Login
needlewoman.infoновости гламура

Мастерская учителя

Речь героев «Обломова»

Герои романа "Обломов"На уроке старшеклассники анализируют речь героев. Итогом работы на уроке может стать сочинение-рассуждение по одной из рассмотренных или других тем, творческая интерпретация полученных знаний (школьный спектакль, литературная гостиная).

Выбор возраста и источника языкового материала определён недостаточным вниманием к языковым особенностям произведений И.А. Гончарова, желанием преодолеть стереотипы в определении круга проблем романа «Обломов» для школьного изучения.

В форме лекции или доклада одного/нескольких учеников класс вводится в историю языка: рассматриваются основные направления в языковых процессах нужного нам периода:

- публицистический стиль оказывает явное влияние на развитие других стилей, чёткие ранее границы между языком художественной литературы и средствами публицистического стиля размываются;

- на базе этого влияния формируются индивидуально-авторские стили. Каждый талантливый писатель в то время не только развивал художественно-изобразительные средства языка, но и влиял на развитие лексического строя и фразеологии (в том числе И.А. Гончаров: «жалкие слова», «обломовщина», «неудачник»);

- расслоение речевых средств по сословному и профессиональному признаку;

- активное заимствование и «обрусевание» иноязычных слов.

Естественно, язык романа «Обломов» (начало публикации произведения – 1859 год) отражает эти процессы. Учитель может искать их в тексте вместе с учащимися: ситуация поиска создаёт атмосферу заинтересованности в словах текста, желание подтвердить (или опровергнуть – благо дух противоречия и сопротивления не доказанным самостоятельно положениям жив среди школьников) обозначенные тезисы.

Учащимся не стоит предлагать самим искать новые или заимствованные  (именно в этот период) слова, разумнее, если учитель назовёт их сам. Когда они будут встречаться в том или ином фрагменте, следует обращать на них внимание: таким образом подтверждается услышанное в лекции/докладе и экономится время, информация закрепляется в памяти.

Следующий этап работы – чисто исследовательский. Учитель предлагает школьникам текст современной газетной статьи и отрывок из романа. Кстати, напоминает учитель, именно в середине XIX века слово «газета» обрусевает, т.е. чужой корень «обрастает» русскими морфемами: -чик, -чонк-а, -ёнк-а и др.

Задание может быть дано для микрогрупп, каждая из которых получает газетную статью, посвящённую какой-либо теме, затронутой и в романе (взаимоотношения, прогресс, образование, литературный процесс, национальный вопрос, эмансипация, проблемы деревни, бюрократия, искусство).

В нашей практике наиболее удачной оказалась работа микрогруппы, получившей отрывок из статьи Д. Стахова «Министры нам не чета» [«Алфавит», февраль 2000.] и отрывок из романа, представляющий диалог Судьбинского и Обломова. Анализ вёлся в следующей последовательности:

a) определение темы отрывков (общность, различие), основной мысли; приведение в доказательство ключевых слов и словосочетаний;

б) определение стиля текста, доказательства;

в) определение типа речи;

г) определение лексических, грамматических, синтаксических особенностей.

В достаточно подготовленном классе эту работу можно выполнить и на уроке. Дать срок для подготовки в 2-3 дня – тоже методически оправдано. Важно, чтобы анализ не вышел за рамки выявления языковых отличий.

Выводы школьников в зависимости от глубины знаний, степени ответственности и внимательности в работе, могут быть разными. Например, некоторые не видят отличий в употреблении слов и построении фраз, объясняя это общей для двух эпох тенденцией: влиянием публицистического стиля на СМИ и язык литературы.

Грамматические же различия и синтаксические особенности бывают замечены не всеми, несмотря на то, что именно грамматикой в основном занимаются школьники на уроках русского языка. Интересны замечания старшеклассников по поводу несовпадения орфографических и пунктуационных норм и попытки их объяснения. Важно отметить, что текстовый материал следует брать только из солидных газетных изданий и тщательно проверять прежде, чем предлагать старшеклассникам.

Следующий этап работы учитель предваряет эпиграфом из статьи Ю. Крупнова: «Скажите, какой язык используется – и станет ясно, какой мир строит и культивирует этот человек» (Крупнов Ю. «Языковая политика – шаг к тому, чтобы российское образование стало лучшим в мире» //Народное образование. – 2001. – №2. – С. 48-59).

Учителю важно донести до старшеклассников, что человек «в его человеческой специфике всегда выражает себя (говорит), т.е. создаёт текст (хотя бы потенциальный)» [Бахтин М.М.]. Должна прозвучать ещё одна мысль, выраженная учёным: «Индивидуально-речевой опыт каждого человека формируется и развивается в непрерывном взаимодействии с чужими индивидуальными высказываниями», т.е.  в общении, в восприятии окружающего мира.

Уместно будет привести высказывание самого И.А. Гончарова: «Язык – всё… Язык – это не только говор, речь; язык – это образ всего внутреннего человека: его ума, того, что называется сердцем, он выразитель воспитания, всех сил умственных и нравственных».

Учитель обращает внимание на речь гостей Обломова, которые, как уже было сказано на уроке литературы, являются типичными представителями определённых групп русского общества второй половины XIX века: Волков – высшего света, Судьбинский – чиновничества, Пенкин – литературных кругов.

Речь их отражает специфику общения, круг интересов данной группы. Так Волков постоянно употребляет слова французского происхождения (фрак, брелок, батистовый, камелия, глянцеватый, визитка, gotiqe, lacets) и целые выражения – полурусские-полуфранцузские: Вы будете бывать; абонируюсь; Не хотите ли со мной есть устриц; Au revoir; bales champetre; pardon;Pr. prince M. Michel и др.; модные устойчивые русские обороты того времени: Мишу Горюнова произвели; будем отличаться; душенька; нужно его ввести; их день сегодня; Это такой дом, где обо всем говорят; А теперь влюблён и др. Мода немецкая и восточная также не обойдены вниманием автора романа: шлафрок, фрак, рейтфрак; ароматы Востока (выражение популярное благодаря модным бульварным романам того времени). Беспечность, подчинённость общественным принципам и иностранной моде молодого Волкова отражена Гончаровым и в речи.

С приходом Судьбинского мы погружаемся в атмосферу бюрократического быта. Помимо специальных слов и канцеляризмов (везу к докладу; начальник отделения; канцелярия; статский; чиновник; корону получить; за отличие представят; в должность; вице-директор; в письмах отменили писать «покорный слуга», пишут «примите уверения»; формулярные списки; не велено представлять; чиновники особых поручений; комиссия; иметь репутацию; прогоны; составил смету и пр.) В небольшой речи чиновника четыре раза встречается слово «дело» , а также слова служба, работа, труды, делать, служить, работать.

Так мы получаем основание и на уровне языковых проявлений считать Судьбинского карьеристом или же ответственным работником, заботящимся  о процветании своего управления. Точный ответ получаем, проводя дальнейший анализ: иметь репутацию;  украшение министерства; выслужиться; подгадить; подставить ногу; опередить; Напутать в бумаге; не ту мысль или законы подведёшь в записи и пр., а также оценка Обломова: «А как мало тут человека-то нужно», – все это вполне убедительно представляет позицию автора в обрисовке характера персонажа.

Характеризуя Пенкина, мы доказываем авторскую мысль о том, что такие литераторы «торгуют умом и воображением», а в сущности бесполезны себе и другим.

Существенную помощь в проведении урока могут оказать следующие работы: книга В.В. Колесова «Язык города» [М., 1991.] и статья Н.А. Николиной «Имя собственное в романе И.А. Гончарова «Обломов» [РЯШ. – 2001. – №4 – С. 55-61). По последней может быть проведено отдельное занятие.

Следующий этап связан с формированием представления о речи как выразителе внутреннего мира /состояния человека. Здесь «на помощь»  приходят Тарантьев и Алексеев. Так, говоря об Алексееве, мы подтверждаем идею И. А. Гончарова о неопределённости такого типа людей:

- отсутствие «Я»: в его речи местоимение «я» встречается три раза (сравните с речью Волкова!), но оно не отделено от «они» и «мы»: «Я не думал к вам…» (попросили); «Мне у вас всегда нравиться» (фраза для всех); «Я как вы»;

- нейтральность (по стилю) и неэмоциональность;

- нельзя определить его социальное происхождение и т.д.

Грубости и вульгаризмы Тарантьева называть не следует, отмечаем только ещё раз, что и его речь выдаёт – невежу, мошенника, далёкого от деликатности, чуткости.


Добавить комментарий

You cannot add a banned link


Защитный код
Обновить