Login
needlewoman.infoновости гламура

Рассказы Дины Рубиной

Дина РубинаДина Рубина – современная русская писательница (родилась в 1953 г.), с конца 90-х годов живёт в Израиле, в городе Маале-Адумим. Детство и юность Дина Ильинична провела в Ташкенте, выбрала для себя музыку и литературу, хотя отец – художник, а мама – учитель истории.

Первые рассказы появились в печати в 70-е годы, настоящая известность пришла в двухтысячные: многочисленные премии, опубликованные книги, тонкая, умная, искренняя, лаконичная проза. Её творчество стало предметом исследования в Америке, Канаде, Голландии, Польше, России.

Если хотите узнать больше о жизни и творчестве писательницы, посетите её сайт:

http://www.dinarubina.com

О чём мечтает пятнадцатилетняя девочка? Наверное, о любви, о чём-то интересном, ещё не испытанном, загадочном, что совсем не похоже на мелочную повседневность. А тут уроки физики, четвертные и годовые  контрольные, предстоящие экзамены! И, в общем-то, дело даже не в школе, не в учителе, а в ней самой.

Она самонадеянна, по-своему счастлива, полна каких-то неистовых душевных сил: «Я запоем читала на уроках. Ежедневно, с половины девятого до двух, я жила полнокровной жизнью – странствовала, спасалась от погони, трепетала от любовных объяснений и умирала от ножевой раны в груди».

Все эти чувства, соображения и самоанализ юной героини описаны в рассказе Дины Рубиной «Астральный полёт души на уроке физики». Предыстория такова:

«В школе, где-то классе в четвертом, на одном из уроков я отвлеклась от учебного процесса на книгу Конан Дойла, которую не дочитала дома. Я благополучно проглотила её за два урока, держа на коленях и осторожно перелистывая под партой страницы.

С этого дня я поняла, какая бездна свободного для чтения времени пропадает у меня даром. Я прозрела. Так иногда человек поднимает голову от исписанного листа и бросает взгляд в окно, где в акварельно размытом небе видит дрожащую нежную веточку, и замирает, и уже не в силах отвести усталого взора от этой простейшей весенней картинки.

Итак, я отвлеклась от учебного процесса и с того дня как бы отделилась от него. Мы мирно расстались. Учебный процесс существовал сам по себе, я же унеслась в иные пространства и болталась там без призору.

Весь класс натруженным маршем шагал по асфальтированному шоссе школьной программы, я сбежала на обочину, под откос, где в траве белеют кашки и желтеют одуванчики, да так и осталась там навсегда.

Успеваемость моя резко упала, и приблизительно с этого же времени мой хилый интеллект стал крепнуть. Я запоем читала на уроках. Ежедневно, с половины девятого до двух, я жила полнокровной жизнью – странствовала, спасалась от погони, трепетала от любовных объяснений и умирала от ножевой раны в груди.

Словом, школьную программу я запустила настолько, что даже и не пыталась решить что-то самостоятельно. На подсказках и списывании я медленно плыла к десятому классу, судорожно подгребая одной рукой, а другой держась за полупотопленное бревно дружеской помощи моих соучеников.

Жужжали, как пули, над ухом опросы. Где-то грохотала канонада четвертных и годовых контрольных… Я старалась списать побыстрее, чтобы открыть под партой очередную книгу, оставленную на сто сорок шестой странице… Это было бесстрашие идиота… Думаю, если б в то время мной заинтересовался один из тех ныне многочисленных аспирантов, которые пишут диссертации по поводу восприятия школьниками учебной программы, то я бы представляла для него несомненный научный интерес. Полагаю, что изучение природы моего физико-математического кретинизма могло бы принести молодому ученому громкую славу».

С таким же бесстрашием современные ученики и ныне постигают школьную программу, на первый взгляд ничего не изменилось: математика, физика даются не каждому, а истинному гуманитарию постичь их, по личному опыту знаю, практически невозможно.

На уроке физики случилось то, что случилось. Открытие вовсе не физического закона так сильно увлекло ученицу, что спасти положение могло бы только чудо. Поясним ситуацию. Помните, какое открытие совершила Оля Мещёрская в рассказе Ивана Бунина «Лёгкое дыхание», прочитав однажды в одной папиной книге, какой должна быть красота у женщины?

«…чёрные, кипящие смолой глаза, - ей-богу, так и написано: кипящие смолой! - чёрные, как ночь, ресницы, нежно играющий румянец, тонкий стан, длиннее обыкновенного руки, - понимаешь, длиннее обыкновенного! - маленькая ножка, в меру большая грудь, правильно округленная икра, колена цвета раковины, по­катые плечи, - я многое почти наизусть выучила, так всё это верно!..»

Несколько иное определение женской красоты взволновало и героиню рассказа Дины Рубиной: «”Стройная девушка должна быть довольна своим бюстом”. Нет, давайте разберемся, подумала я. Этим вопросом я живо заинтересовалась, потому что совершенно искренне считала себя стройной девушкой, а говоря иными словами, была в ту пору тощим сутулым подростком. Этакая оглобля в очках. Нет, давайте разберемся, подумала я…» Иронизируя и размышляя о противоречиях в книжке, она и не подозревала, что учитель в третий раз интересуется её чересчур «довольным видом».

Стоит ли продолжать, чем окончилось оправдание ученицы? Да, если бы оно было обычным, мы и не стали бы говорить о нём. А вы представьте себе, что тут только и начинается самое главное – полёт души. Удивительнейшее состояние, уж поверьте писательнице на слово!

 Душа в полёте«Моя бедная душа, ужаснувшись сказанному, оторвалась наконец от тела и с колокольным звоном полетела в – как это теперь называют? – астральный полет. Да-да, я не шучу и не выдумываю… Душа моя вылетела в простор сырого весеннего воздуха, совершила два плавных разворота над школьной спортплощадкой с распростертыми на ней лакированными лужами, поднялась повыше и засмеялась: по карнизу окна учительской гулял упитанный сизарь, похожий на нашего завуча, а в сером весеннем небе лежали длинные пышные облака…»

Душа, слава богу, вернулась в то место, где и должна была находиться, но вот больше уже никогда не пыталась взлететь.

Вы спросите, как разрешилась проблема с сердитым физиком? Естественным образом – искренними словами извинения и вполне реальной помощью – выучить девяносто шестой параграф «Модуль вектора магнитной индукции».

Финал рассказа философский, проникнутый ностальгической грустью. Мне кажется, я тоже была такой: жила в своём книжном мире, на коленках книга, а урок, учителя, одноклассники сами по себе, когда же «выдёргивали» из этого мира, чудилось - не ко мне обращаются...

Прочитать рассказ полностью.


Добавить комментарий

You cannot add a banned link


Защитный код
Обновить