Поиск на сайте

images/slideshow/fact1a.jpg

Процесс обучения чтению

Процесс обучения чтению – непрерывно меняющееся явление. Скорость изменения, характер и результаты изменения зависят от разных факторов.

Среди них конкретный исторический период, многообразие социальных, политических и культурных взаимосвязей, уровень развития личности или социума, качество литературы.

Русский книговед Н.А. Рубакин утверждал: «…ничто так не характеризует степень общественного развития, степень общественной культуры, как уровень читающей публики в данный исторический момент». Накапливание читательского опыта, или читательская эрудиция, зависит от реалий времени, в которое происходит это накапливание.

Временной промежуток, охватывающий период с 60-х годов XIX века по 1917 год, является наиболее подходящим для изучения формирования читательской активности по ряду причин. Начиная с 60-х годов в связи с серьёзными социально-экономическими преобразованиями в Российской империи, ключевым из которых считается официальная отмена крепостного права, интеллигентные слои населения глубоко погружаются в проблемы культурности и образования народа.

В.П. Вахтеров писал о теснейшей связи духовного и экономического развития, утверждал, что кризис материальный, настигший страну в начале XX века, является прямым следствием духовного кризиса, ощущавшегося с конца предыдущего столетия: «Голод, таким образом, является самым тяжким обвинением по адресу тех, кто задерживал умственное и нравственное развитие народа. Нельзя презирать образование и в то же время рассчитывать на производительность страны. А мы презираем и образование, и книгу».

Однако именно с отменой крепостного права теоретики экономического развития Российской империи связывают расширение свободы предпринимателей, ликвидацию различных форм личной зависимости (имея в виду не только крепостных крестьян), глубокие изменения в социальной и экономической политике государства, сокращение его чрезмерного влияния в различных сферах жизни, что и  ускоряет  экономическое развитие страны, ее индустриализацию в конце XIX в., новый промышленный подъём начала XX в. Такое положение вещей обращает все слои населения к слову – устному и, в особенности, печатному.

Анализ различных источников – от архивных данных до современных диссертаций и монографий – позволяет выявить следующие предпосылки развития читательской активности российского общества в конце XIX – начале XX в.

1. Реформа системы образования.

В России создаются народные школы; ведущие педагоги настаивают на изменении старых методик преподавания и предлагают новые; предоставляются права на образование и преподавание женщинам.

В 1861 г. при Вольном экономическом обществе был создан Петербургский комитет грамотности. Он оказывал материальную помощь школам, вёл активную работу по изданию и распространению печатной продукции, формировал библиотеку книг для народа и изданий по вопросам народного образования, которая к 1895 насчитывала свыше 11 тысяч томов. Подобные просветительские организации возникли в Томске, Самаре, Харькове и других городах России. В них проводилась работа по составлению каталога книг для начальной школы, написанию учебников, сбору средств на нужды народного образования.

П.Н. Милюков приводит следующие цифры: в период с 1864 по 1894гг число учащихся в университетах увеличилось с 4 323 до 13 944, в гимназиях – с 28 202 до 87 411 (мужского пола) и с 4 335 до 45 544 (женского пола), в училищах (в том числе женских прогимназиях и мариинских училищах) с 30 288 до 87573.

2. Повышение грамотности и образованности населения.

Такая ситуация была обусловлена приобретением личной и экономической свободы определённых слоёв населения (потребность открыть собственное дело, улучшить имеющееся, построить получение дохода на принципах известных успешных предпринимателей России и Европы, просветить себя и других в вопросах государственного устройства, приобретения прав и свобод, создания новых форм хозяйствования, изобретательской деятельности).

Образование теперь отличается большей доступностью и актуальностью в результате экономических и культурных преобразований в государстве. Сословная структура учебных заведений меняется в соответствии с реформами: доля дворян в гимназиях снижается с 1864 по 1892 с 78% до 56,2%; городское сословие увеличивается с 17% до 31,3%, сельское население достигает 5,9% против 2%, духовенство сохраняет позиции (2-1,9%).

То же соотношение в реальных училищах при общем увеличении учащихся в последних на 14,8% и уменьшении в гимназиях на 13%. Н.П. Милюков отмечает: «…ещё прежде, чем закон успел что-либо сделать для народного образования, оно сильно двинуто было вперёд общественным одушевлением, передавшимся тотчас же и самим правящим сферам».

Повышение грамотности и образованности опирается на внутреннюю потребность, оно не навязывается извне. Очевидно, что читательская активность мыслящей, прогрессивной части дворянского сословия остаётся на высочайшем уровне в указанный исторический период.

Усилению же читательской активности в народной среде, по мнению Н.А. Рубакина, способствовало улучшение качества народной литературы, вырос интерес к чтению: «…все сословия прогрессируют, но прогрессируют далеко не равномерно и с колебаниями, обусловленными… коренными явлениями русской жизни… круг  читательский расширяется в глубину и ширину…катится читательская волна новая, свежая, жаждущая света, чувствующая глубокую потребность смотреть на мир божий своими собственными глазами».

3. Упрочнение и расширение издательской деятельности и библиотечного дела.

Художественное, научное и публицистическое слово оказывается востребовано различными слоями населения, и небывалое развитие периодики в конце XIX века – в том числе яркое тому подтверждение. Несмотря на цензуру, количество печатных изданий в столицах и провинции увеличивается, а острота поднимаемых вопросов подчёркивает востребованность печатного слова, читательскую активность населения Российской империи. Н.С. Абаза, бывший начальником Главного управления по делам печати в 1880г., утверждал, что «русское общество не удовлетворяется более общими местами и устоями, проводимыми в печати, оно отвратилось от печати бессодержательной… в нём проявляется потребность в печати разумной».

Н.А. Рубакин говорил о периодическом переизбытке печатных изданий в центрах, настаивая на скорейшем распространении их в провинции и называя увеличение числа продаваемых книг и расширение наименований книжной продукции в 2-3 раза за 2 года ничтожно малым. В 1856 году в России насчитывалось 49 официальных, крупных библиотек, а в 1889 году – более 500.

4. Рост общественно-политической активности населения.

Выдающийся русский историк, общественный деятель и педагог П.Н. Милюков отмечал тесную связь между историей русской школы и настроениями русской власти и общества и утверждал, что «совершенно невозможно говорить об одном, не касаясь другого» [10, С. 29-30]

Желание учащихся гимназии участвовать в решениях, принимаемых по поводу образовательной, экономической и культурной деятельности, привело к объединению и выступлениям школьников в стенах учебного заведения и за его пределами (например,  осенью 1905 года). Так, из переписки директора Курской мужской гимназии с попечителем Харьковского учебного округа в период с февраля 1906г. по март 1907 г. мы узнаём о волнениях и даже «забастовках» старшеклассников, в которых пытаются принимать участие и гимназисты среднего звена, что признаётся недопустимым и администрацией гимназии, и попечительским советом и родителями школьников.

Меры по стабилизации обстановки касаются в том числе и ограничения читательской активности: лимитированный отпуск книг из библиотеки, отслеживание и ограничение читательского интереса, изменение порядка открытия в гимназии народных чтений.

Протоирей С. Рыбаков утверждает, что система безопасности в образовании конца XIX – начала XX века подверглась практически полному разложению, начиная с духовных основ и кончая идеологическими и политическими установками. И так называемое земское движение, и «плюрализм предлагаемых видений мира» в системе университетского образования, и расслоение школьной педагогики являются следствием поисков нового мировоззрения, новой системы ценностей.

Именно утратой идеалов и необходимостью найти новые объясняется, по мнению С. Рыбакова, столь активное обращение мыслящих слоёв общества к педагогике: «Народ стал приуготовляться к вхождению в новую эпоху, к легализации и господству новой религии, отвержению своей культуры и к принятию нетрадиционного взгляда на свою историческую миссию. В этот период происходит резкая, революционная деформация традиционной системы образования, его религиозно-нравственной составляющей».

Условием эффективности развития детей в обучении указанного периода явилось использование учебных книг и руководств, которые реализовывали теоретические разработки передовых педагогов К.Д. Ушинского, Н.Ф. Бунакова, В.П. Вахтерова, В.И. Водовозова, Н.А. Корфа, Д.И. Тихомирова.

В.П. Вахтеров отмечал:  «Одним из величайших благ, отличающих наше время от эпох, ему предшествовавших, служит изобилие и общедоступность хороших книг». Интерес народа к книгам доказывает рост лубочных изданий (более 15 миллионов экземпляров ежегодно). Однако здесь он предостерегает: «Нужны книги более высокого качества, а не ориентированные на низменные желания», а также высказывается за такие библиотеки, где содержание книг можно регулировать. Страсть городского жителя к лёгкому чтению педагог объясняет, ссылаясь на мнение библиотекарей, отчуждённостью от природы, оторванностью школы от жизни, недостатком умственного развития и интереса к знанию, умственной ленью.

В.П. Вахтеров сетует на то, что трёхлетняя школа «не имеет возможности своевременно развить любовь к чтению и вообще любознательность». Доказывая массовый интерес к чтению, педагог приводит данные  отчётов земских управ: 2/3 учеников пользуются библиотекой, а также крестьянские дети, окончившие школу, и не учившиеся. На 400 запросов от московского земства о потребности в чтении 370 утвердительных ответов. Информация о ежедневном посещении библиотеки поражает современного человека: 100 и более человек, ожидание в очереди по 5-6 часов, приход за 6-10 вёрст. По окончании школы ученики редко бывают на занятиях (нужно работать), но часто по воскресеньям приходят за книгами. Докладывается и о стихийном создании «читальных» изб. Все слои населения стремятся к получению разнообразной информации, саморазвитию и духовному образованию.

Вследствие реформ, начатых с отмены крепостного права, были достигнуты важные составляющие развития читательской активности: увеличение числа лиц, получающих образование, на всех уровнях системы образования, рост числа библиотек, формирование отрасли библиотечного дела, повышение качества, расширение наименований и точек сбыта полиграфической продукции.

Литература

  1. Беленцов С.И. Проблема гражданского воспитания в русской педагогической школе в конце XIX-начале XX вв: автореф. дис... канд. пед.н. / Сергей Иванович Беленцов. – Курск, 2000г. – 174c.
  2. Вахтеров В.П. Внешкольное образование народа. - 1986 http://elib.gnpbu.ru/text/vahterov_vneshkolnoe-obrazovanie-naroda_1896/go,0;fs,1/
  3. Выготский Л. С. Педагогическая психология /Лев Выготский, под ред. В.В. Давыдова – М.: АСТ Астрель Хранитель, 2008. 671с.
  4. Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры – СПб - 1896-1903 – Часть 2. Церковь и школа (вера, творчество, образование). 365 c.
  5. Рубакин Н.А. Этюды о русской читающей публике – М.: Книга, 1975г. – 224 с.
  6. Рыбаков С., прот. Проблема обеспечения духовной безопасности в российской системе образования в эпоху либерализма (середина XIX-начало XX в.) // Вестник ПСТГУ IV: Педагогика. Психология 2011. Вып. 3 (22). С. 125–136.

Яндекс.Метрика