Поиск на сайте

images/slideshow/fact23.jpg

Ремесло кружевниц

Пение коклюшек запоминается надолго. Оно похоже на журчание и переливы тонкой струйки воды.

Перед кружевницами в лукошках лежат толстые короткие валики, обтянутые белой тканью. От валиков веером тянутся нитки с подвешенными деревянными палочками. Женщины ловко, быстро перекладывают палочки из одной руки в другую, и они, соприкасаясь, звонко постукивают.

Валик — «подушка» — туго набит сеном, а сверху на нём лежит «сколок» — бумажная прорисовка будущего изделия — контур узора. В определенные точки сколка мастерица вкалывает булавки с маленькими головками, чтобы ими удерживать нитки и направлять движение узора.

Сплетённое кружево стоит снять со сколка — окажется ажурным, прозрачным. На воздушной решётке фона орнамент — цветы, деревья, причудливые завитки, ромбы или круги. Узор иногда плавно перетекает в фон, словно растворяясь в нём.

 

Всё богатство кружева складывается только из четырёх элементов. Ровная лента вьётся непрерывной волнистой линией — «полотнянка». Её изгибы соединяются тонкими шнурочками— «плетёшками», они образуют узорную решётку. Среди ячеек решётки мерцают маленькие плотные зёрнышки — «насновки». Некоторые детали выполняются совсем лёгким ажуром — «сеткой». В кружеве нет ни одной лишней нити.

В деревенском доме над столом вокруг зеркала висят полотенца с ажурными концами. Кружево на оконных занавесках просвечивает солнечными лучами. Особенно богато украшена кровать. Из-под кружевного покрывала спускается подзор — широкий край, пришитый к полосе ткани; на высокую пирамиду подушек наброшена накидка, а на самой маленькой подушке — кружевная наволочка.

Немало кружев найдётся и в сундуках. Их запасали смолоду, готовя приданое к свадьбе: 30—40 полотенец, чтобы дарить родне простыни, рубахи, целые рулоны мерного кружева.

Кружево привычно ассоциируется с инеем, морозом.

«Идёт зима, сыплет снег свою пряжу, на еловых иголочках кружево плетёт...» — так образно говорят о зимней поре, и кружево представляется белоснежным, холодным, с кристально-строгими узорами. Но оно может передать и аромат лета, приволье широких лугов, поросших полевыми цветами. Ведь в прошлом кружевницы лето и осень работали на полях и огородах, кружево плели зимой, ловя скупой свет сумрачного дня или горящей лучины. Долгими зимними вечерами они вспоминали летнее тепло, лесные поляны в цветах и ягодах, и из этих воспоминаний рождались узоры, в которых раскрывалась красота родного края.

И. Журавлева

Мастерица

У меня терпенья много,

А работа нелегка:

Вышиваю бабушке

Два шелковых платка.

 

Первый я закончила

— На нем наш синий пруд,

Небо светло-голубое,

Утки по воде плывут.

 

На втором я вышиваю

Незабудок хоровод.

И иголка, словно рыбка,

По платку сама плывет.

Воздушные паутинки

Ю. Карпова

Вологда. Во-ло-гда (слово какое певучее!) — лесной край с го­лубыми озёрами.

Ещё хорошо сохранились здесь дома с террасами из еловых брёвен, окрашенные временем в густой коричневатый цвет. Магические коньки смотрят с крыш. Изящные дымники из прорезного железа сторожат дома.

Безымянные зодчие наря­жали свои дома в узоры, в деревянное кружево. Ниточ­ка этих традиций плетётся из дальней дали, от деда к отцу, от отца к сыну. И каждый вносит своё, сберегая и продолжая мотивы древно­сти.

Сидят маленькие кружевницы. Перед каждой валек — подушка на подставке. К подушке прикреплена бумага с рисунком. 

Эти девочки умеют плести вечером косичку из сорока и больше нитей. Чтобы нитки не перепутывались, на концах у них разукрашенное... коклюшки — деревянные па­лочки для наматывания ни­ток. Девочки, как будто иг­раючи, перекидывают коклю­шки из одной руки в другую, и получаются у них «вилюшечки», «плетёшки», «насновки», «паучки», «полотнянки», «сеточки», «решёт­ки»,—так ласково называют вологодские кружевницы элементы, «буквы», из кото­рых потом сложится «сло­во» — кружево.

Плетут, плетут, растёт узор. Потом воткнут в поду­шку булавочку с цветным ша­риком на конце, закрепят узор, снова плетут.

Не умолкая, поют коклюш­ки. Ни перепутать, ни сбить­ся нельзя — узор строгий, красота его в точном повторе­нии узелков и петель. Музы­кальный перезвон стоит в комнате, словно кто-то неви­димый играет на ксилофоне. И в быстром мелькании рук возникает чудо, тончайшие, замысловатого рисунка кру­жева.

Что такое кружева? Ворот­нички? Салфетки? Накидки? Покрывала? А может быть, это музыка? Белые цветы? Сказка березо­вой коры? Или ветки в инее за окном?

Плетение кружев — заме­чательное народное искусст­во. Оно живет и сегодня. И всегда будут люди пре­клоняться перед красотой. Неважно, в чём она, в ворот­ничке, в накидке, в занавес­ке или в снежном узоре веток за окном...

 

Д. Димитрова

Сказка о вышивке

– Бабушка, ну что мне делать? Скуч-но-о-о, – тянула девочка.

– Что делать? Возьми-ка повышивай. Я дам тебе нитки и кусочек полотна.

– Ну да! Буду я вышивать! Кто в наше время вышивает, бабушка?

«Чудные дети, – подумала бабушка, – мы-то в наше время старались узор покрасивее придумать и все поглядывали, кто лучше да больше вышьет».

– Хочешь, я расскажу тебе сказку?

Разве есть что-нибудь милее бабушки­ной сказки?! Девочка устроилась поудоб­нее, а бабушка взяла спицы и начатый чулок, села рядом с девочкой на кушетку, надела очки и стала рассказывать:

– Было это давным-давно. Не было тог­да ни фабрик, ни машин, к люди все дела ли своими руками. Сами обжигали глиняные горшки, сами вязали чулки и рукавицы, сами ткали полотно. В те времена жила-была одна вдова. И была у нее дочь которую она очень-очень любила. Однажды зимой, когда другие ребята кувыркались в снегу, девочка лежала больная в своей постельке.

– Мама, а когда расцветут деревья и запоют птицы? – спрашивала она.

Личико девочки было бледным и печаль­ным. и сердце матери сжималось от горя. Но что она могла поделать? Весна была еще так далеко. Ветер все свирепее завы­вал в трубе, засыпая бедную хижину сне­гом. Даже вороны, которые прилетали к ним на порог поклевать крошек, и те куда- то скрылись от холода.

Однажды девочка сказала:

– Милая мама, если завтра утром я не увижу цветущее деревцо, я умру...

Она закрыла глаза и забылась тяжелым сном. Сердце матери обливалось кровью.

Вдруг какая-то мысль пришла ей в голову. Она поставила лампу на стол и подбросила в огонь охапку хвороста. Запылал буйный огонь. Женщина принялась за ра­боту. Сварила в горшочках луковую шелу­ху и какие-то коренья- Она брала тонкую белую пряжу и окунала каждый моток в отдельный горшочек, и пряжа становилась то желтой, то алой, то зеленой... Потом женщина вытащила из сундука кусок бе­лого полотна, села поближе к лампе и сто­ла вышивать...

Когда ночь кончилась и в хижину загля­нул румяный солнечный луч. больная де­вочка открыла глаза и спросила:

– Мама, пришла весна? Где она?

– Вот, – сказала мать, – смотри!

И она показала девочке полотно, на ко­тором вышивала всю ночь.

Девочка приподнялась, и что же она увидела? На полотне сияла совсем еще молодая весна. Цвели деревья, пели пест­рые птицы, распускались цветы, а по зе­леной мураве бегали и смеялись ребята...

Иголкой и нитками мать нарисовала все это, а девочке показалось, что в самом деле пришла весна. Один из вышитых мальчи­ков весело помахал ей рукой.

– Мама, – прошептала девочка, – спа­сибо...

– Она не умерла? – спросила внучка бабушку.

– Нет. Любовь матери спасла её.

– Бабушка, а ты вышивала?

– А как же! Эх, какие узоры вышивала твоя бабушка, какие узоры! Сейчас от­крою сундук и покажу тебе.

Она подошла к большому, расписанному цветами сундуку и стала вынимать из него рубашки, фартуки, платки — все вышитые.

Девочка смотрела и диву давалась. Ка­кие удивительные цветы и птицы! Какие прекрасные рисунки!

– Бабушка, научи меня вышивать!

– Хорошо,— ответила бабушка.

 

Нинель Кондакова

Кружево

Учительница принесла на урок дюжину струганых палочек с шейкой.

– Как вы думаете, что за палочки? – спросила она учеников.

– Самодельные барабанные, – ответили дети.

– Вот вам тогда и барабан, – сказала учительница и положила на стол небольшую подушку, похожую на бочонок.

Дети засмеялись.

Палочки назывались коклюшками. На коклюшках плетут кружева.

Вот как это делается. На подушке-валике располагают листок с рисунком кружева. По узору втыкают булавки. Теперь черёд коклюшек. На них уже намотаны нитки. Коклюшка – и шпулька, и ручка одновременно. Каждые две коклюшки соединены общей нитью. Берут в правую и левую руку по такой паре коклюшек, нити цепляют за булавки.

Перекладывают в ладонях одну коклюшку под другую – нити перевиваются. Перекладывают пары коклюшек из руки в руку – нити переплетаются.

Обыкновенно нужно несколько пар коклюшек. Но бывает, что и несколько десятков, и несколько сотен – смотря какой сложности узор.

Опытная кружевница работает быстро, коклюшки сыплют дробный стук. Выдумщицы подвешивают к ним низку бисера, бусинки, а то и копеечку. Тогда коклюшки щебечут, как птицы, звенят, как весенний ручей. Так веселее.

В музее можно увидеть старинное кружево. Но не древнее. Потому что первые кружевные изделия появились не так давно – в XV веке, в Венеции. Старинное венецианское кружево шили иглой, в швы для упругости вставляли конский волос. Фантастические цветы для изысканного рукоделия рисовали самые известные итальянские художники. Новинка была большой редкостью.

Плести же кружево стали, когда появились металлические булавки с головкой. Новый приём быстро распространился повсюду. Некоторые города и провинции прославились на весь мир именно своим кружевом. Валансьен, малин, брабант, брюссельское – это названия лучших кружев по месту рождения.

Наше кружево тоже ценится во всём мире. Иностранцы называют его «русское кружево». Говорят, что русские мастерицы подсмотрели красоту своего замечательного кружева у художника-мороза. Действительно, кружево у нас – ремесло северное. Но вот непонятно, что с чем лучше теперь сравнивать: узоры мороза – с ажуром кружева или кружево – с рисунком мороза на стекле. Они спорят по красоте.

Красота у кружева особенная, праздничная, можно сказать, царская. Оно и на самом деле довольно долгое время блистало исключительно на пышных дворцовых церемониях и в убранстве храмов. Блистало – в прямом смысле слова, потому что для изготовления кружев тогда употреблялись кручёные золотые и серебряные нити. А для пущей красоты в них вплетали жемчуг, камни-самоцветы, мех. В крепостных мастерских и на мануфактурах искусные мастерицы творили это чудо «на заказ».

Когда же стали пользоваться льняными и хлопчатобумажными нитками, кружево вошло в широкий обиход. Знатное рукоделие оказалось совсем не сложным для освоения. Если в деревне объявлялась хоть одна кружевница, тут же этим ремеслом овладевали в каждом доме.

Обучались, в основном, девочки и девушки. Приходили к владелице секрета с лукошком ягод или жбаном молока – плата за науку. К вечеру хозяйка уже отпускала ученицу работать самостоятельно.

Как говорят кружевницы, всех дел-то: перевить нити, отложить коклюшки.

А войдёшь в избу к такой хозяюшке – на видном месте цветёт кружево – на иконном полотенце, на наволочках, обязательно на подзорах – так называлась широкая кружевная кайма по краю кровати. Девушки загодя готовили себе кружевное приданое – оно прибавляло невесте чести.

Теперь дома наполнились покупным, машинным кружевом.

Но говорить, что пробил час машиной заменить руки кружевницы – неверно. Такое время не наступит никогда.

Разве можно искусственные цветы приравнять к настоящим? Как ни похожи они, как ни удивительны, как ни красивы, в них нет главного – они не живые! Так и кружево. По сравнению с машинным, ручное – живое. Потому что в него вложены душа человека и мастерство его рук.

Человек живёт с мечтой о прекрасном, о красоте. Что такое красота? Словами не выскажешь, а руками сделаешь. Так родилось когда-то кружево. И так рождается всякий раз, когда кружевница садится за работу.

Диву даёшься, какое оно тонкое и филигранное у сегодняшних мастериц-искусниц. Художники придумывают для них всё более замысловатые и сложные узоры. На выставках красуются дорогие кружевные панно – картины из кружев.

И вот ведь что – никому не заказано самому сотворить кружевную красоту. У всех, кто пробовал, получалось.

Кстати, кружева ещё и вяжут – крючком и спицами. На спицах был связан из очень тонкой шерсти такой воздушный кружевной платок, что умещался в скорлупе ореха, а покрывал женскую фигуру с головы до пят! Обвязать кружевом воротничок под силу каждой первокласснице.

Если же девочка не поленится и научится по-настоящему плести кружева, то на выпускном вечере сможет появиться в кружевном платье, и будет царицей бала. А если потом она или другая девушка сплетёт себе кружевной наряд к свадьбе, то даже её внуки будут знать, что она была самой красивой невестой.

Яндекс.Метрика