Поиск на сайте

images/slideshow/fact1a.jpg

Читательские интересы курян

Отечественная периодика на рубеже веков направляла читательскую активность в соответствии с этическими, образовательными и политическими запросами времени.

Политические партии тех дней в своих печатных изданиях интересовались проблемами образования, поскольку эти проблемы были остры, злободневны, затрагивали интересы всего общества. Даже в непедагогических изданиях вопросы образования становятся очень актуальными. Педагогическая журналистика испытывает бурный подъём. К 1916 году в стране издавалось 304 педагогических журнала: 117 – в Петербурге, 41 – в Москве, 16 – в Киеве, остальные 130 журналов – в 47 городах Российской империи.

На страницы популярных журналов приходят вопросы методики преподавания, реформирования школы, просвещения народа. Разные общественные деятели смогли получить возможность их дискуссионного обсуждения и даже законодательного продвижения этих вопросов в Государственной думе. Видны «всплески активности» в те периоды, когда осуществлялась подготовка очередной реформы.

Среди наиболее актуальных для печати были вопросы:

  • активное участие общества, родителей в воспитании и обучении детей;
  • этико-культурный облик учителя (какими должны быть актуальные темы и вопросы, волнующие педагога, а значит, и его воспитанников);
  • формализм в образовании;
  • профессиональное образование самих учителей;
  • экономическое и общественное положение педагогов;
  • материальная база образовательных и воспитательных учреждений.

Министерство народного просвещения фиксировало вопросы, вызывавшие наибольшую обеспокоенность общественности:

  • «отчуждённость от семьи и бюрократический характер средней школы;
  • невнимательность к личным особенностям учащихся и пренебрежение нравственным и физическим воспитанием;
  • чрезмерность ежедневной умственной работы, возлагаемой на учеников;
  • недостаточное преподавание русского языка, русской истории и русской литературы;
  • излишнее преподавание отдельных предметов и неправильная постановка их преподавания;
  • слабое и ненормальное преподавание отдельных предметов в реальных училищах.

Протоколы педагогического совета Курской женской прогимназии 1882 года, журнал заседаний педагогического совета Рыльского трёхклассного городского училища за 1894-1899 гг., протоколы заседаний педагогических советов Курской мужской гимназии за 1895, 1897, 1905, 1913 гг., протоколы Щигровской женской прогимназии рубежа веков и аналогичные материалы подтверждают, что не только словесники, но и преподаватели других дисциплин, методисты, администрация, родители и чиновники озабочены кругом чтения школьников. Проблема формирования читательской активности занимает очень важное место не только в работе преподавателей родного языка и литературы, но и любой другой дисциплины. На рубеже XIX–XX вв. происходил перелом в читательской активности российского общества.

В периодической печати спорили о направленности читательской активности («серьёзное» и «несерьёзное» чтение, обязательное, рекомендованное и дополнительное, программное и частное) и даже о её ограничении. Чтение книг в 1860-е – 1910-е годы выступало для педагогической аудитории аналогом современного Интернета: так же обсуждаются польза и вред от чтения, как сегодня – от увлеченности Интернетом.

Поскольку разобщённость среди влиятельных российских ведомств, их разное представление о роли прессы в обществе давали отечественной периодике возможность определённой свободы в трактовании общественно значимых событий, законодательных инициатив, деяний политических и общественных деятелей, то ответное желание «направить» чтение возникает не только у педагогов, но и у правительственных органов. Причем направить не только школьников, но и взрослых.

К середине 1860-х годов стало очевидным, что предварительная цензура оказалась совершенно «бессильной в борьбе с литературой». Карательные действия цензуры все чаще вызывали критические суждения в обществе против неё самой. Издания освоили способы противодействия ей, «проводя литературную, умственную контрабанду», а читающая публика развила в себе «искусство междустрочного чтения».

Власти Пермской губернии с тревогой отмечали: «Агитация среди детей — одно из возмутительных явлений нашей «освободительной» эпохи. Горе соблазнившему одного из малых сих... Между тем самая активная пропаганда ведётся в школе и детской литературе» (Пермские губернские ведомости. 1906. № 239, 260).

Увеличившееся число школьных беспорядков подтвердило влияние агитаторов на воспитательно-образовательный процесс. Побеги детей из дому и розыски их по публикации стали обычным делом.

В детских рассказах, публиковавшихся в революционных материалах, рекомендовалось оставлять во имя «свободы» старых родителей, которые придерживались старого порядка. Подобные идеи внушались в форме сказок детям младшего возраста. Очевиден расчёт на впечатлительную память детей. Басни с такой моралью не пропадали даром, дети воспитывались на них. Пропаганда велась даже в детских журналах: «Писатели принялись сочинять самоновейшие басенки с «освободительной моралью», не подозревая, насколько безнравственно их содержание. Вот и говорите о наивности и бессодержательности детской литературы. В ней проповедуются самые модные идеи».

Более консервативные журналы, такие как «Задушевное слово» (1876-1918) и «Родник», ставили перед собой задачи вызвать в своих читателях принятие окружающей их жизни, «развивать в них эстетический вкус и любознательность, направлять живые способности ребёнка на верный путь доброй нравственности и полезного труда,… наглядными примерами из истории и жизни замечательных людей подготовить детей и юношей к полезной деятельности и разумной семейной жизни, а научно-популярными сведениями расширять их умственный кругозор».

Популярность «Задушевного слова» и «Родника» подтверждается высокими тиражами, благодарственными письмами юных читателей в редакции, а также длительным периодом существования (1876-1918; 1882-1917). Именно эти издания выписываются учебными заведениями Курской губернии на протяжении долгого времени.

Дидактическая, патриотическая и информационная функция журналов доминировала над контролирующей, развлекательной.  В 70-е годы XIX века риторика авторов журнала по отношению к Сибири как части Российской империи заметно изменилась. Сибирь – часть единого с «внутренней» Россией экономического, политического и культурного пространства, ни в коем случае не «экзотическая» территория. В качестве примера типичных российских губернских городов с развитой культурой и экономикой в 80-е годы приводятся Красноярск и Тобольск. Осенью 1917 г., после перевода царской семьи в Тобольск, журнал «Задушевное слово» обращается к истории города, его достопримечательностям, называя его «сибирским захолустьем».

В периодике к необразованным и малообразованным слоям относились как к детям, неразумным и неопытным. Вот почему вопросам просвещения, ликвидации безграмотности населения, создания большего количества библиотек, доступных (по содержанию и цене) книг уделялось так много внимания.

Кадеты старались не просто вести просветительную работу среди малообразованных, но и привлекать их к сотрудничеству в рамках культурно-просветительных организаций, стимулировать активную гражданскую позицию. Подобному стремлению препятствовали положения Временных правил об обществах и союзах, запрещавшие учащимся низших, средних и отчасти высших учебных заведений состоять в культурно-просветительных обществах.

Вопросам предметного чтения посвящена статья Сергея Бранловского «Живое слово об оздоровлении средней школы» («Педагогический сборник», ноябрь 1903г.). Автор утверждал, что оздоровление школы не в перемене или перестановке учебных предметов, а в изменении прочитываемого: «Если бы вместо того, например, чтобы мучить ребёнка заучиванием цифр, сколько квадратных миль занимает Сахара,… география давала ряд художественных картин грозной пустыни и ужасных ураганов, ласкающих взор оазисов… – школьник с жадным вниманием ловил бы каждое слово, дорожил бы каждой минутой урока». Ярко, образно говорит педагог о школьном чтении как о «покрове мертвечины» и требует «вдунуть» в неё «душу живу».

Живое обучение чтению упиралось в перегруженность преподавателя. В обязанности словесника, помимо проверки огромного количества письменных работ (что учителя и методисты того времени считали главной проблемой), входили ещё и «произнесение речей на годичных актах», разработка литературных бесед и «руководство» чтением учеников. Подчеркнём важный для нас аспект: учитель обязан руководить чтением учеников, трудится над этим в «нечеловеческих условиях» и преждевременно погибнуть от переутомления.

Впервые образ «маленького человека» – русоведа-труженика – как серьёзная проблема образовательной системы возникает на страницах педагогических журналов в конце XIX века. Когда же ему, столь обременённому, следить за новинками художественной литературы, о которых он должен рассказать в классе?! Когда ему самообразовываться, изучая статьи профессиональной периодики?! Такие риторические вопросы заполняют педагогические журналы в рассматриваемый нами исторический период. Эта волна – результат другой бури, связанной с проблемой низкой грамотности учащихся и неудовлетворительными результатами по сочинениям. Потребность в чтении у школьников велика, активная гражданская позиция налицо, учителя самоотверженно трудятся, а методическая проблема отсутствия культурной грамотности так же актуальна на рубеже веков, как и в наши дни.

Помимо рассуждений о своём бедственном положении, статьи учителей-словесников наполнены искренними переживаниями о содержании чтения. Так, В.И. Водовозов весьма эмоционально критиковал современное ему преподавание литературы, считая, что «учебник должен служить средством самостоятельного развития и, как бы хорошо ни был составлен, не заменит живое изложение преподавателя».

Вопросы качества и назначения учебников, уместности изучения «классической» (на греческом и латинском) и новейшей зарубежной литературы, понимания читаемого учениками очень актуальны, судя по публикациям в педагогических журналах рубежа веков. Преподаватели стремились всесторонне оценивать в первую очередь усвоение школьниками получаемой из книг информации. Например, учитель К. Петров предлагал сокращать программы за счёт произведений, «не особенно близких нашему времени», а на первый план выдвигать современных писателей. Интересно, что мнение автора редакция не разделяла и специально оговаривала это в сноске.

На рубеже веков педагогическая и массовая периодика поднимала вопрос о воспитании учителя-словесника как «режиссера по чтению», активно вовлекающего в этот «спектакль чтения» малообразованные слои путем пробуждения стимулов и выработки элементарных навыков повседневной тяги к печатному слову. Выяснить, сыграло ли это пробуждение учителя и его подопечных на пользу или во вред истории – отдельная исследовательская задача.

Литература

  1. Ануфриев В.В. Становление и развитие системы образования в Российской провинции во второй половине XIX - начале XX века : на материалах Курской губернии (диссертация ... кандидата исторических наук : 07.00.02 / Ануфриев Владимир Валентинович; [Место защиты: Кур. гос. техн. ун-т]. Курск, 2007. 604 с.
  2. Баева А.А. Пропаганда как средство распространения революционных образов в периодической печати Урала в 1905-1907 гг. //Известия Алтайского государственного университета. 2012г. № 4-2(76). С. 16-18
  3. Беленцов С.И. Проблема гражданского воспитания в русской педагогической школе в конце XIX - начале XX вв: автореф. дис... канд. пед.н. / Сергей Иванович Беленцов. Курск, 2000г. 174c.
  4. Блохин В.Ф. Российская периодическая печать в период «политической оттепели» начала 1880-х годов. // Вестник Брянского государственного университета. 2010. №2. С. 14-20.
  5. Бранловский С. Живое слово об оздоровлении средней школы //Педагогический сборник. 1903г.
  6. Днепров Э.Д. Очерки развития школы и педагогической мысли народов СССР. М.: Педагогика, 1991г. 481 с.
  7. Кузнецова Т.А. Просвещение в Сибири на страницах сатирических еженедельных журналов рубежа XIX-XX вв. // Сибирский педагогический журнал 2014г. № 2. С.146-149.
  8. Лазарев Ю.В. «Жгучий вопрос»: к проблеме «тетрадного» труда учителя-словесника (по журнальным публикациям конца XIX - начала XX века) //Вестник Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина. 2009г. № 25. С.120-130.
  9. Поздняков А. Н. История педагогики и образования за рубежом и в России: Учебное пособие. Саратов: Издательский центр «Наука», 2009. 143 с.
  10. Попов Д.И. «От разрушения к просвещению»: место культурно-просветительной работы в тактических установках партии кадетов в 1905–1917 гг. // Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». 2014г. № 1 (1). С. 20–27.
  11. Родигина Н.Н. «Кому просвещать Сибирь?»: вопросы образования на страницах российской журнальной прессы конца XIX - начала XX вв. Сибирский педагогический журнал. // 2007г. № 2. С.176-184.
  12. Родигина Н.Н., Митрофанова К.Н. «И вдруг она приблизилась к нам...»: образ Сибири в детских журналах конца XIX - начала ХХ в // Вестник Томского государственного университета. 2015г. № 6 (38). С.5-9.
  13. Царева Е.А. Влияние периодической педагогической печати на развитие системы профессионального образования народных учителей в России: диссертация … кандидата педагогических наук: 13.00.01 / Царева Елена Викторовна; [Место защиты: ГОУВПО "Нижегородский государственный педагогический университет"] Нижний Новгород. 2010г. 157с.

Яндекс.Метрика