Поиск на сайте

images/slideshow/fact11.jpg

В мире существует много памятников преданным собакам, симпатичным котам, грациозным коням. Появляются памятники и обычным птицам.

Например, голубям-почтарям, белым лебедям, аистам, журавлям, орлам, совам, куликам, воробьям, кедровке. Даже чижику-пыжику, говоруну и жар-птице! В ряд с памятниками диким птицам и литературным персонажам встают и монументы домашним обитателям птичьего двора.

В Германии существует памятник петуху, который помог спастись жителям осаждённого города от захватчиков. Итальянцы увековечили в камне стадо гусей, которые когда-то спасли Рим, как это утверждает известная поговорка. В Египте памятник изображает жену местного правителя верхом на страусе. В городе Курске установлен памятник персонажу из рассказа Евгения Ивановича Носова «Белый гусь».

Чтобы узнать интереснейшую информацию о животных, которым люди соорудили памятники, можно обратиться к книге Владимира Захаровича (настоящее имя: Вульф Зеликович) Бульванкера (1900–1987). Он в юности изучал географию, участвовал в деятельности певческого коллектива «Гептахор», затем был хормейстером. Но вот известность Бульванкер приобрёл благодаря своему хобби — он собирал со всех уголков мира коллекцию сведений о памятниках, установленных животным в разных странах.

О памятнике в Японии лебедю он узнал из переписки со школьниками из Хабаровска и из школы в Японии. В префектуре Ниигата у стен школы установлен памятник советскому лебедю! Советскому лебедю? В Японии? Когда же открыт памятник? По какому поводу?

Родина лебедей — приполярная зона Европы, Азии и Америки. Здесь, на берегах огромных рек, несущих свои воды в Ледовитый океан, в начале июня огромные стаи лебедей выводят своё потомство. Условия для этого подходящие: солнце — светло круглые сутки, еды — сколько угодно. И растут лебедята, как говорится, не по дням, а по часам!

Близится октябрь... Весь молодняк «встал на крыло», накоплено достаточно подкожного жира. В труднейшем перелёте он очень понадобится. А перелёт предстоит долгий и трудный. Горе тому, кто останется здесь на зиму. Он погибнет от голода. Ночные заморозки образуют тонкую ледяную корочку по берегам водоёмов. Лебеди собираются в громадные стаи, и вот стая за стаей снимаются с родных мест и улетают.

Большая часть сибирских лебедей улетает на Японские острова, изобилующие прекрасными, спокойными озёрами. Правда, путь трудный — около 3000 км. Лебеди гибнут в пути, заболевают — у кого крыло вывихнуто, у кого лапа поранена...

В Японии ждут наших красавцев-лебедей. Их здесь называют ангелами японской зимы. Можно удивляться гостеприимству японцев: на острове Хоккайдо жители организовали лечебницу для пострадавших в полёте птиц, есть служба учёта количества прилетающих в Японию лебедей.

...И вот однажды стая улетела на родину, но два лебедя остались в Японии: то ли их ранили браконьеры, то ли они заболели. Одного ребята назвали Сибирским Мальчиком (он вскоре погиб), другого Озеттой. Ему вырыли в пришкольном участке небольшой пруд. Жил Озетта здесь три года, но в самом начале 1964 года Озетты не стало.

Не захотели японские ребята расстаться со своим любимцем, было решено соорудить лебедю памятник. Когда со скульптуры сняли покрывало — все увидели на постаменте лебедя. Крылья его раскрыты, шея вытянута — вот-вот взлетит птица, присоединившись к своей стае, улетающей на родину...

Очерки Владимира Бульванкера о появлении памятников публиковались в разных журналах, в пополнении коллекции принимали участие неравнодушные слушатели лекций коллекционера. Уже после его смерти вышла книга с удивительными историями о животных, которые помогали и преданно служили человеку.

В последнее время появилось столько памятников животным! Как жаль, что теперь никто не собирает истории о них...

 

В. Бульванкер

Памятники животным

Зайцу

«А зайцу памятник есть?» — такой вопрос задала мне однаж­ды школьница с явным желани­ем озадачить: мол, вы говорите, что почти всем животным есть памятники, а вот зайцу наверня­ка нет! Действительно, за какие заслуги косому зайчишке памятник ставить? Но он существует. Сведения о нём и фотографию мне прислали из немецкого города Кааль-на-Майне. История памят­ника такова.

Давным-давно Германия со­стояла из множества разрознен­ных княжеств, враждовавших между собой. От бесконечных войн больше всего страдали кре­стьяне и ремесленники. Когда жизнь становилась невмоготу, семьи бедняков погружали свой скарб в фургон и отправлялись искать место, где можно спокой­но работать и прокормиться.

Однажды группа переселенцев в фургонах медленно передвига­лась вдоль реки Майн по песча­ной косе. Путь был долгим и трудным. Кони и люди выбива­лись из сил. Скудные запасы про­довольствия заканчивались, гро­зил голод. И вдруг откуда-то вы­скочил заяц. Это было спасение! Здесь же решили и остановиться: неподалёку река, да и зайцев множество...

Переселенцев прозвали «каальские песчаные зайцы». А они, посмеиваясь над этим прозви­щем, обживали новые места: навозили земли, посадили деревья, построили дома. А заяц с тех пор изображён на гербе их города.

В 1952 году граждане Кааль-на-Майне установили на цент­ральной площади фигуру зайца, созданную скульптором Кроккелем. Сидит косой на постаменте и будто спрашивает: «А помните ли вы, уважаемые граждане, ко­му обязаны своим существовани­ем? Не появись я на трудных до­рогах ваших предков, не было бы этого города».

 

Бизонам

Когда-то в прериях Северной Америки паслись стада огром­ных быков — бизонов. Полага­ют, их насчитывалось не менее шестидесяти миллионов голов. Для индейских племён, населяв­ших обширные территории, это был основной источник сущест­вования: и пища, и шкуры для одежд, вигвамов.

В конце прошлого столетия стали прокладывать транскон­тинентальную железную дорогу, соединяющую берега Атлантического и Тихого океанов. В рабо­те участвовали тысячи людей. Их надо было кормить, и великое избиение бизонов началось.

Железная дорога рассекла скопление животных на два ста­да, вошедших в историю как «южное» и «северное». Теперь охотиться стало проще: живот­ных убивали прямо из окон или с крыш проходящих поездов. Сначала южное стадо прекрати­ло своё существование. Наступи­ла пора северного...

Разумные американцы пыта­лись провести через Сенат закон об охране бизонов, но проект был отвергнут. Генерал Шеридан за­явил: «Каждому убившему бизо­на нужно выдать орден с изобра­жением умирающего от голода индейца. Ибо истребление бизо­нов — лучший способ борьбы с индейцами». Исчезающих жи­вотных занесли в Красную кни­гу.

В 1873 году индеец по имени Бродячий Койот отловил бычка и тёлочку из стада бизонов и спрятал их. Через двадцать три года у него было уже около 300 голов. Правительство купило их и отправило в Йеллоустонский парк — крупный заповедник США. Так поголовье бизонов было спасено.

В штате Северная Дакота на окраине города Джеймстауна есть музей под открытым небом, в котором туристы могут увидеть первую станцию железной доро­ги, ресторан, школу, церквушку, какими они были в прошлом ве­ке. Есть здесь и скульптура би­зона, выполненная из бетона Э. Петерсоном. Её вес — 60 тонн.

Стоит задержать внимание на этой цифре. 60 миллионов унич­тоженных бизонов и 60 миллио­нов граммов бетона в статуе. Один грамм бетона в память об одном бизоне! Возможно, это уже случайное совпадение...

 

Дельфину

С древнейших времен дружба человека и дельфина вдохновля­ла художников и ваятелей. В XVI веке итальянец Лоренцо Лоренцетти высек из мрамора скульптуру «Мальчик на дель­фине». Она хранится в Государ­ственном Эрмитаже.

Памятник с таким же сюжетом установлен всего несколько де­сятилетий назад в посёлке Опонони на одном из островов Новой Зеландии. В середине пятидеся­тых годов это был небольшой посёлок с почтовым отделением, бакалейной лавкой и нескольки­ми десятками домов. Всё чаще местные рыбаки стали замечать дельфина, бесстрашно подплы­вающего к их лодкам. Он с удо­вольствием позволял почесать ему спину веслом. Вскоре дель­фин так привык к людям, что стоило завести мотор, как он тот­час появлялся. Его прозвали Опо-Джек. Особенно любил Опо играть в прибрежной полосе с детьми. Ребята становились в круг, а он заплывал в середину и подкидывал в воздухе яркий мяч. Любопытно, что грубых детей дельфин избегал.

Игры Опо привлекли в посё­лок туристов, а это сразу активи­зировало предпринимателей. Здесь построили отель, кемпин­ги, бары, палаточные городки. Губернатор Новой Зеландии из­дал закон об охране жизни Опо-Джека. А на следующий день после выхода закона его нашли мёртвым на скалах. Никто не мог объяснить причину гибели. Возможно, дельфин попал под удар винта катера. Его похоро­нили в посёлке. Особенно гру­стили о погибшем друге дети.

На берегу гавани Хакьянга-Харбор в посёлке Опонони перед отелем стоит памятник, создан­ный скульптором К. Расселом. На высоком постаменте по ка­менным волнам плывёт дельфин, а за него крепко держится маль­чик.

Литература

Бульванкер В.З. От кота до кита. Худ. К.Почтенная. — Л.: Детская литература, 1991.

Яндекс.Метрика