• Register

Сайт "Русский язык и литература для всех" приветствует Вас!

Авторы сайта

Спасская Е.Д.

Спасская Евгения Дмитриевна

Спасская Евгения Дмитриевна,

научный сотрудник Литературного музея,
филиала Курского областного краеведческого музея


Родилась в Москве, родители — педагоги, среднюю школу и литфак пединститута окончила в Курске.

С 1969 г. работала корректором, воспитателем, преподавателем литературы, методистом в Областной научной библиотеке имени Н.Н. Асеева.

С 1974 по 2009 годы работала в краеведческом музее, с 1990 г. зав.литературным отделом. С 2009 г. работает в Литературном музее.

Евгения Дмитриевна является редактором и составителем книг «Журавлиный клин», «Костёр на ветру», «НЛО нашего детства» (все с рассказами Е.И. Носова), трёх «Роман-газет» с рассказами Е.И. Носова, «Книга о Мастере», «Мастер с нами», 12-ти сборников докладов на чтениях памяти Е.И. Носова, альбомов «Краски родной земли» и «С натуры», автор книги «Что для меня неповторимо...», буклетов, статей, радиопередач по творчеству писателей-курян, сценариев двух телефильмов «И я слышу, как сердце цветёт...» и «О Мастере».

Лауреат премии имени Е.И. Носова и двух премий имени В.В. Овечкина.

Евгения Дмитриевна Спасская рассказывает о своей жизни:

«Я родилась в Москве, детство прошло в Подмосковье. Мы жили в доме, где находилась начальная школа, в которой преподавал мой дедушка. Родители работали в учительском институте в Коломне.

Потом мы переехали в Курск. Отец, Дмитрий Борисович, преподавал в фармучилище, мама, Валентина Алексеевна, была доцентом пединститута. Телевизора у нас не было до 1961-го года, из школы прибежишь, перекусишь — и читать, читать.... Раньше сначала читали книжку, потом смотрели фильм. Например, «Война и мир». Выходили из кинотеатра и говорили: «Нет, читать интереснее!»

Над кроватью у меня висел плакат с портретами русских композиторов, я с ранних лет запомнила Чайковского, Глинку, Мусоргского. И когда потом я слушала их прекрасную музыку, то отчётливо представляла себе их облик. Дедушка очень любил хор Пятницкого, я слушала по радио народные песни в их исполнении, и они стали для меня очень близкими.

Мне очень повезло на дружбу, у меня были и есть до сих пор замечательные подруги. Мы сидели за одной партой с Леной Семенихиной. Однажды нам задали написать сочинение про любимое литературное произведение, а мы написали про любимую музыку... Она писала про «Вальс-фантазию», а я про Первый концерт Чайковского. Он меня так потряс, что побежала, купила пластинку. Тогда это стоило дорого, купила потихоньку от родителей, там, где была цена, нарисовала веточку... Слушала его до бесконечности.

Первое наше вхождение в музыку было в 15 лет, когда к нам приехала московская филармония. Исполнялись «Итальянское каприччио», Первый концерт и Шестая симфония Чайковского. Мы пришли после него домой и написали заявку на радио. Прошло время, и я вдруг слышу по радио: «... нам написали Лена Семенихина, Света Мартынова, Женя Спасская, по их просьбе прозвучит монолог Чио-Чио-сан»!..

Когда школу заканчивали, были романтиками, я мечтала стать геологом, потом в медицину хотелось. Когда я училась в одиннадцатом классе, определённости почему-то не было. Было тревожно — а что же дальше? По русскому языку и литературе были пятёрки, старалась писать нестандартные сочинения. Хотела поступать на факультет журналистики, но тогда нужно было иметь трудовой стаж не менее двух лет. Мой московский дядюшка, работавший в АПН, посоветовал пойти в МГУ на филологический факультет. Школу я закончила с серебряной медалью, и мне можно было сдавать только один экзамен. Но в сочинении отыскали одну стилистическую ошибку и поставили четвёрку. Пришлось сдавать все экзамены, а я к этому была не достаточно готова и получила по всем предметам четвёрки. Для МГУ не хватило баллов, но с такими оценками меня приняли в Курский пединститут.

Нам очень повезло с преподавателями. Был Арон Залмович Раскин по зарубежной литературе, Александр Николаевич Илиади — по философии, по современной литературе — Андрей Ефимович Кедровский. Он как-то дал нам задание написать о своём любимом стихотворении, а мне тогда встретилась в библиотеке книга Цветаевой. Тогда был у меня момент влюбленности, я стала читать и думаю, Боже мой, это же всё про меня!.. Читала эту книжку и переписывала стихи в тетрадку, две тетрадки переписала! Я написала про одно из любимых ее стихотворений, и преподавателю понравилась эта работа, он освободил меня от экзамена, посоветовал поступать в аспирантуру. Поехала в Москву, стала соискателем. Тему мне дали по деревенской прозе, что и привело потом к последующей работе. Я тогда ещё Евгения Ивановича Носова не знала, в диссертацию у меня были включены писатели-деревенщики — Абрамов, Проскурин и Белов, с которыми он был дружен. Но с защитой у меня так и не получилось, теперь думаю, что не к сожалению, а к счастью.

Мне очень нравилось изучение литературы, я увлекалась чтением книг, хотелось делиться прочитанным, рассказывать о писателях и их творчестве. После института работала в школе, даже в двух — Шуклинском интернате и в 29-й. Мне очень нравилось беседовать с учениками, читать им стихи, писать с ними сочинения на необычные, интересные темы. Однажды на уроке прочитала наизусть «Сказку о мёртвой царевне и семи богатырях». Смотрю, мальчик испуганно тянет руку: «А нам тоже наизусть учить?..» А одна девочка в сочинении «Моя мечта» написала: «Я хочу, чтобы вы у нас были классным руководителем». Было так приятно.

Я работала какое-то время в газете корректором, исправляла ошибки. Даже в «Анне Карениной», которую тогда читала, машинально следила за знаками препинания. А вскоре я попробовала ещё одну профессию — библиотекаря. Тогда и познакомилась с краеведением.

Курск — моя вторая родина, город всей моей жизни. Меня удивило богатство литературных талантов Курского края — Афанасий Фет, Николай Асеев, Юрий Герман, Аркадий Гайдар, Валентин Овечкин, Константин Воробьёв, Евгений Носов... Работа в библиотеке стала ступенькой к моей основной профессии экскурсовода. В музее поняла — это моё. Увлеклась культурой Курской области, постепенно выкристаллизовалась заветная тема — «Земляки».

Были интересные встречи с академиком Николаем Марковичем Эмануэлем, с Иваном Николаевичем Суржиковым, исполнителем русских народных песен, с актрисой Малого театра Ксенией Ивановной Тарасовой. Она играла жену Чкалова в известном фильме. Очень интересны встречи и общение с женой Дейнеки, женой Свиридова, сыном писателя Юрия Павловича Германа. Открывались новые страницы истории Курского края. Я ехала то в Суджу, то в Обоянь, то в Тим, то в отдалённые села, где можно было найти новые экспонаты для музея.

Однажды мне поручили собрать материалы о нашем писателе Евгении Носове, но предупредили, что он очень занят, и договориться о встрече будет трудно. И всё же она состоялась. Стала ему звонить, он один раз говорит, что ему некогда, второй. В третий раз Евгений Иванович сказал: «У вас пять минут!». Отвечаю: «Я успею». А проговорили мы с ним два с половиной часа...  Настолько было интересно разговаривать с ним!

И как-то сами собой определились две главные задачи моей работы — организация в Курске литературного музея и популяризация творчества Евгения Носова.

С конца 80-х годов Носовым было написано много рассказов. Великолепные вещи, но их знали мало. Эти рассказы я ему помогала печатать, он передал мне свою машинку «Эрику», ту, которая сейчас в Литературном музее. Чем я особенно горжусь, это тем, что мне довелось быть первым его слушателем. Рассказы у Евгения Ивановича были замечательные. Я читаю вслух по рукописи, а он проверяет, что так, что не так. И вот «Тёпа», рассказ про петушка и про бабушку. Светлый такой рассказ. Тёпа был очень хороший, но его почему-то все обижали. У него был отдельный насест, чтобы его не трогали, а когда бабушка через несколько дней зашла в курятник, а было очень холодно, то нашла ворошок перьев под этим насестом, Тёпа замёрз... Я читаю эту фразу, и у меня прямо какое-то рыдание изнутри... Как написано!..

Евгений Иванович был человеком очень светлым. Иногда говори ли, что он не очень общительный, не очень любит встречи. Он не любил пустословия, какой-то шумихи, пустых фраз высокопарных, за которыми ничего не стоит. Он был человеком дела, очень любил простых людей, общался с ними. Мог зайти в магазин, сказать продавщице: «Здравствуйте, какие тут у вас колониальные товары?» И всегда с улыбкой. Он умел всё: писать, рисовать и маслом, и акварелью, игрушки делал, починить всё умел. Единственное, чего он не умел, — это беречь себя...

Когда мы отмечали 80-летие Евгения Ивановича, Николай Иванович Гребнев сказал: «Евгений Иванович был рыбаком, поэтому мы все, курские писатели, рыбачим, а если бы он был шахматистом, мы бы все играли в шахматы...» У него была потрясающая аура, и эта аура распространялась на всех. Когда разбираешь его переписку или вспоминаешь, какие-то встречи, то понимаешь, что около него всегда были хорошие люди. Плохие, неинтересные, карьеристы не задерживались. Он видел очень хорошо талантливых, одарённых людей, и он им помогал, он очень многих вывел на литературную дорогу.

Когда я собирала материалы для «Книги о Мастере» (она вышла ещё при жизни Евгения Ивановича), писатель не хотел, чтобы я это делала, говорил, что это нескромно. Но удалось убедить его, потому что это необходимо, ведь его творчество изучается в школе. Статей о нём я нашла столько, что их хватило на обе толстые, по 800 страниц каждая, книги.

Почти все мои статьи о писателях, художниках, учёных курского края, о музыке, театре, кино, написанные за сорок лет, собраны в небольшой книге «Что для меня неповторимо...». Надеюсь, что книжечка будет полезной для учителей, библиотекарей и краеведов».

 

Прочитать об авторе:

1. Воробьёв В. Что для меня неповторимо... // Городские известия. - №39. - 31 марта 2007. - С.3.

2. Кряж И. Евгения Спасская: «За что душа держится, то не пропадёт...» // Кружево жизни. - №9. - 20 сентября 2011. - С.12-13.

 

Материалы автора

Книга жизни писателя К. Воробьёва

 

Мне хочется начать с признания в любви к творчеству Константина Дмитриевича Воробьёва, к его книгам, в которых — талант и правда, боль и совесть... Очень горестно, что не довелось встретиться с их автором, и тем большую благодарность хочется выразить его жене, Вере Викторовне, которая передала в Литературный музей города Курска многие подлинные вещи писателя.

 Волшебные строки Евгения Носова

Кажется, совсем недавно Евгений Иванович Носов ходил на свою любимую рыбалку, разжигал костёр, отправлял в плавание по озеру красивый двухмачтовый кораблик, рисовал прекрасные пейзажи — можно было разглядеть каждый листик на берёзе, отражение облаков в наших курских речках.

 О детстве Евгения Ивановича Носова

...Передо мной лежит пожелтевшая от времени фотография, на её обороте написано: «Ваня Кононов и Женя Носов за игрой в шашки. 1938 год».

Мальчишкам по 12-13 лет, оба сосредоточены, серьёзны. Снимал их старший Ванин брат, а потом эта карточка была напечатана в «Курской правде» как иллюстрация к заметке об отдыхе школьников.

 Фото- и лироэтюды Евгения Носова

В предисловии к альбому «Краски родной земли» сказано: «Евгений Иванович Носов был Мастером воистину во всём — он писал превосходные рассказы и повести, очерки и статьи, миниатюры и стихи... Он рисовал полные тончайшей лирики, согретые теплотой его сердца пейзажи родной Курщины. Он умел великолепно фотографировать, его фотоэтюды сродни самым лучшим живописным полотнам...»