролёром королевских лотерей, вёл самую оживлённую торговлю тканями и вином, писал сатирические памфлеты и сатиры в стихах на злободневные темы, издавая их, как тогда было принято, анонимно, то есть без указания имени автора.

Слава удачливого предпринимателя стала дополняться всё более шумной славой писателя-сатирика. Необычайный переполох наделал памфлет Дефо, метко разивший господствовавшую в стране англиканскую церковь и её высшее духовенство. Правительство королевы Анны, занявшей престол после смерти Вильгельма Оранского, отдало приказ об аресте Дефо, «виновного в преступлениях и проступках чрезвычайной важности».

Пришлось неугомонному купцу-памфлетисту вновь бежать, но теперь уже не от кредиторов, а от суда. Он опять укрылся в одном из многочисленных убежищ, которые предоставляло лондонское Сити преступникам, разыскиваемым полицией. О его местонахождении знала только жена. Тем временем «Лондонская газета» предложила пятьдесят фунтов стерлингов тому, кто выдаст властям Даниэля Дефо, и описывала приметы преступника. Парламент объявил его памфлет бунтарским, и он был сожжён рукой палача.

Пять месяцев прятался Дефо, но в конце концов нашёлся доносчик, который выдал его. Даниэля Дефо поместили в Ньюгетскую тюрьму. Однако и здесь он продолжал писать памфлеты и пересылал их издателям.

Суд приговорил Дефо к штрафу, к троекратному выставлению у позорного столба на площади и к заключению в Ньюгете, «доколе это будет угодно королеве».

29 июля 1703 года в сопровождении гвардии памфлетист был доставлен к позорному столбу на площади перед королевской биржей. Столб находился на помосте. В верхней его части имелась колодка с отверстиями для головы и рук. Дефо был привязан к столбу.

Однако он не производил впечатления несчастного осуждённого,— это был скорее победитель, вдоволь посмеявшийся над власть имущими, над теми, кто хотел затормозить развитие общества. Уже в тюрьме, незадолго перед этим, Дефо написал «Гимн позорному столбу», который его друзья отпечатали и распространили среди лондонцев.

В своём «Гимне» Дефо заявлял, что его осудили несправедливо, что люди, приговорившие его к позорному наказанию, бесчестны. Они мстили ему за смелость, за то, что он восстал против несправедливости...

Эта стихотворная сатира, как и всё поведение Дефо, имела большое общественное значение в борьбе за свободу мысли.

Осуждённого выставляли у столба ещё дважды — 30 и 31 июля. Но церемония, которая, по замыслу церковников, должна была навсегда осрамить и вычеркнуть Дефо из общественной жизни, превратилась в его невиданный триумф.

Эшафот окружали тысячи лондонцев, которые, вместо грязи, тухлых яиц и гнилых огурцов, забрасывали Дефо цветами, а он улыбался им с высоты. На третий день приветствия и овации превратились в настоящее буйство. Ещё до прибытия Даниэля на площадь, позорный столб был украшен зеленью. Во время казни непрерывно раздавались приветственные возгласы в его честь и брань в адрес правительства, поступившего так несправедливо. По толпе гуляли жбаны с вином. Став на одно колено, лондонцы пили за здоровье Дефо и посрамляли его врагов. Со всех сторон ему протягивали оловянные кувшины, полные вина или пива, ему бросали венки из цветов...

Так Дефо доказал правительству королевы Анны, что перо сильнее кнута. Он доказывал это потом ещё не раз, доказывал всем своим современникам, друзьям и врагам.

Выйдя из тюрьмы через пять месяцев, Дефо окунулся в бурный поток самой разнообразной деятельности, как всегда захватившей его без остатка: коммерция со всеми её бесчисленными хитросплетениями, выполнение тайных заданий правительства в качестве агента политической разведки, что было связано с постоянными разъездами по стране и необходимостью играть разные роли, нередко с риском для жизни, писание памфлетов, поэм, фантастических сатир, очерков, больших книг-трактатов по самым различным вопросам.

К этому ещё добавилась журналистика. Дефо начал издавать газету «Обозрение», которая выходила три раза в неделю на четырёх страницах небольшого формата. Всю газету Дефо писал сам, один: даже когда он находился в отъезде, газета продолжала выходить, поскольку Дефо, где бы он ни был, посылал своему типографу материал для очередных номеров.

Энергия и трудоспособность Дефо поистине поразительны. Над ним снова не раз нависала то та, то другая угроза — банкротства, ареста, тюрьмы или убийства из-за угла, но он никогда не терял присутствия духа, мужества и уверенности. Доводилось вступать ему и врукопашную, драться на шпагах...

Дефо было уже под шестьдесят, когда он, отойдя от политических дел и уединившись в тихом лондонском пригороде Сток-Ньюингтоне, решил написать книгу о жизни одинокого путешественника на пустынном острове. Что натолкнуло его на эту мысль?

В то время в Англии уже широко была известна история шотландского моряка Александра Селькирка, который за ссору с капитаном корабля был высажен и оставлен на необитаемом острове Хуан Фернандес в Тихом океане, приблизительно в семистах километрах от берегов Чили. Там он провёл почти четыре с половиной года в полном одиночестве и дошёл до дикого состояния, потеряв дар речи. Его спас и доставил в Англию капитан Роджерс, совершавший кругосветное плавание в 1709 году.

Весть о приключениях Селькирка быстро разлетелась по стране. О них написал в своём сочинении «Путешествие на корабле вокруг света» сам капитан Вудс Роджерс, им посвятил свою книгу и другой мореплаватель — капитан Эдвард Кук. Краткий очерк о судьбе Селькирка в журнале «Англичанин» поместил писатель Ричард Стиль.

Хорошо были известны также другие истории моряков, попавших в необычные ситуации. Есть предположение, что и Дефо встречался с Селькирком. Но тогда Дефо был столь загружен всякими делами, что ему было не до приключений матроса. Он вспомнил о них позже, когда отошёл от активной общественной жизни и у него появилось свободное время, а кроме того, необходимость заработать на приданое дочерям.

Дефо взялся за перо. Прежде всего он, разумеется, придумал заголовок — длинный-предлинный, но зато весьма привлекательный. Чтобы никто не мог обвинить его в том, что он просто пересказал приключения Александра Селькирка, Дефо не только перенёс необитаемый остров с Тихого океана в Атлантический, в устье Ориноко, не только населил окрестные тропические острова, наряду с каннибалами, также... пингвинами и тюленями, но и перенёс действие на полстолетия раньше, в XVII век.

Издатель, которому Дефо показал заголовок, почуял выгоду и заказал ему книгу на предложенный сюжет приблизительно в 30 страниц. Дефо писал «Робинзона» с невиданной быстротой и завершил его в несколько недель.    

25 апреля 1719 года книга вышла в свет и была раскуплена молниеносно. Она имела колоссальный успех, тем более что многие принимали автобиографические мемуары Робинзона Крузо за чистую монету: ведь имя подлинного автора нигде не значилось.

Воодушевлённый успехом, Дефо за три месяца написал продолжение приключений Робинзона — о его возвращении на остров, о путешествии на Мадагаскар, в Индию, Китай и о переходе из Пекина в Архангельск. Уже 20 августа того же 1719 года второй том поступил в продажу. Он был тоже встречен читателями с восторгом. И только третий том, появившийся в свет год спустя, скучный и нравоучительный, успеха не имел.

За свою долгую жизнь Дефо создал почти четыреста произведений, в том числе много и толстых романов, написанных вслед за «Робинзоном». Но лишь «Робинзону Крузо» суждено было обессмертить его имя, хотя сам Дефо этого и не подозревал.

«Приключениями Робинзона», переведёнными на многие языки, восхищались писатели и поэты, юные и взрослые читатели XVIII и XIX веков. Впервые изданная на русском языке в 1762 году, книга Дефо уже более двухсот пятидесяти лет является добрым спутником и наших соотечественников.

Невозможно представить себе мировую литературу без «Робинзона», невозможно представить человека, который бы ещё в детстве не прочёл бессмертную книгу о приключениях Робинзона Крузо.

 

Литература

 

1. Коростылёва В. Кто ты, Робинзон Крузо? /Читайка. – 2008. – №2.

2. Соломко Н. Интервью с Робинзоном /Читайка. – 2006. – №9.

3. Сашонко Вл. Перо и кнут /Искорка. – 1969. – №10.

Яндекс.Метрика