Олимпиада по русскому языку

Поющая революция

Столетие Февральской революции 1917 года – памятное событие нашей истории. Её не до конца изученный феномен историкам ещё предстоит изучить и осмыслить фундаментально. Однако ясно одно: весной того года Россия стала самой свободной и демократической страной цивилизованного мира.

Пусть свобода длилась недолго, всего несколько месяцев, но она пробудила творческую энергию миллионов. Революционные митинги и собрания были яркими и красочными. И повсюду звучали песни революции.

В моей книжной коллекции хранится несколько поэтических сборников, изданных той памятной весной. Они выходили многотысячными тиражами и были доступны всем желающим. Но сегодня это большая библиографическая редкость. Выпущенные на дешёвой газетной бумаге, они зачитывались до дыр в буквальном смысле этого слова.

Один из инициаторов издания сборников революционных песен, известный литературовед и участник революционного движения В.Л. Львов-Рогачевский (1874-1930) писал о февральско-мартовских днях 1917 года: «Когда в великую ночь революции я стоял в Москве на площади Воскресенской и видел воскресший народ, я всей своей душой слышал песни радости и воскресенья и говорил себе: здесь радуются, и пусть этот радостный сон станет радостной явью, сменившей мрачный кошмар».

А какими были песни революции? О чём пели деды и прадеды нынешних поколений? Если сегодня массовое торжество – это, как правило, концерты звёзд на открытых эстрадах, то столетие назад повсюду звучало народное многоголосие. После долгих лет монархического режима, когда песни борьбы и свободы можно было петь лишь вполголоса на рабочих маёвках или почти шёпотом на конспиративных квартирах, то весной 1917 года народ запел, как говорится, во весь голос.

Мы долго молчали, насилья рабы,
Мы долго и горько страдали…
Но вспыхнуло пламя великой борьбы  
И песни кругом зазвучали…

Песенный репертуар революции составляли произведения как профессиональных, так и самодеятельных авторов. Часто песнями становились хорошие стихи, неважно, когда и кем написанные. Мелодии к ним «приспосабливались» из того, что было на слуху.

Некоторые сборники печатались без указания авторов, некоторые содержали простые нотные строчки для хорового акапельного (без инструментального сопровождения) пения. В некоторых сборниках авторы были представлены полностью или под известными псевдонимами. По свидетельству составителей сборников революционных песен, все происходило очень быстро и сборники выходили спешным порядком, без точной сверки публикуемого текста с первоисточником.
Педантичный в вопросах авторского текста издатель московского сборника «Песни революции и свободы», известный библиограф и литературовед Игнатий Владиславович Владиславлев (1880-1962) в предисловии к сборнику, датированному мартом 1917 года, писал:

«Установление более точного текста… представляло иногда значительные затруднения, несмотря на то, что в нашем распоряжении было как большинство изданий, появившихся в России в дни первой революции, так и некоторые заграничные и «нелегальные» издания. Размножаемые в условиях лихорадочной борьбы, средствами часто примитивными, и нередко в рукописном виде – песни революции не могли, естественно, не подвергнуться с течением времени более или менее существенным изменениям. Сопоставление текстов различных изданий показывает, что, во-первых, нередко пользуется распространением и перепечатывается не всё произведение, а лишь наиболее популярная часть его, и что, во-вторых, встречается немало вариаций в отдельных словах и выражениях, а иногда в целых куплетах».

Владиславлев отмечал также, что при наличии различий в тексте приходилось останавливаться на тексте источников, более заслуживающих доверие, учитывая вместе с тем и степень распространённости того или иного варианта, а также его художественность.

Приступая к работе по составлению сборников, учёный-литературовед мечтал снабдить песенные тексты историческими комментариями, однако в условиях переживаемого исторического момента времени на это не оставалось. Это удалось сделать позднее, когда в советских издательствах был осуществлён выпуск революционных песен в большой и малой сериях «Библиотеки поэта». Однако в те годы были свои трудности, связанные с требованиями советской цензуры обходить стороной авторов, чем-либо не угодных новому режиму.

Как правило, сборники открывались песнями в память о тех, кто погиб в царских тюрьмах и на каторге, кто пал жертвою «в борьбе роковой». Это был своего рода ритуал – начинать митинг или собрание с таких, например, песен как «Вы жертвою пали в борьбе роковой», известной ещё как «Похоронный марш» на слова поэта-революционера А.А. Амосова-Архангельского (1854-1915):

Вы жертвою пали в борьбе роковой
Любви беззаветной к народу,
Вы отдали всё, что могли, за него –
За жизнь его, честь и свободу…

Мелодия марша восходит к некогда популярной в России песне «Не бил барабан перед смутным полком...», представлявшей из себя русский перевод стихотворения шотландского поэта Чарльза Вольфа (1791-1823) «На погребение английского генерала сэра Джона Мура». Перевод был осуществлён в 1826 году Иваном Ивановичем Козловым (1779-1840), известным поэтом и переводчиком эпохи романтизма. В 1838 году этот мотив был заимствован военными в связи с похоронами русского генерала И.К. Бистрома, проходившими в Кингисеппе. Песня Козлова была переделана под реалии Кавказской войны (1817-1864), и в переделанном виде её пели кубанские и терские казаки.

Не менее популярной была песня в память народовольца П.Ф. Чернышева, замученного в остроге тюремщиками.

Замучен тяжёлой неволей,
Ты славною смертью почил…
В борьбе за народное дело
Ты голову честно сложил…

Автором слов этой песни был революционер-народник и литератор Григорий Александрович Мачтет (1852-1901). В 1876 году в издававшейся в Лондоне газете «Вперёд» Мачтет анонимно опубликовал стихотворение «Последнее прости», посвящённое Чернышеву. Позднее стихотворение стало популярной революционной песней «Замучен тяжёлой неволей».

В России не было сознательного рабочего, который не был бы знаком с текстом международного гимна рабочих «Интернационал». Автором его текста был французский рабочий поэт, анархист по убеждениям, член I-го Интернационала и Парижской коммуны Эжен Потье (1816-1887). Музыку к тексту Потье написал в 1888 году французский рабочий и музыкант Пьер Дегейтер.
Написанный в дни разгрома Парижской коммуны (1871) «Интернационал» был переведён на многие языки народов мира. Его русский перевод (первоначально 1, 2 и 6 строф текста) был осуществлён в 1902 году уроженцем Одессы Аркадием Яковлевичем Коцем (1872-1943), выпускником Горловского горного училища.

После окончания училища Коц работал на шахтах сначала Донецкого угольного бассейна, а затем в Тульской губернии. Однако из-за существовавших в царской России ограничений для евреев по черте оседлости вынужден был в административном порядке покинуть Тульскую губернию и эмигрировать за границу. В 1897-1902 годах Коц жил в Париже, где и познакомился с поэзией Эжена Потье и французскими революционными песнями.

Примечательно, что в 1910 году на конгрессе Социалистического Интернационала в Копенгагене «Интернационал» был принят как гимн международного социалистического движения, а в первые десятилетия советской власти в версии Коца являлся гимном Советского государства, затем (до 1944 г.) гимном СССР. Позднее «Интернационал стал официальным гимном советских (ныне российских) коммунистов.

Одной из любимейших песен русской революции была знаменитая «Марсельеза» - гимн Французской Республики, созданный в период Великой французской революции конца XVIII века. Изначально это сочинение было задумано как «Военный марш Рейнской армии». Его написал буквально за одну ночь военный инженер Руже де Лиль (1760-1836), он же положил свои стихи на музыку. Согласно решению Конвента от 24 ноября 1793 года «Марсельеза» была выбрана в качестве государственного гимна Франции. В период подъёма революционного движения середины XIX века «Марсельеза» становится песней революционеров всего мира.

На русский язык «Марсельезу» переводили многие авторы, среди которых В. Тан (Богораз), В. Ладыженский, Л. Уманец, А. Фёдоров, В. Коломийцев, П. Антокольский, Н. Гумилев и другие поэты. Одной из ранних версий перевода считается перевод, сделанный Михаилом Ивановичем Венюковым (1832-1901) – путешественником и военным географом, генерал-майором русской армии. Венюков сочувствовал революционному движению, был тайным корреспондентом герценовского «Колокола». В 1877 году эмигрировал за границу, с 1881 года жил в Париже, активно участвовал в вольной русской печати. Его перевод «Марсельезы» начинался словами:

Вперёд, сыны страны родной:
Дни славы наступили!
Тираны дикою толпой
В наш вольный край вступили,
В наш вольный край вступили!
Вам слышны ли у очагов
Солдат свирепых клики?
Друзья! там ваших бьют сынов,
Подруг там ваших крики!

В 1875 году известный революционер-народник, философ и публицист Петр Лаврович Лавров (1823-1901) на музыку Руже де Лиля написал оригинальный русский текст, не являющийся переводом с французского. Его называли «Рабочей…» или «Русской Марсельезой». Начиналась она словами:

Отречёмся от старого мира!
Отряхнём его прах с наших ног!
Нам враждебны златые кумиры;
Ненавистен нам царский чертог!  
Мы пойдём в ряды страждущих братий,
Мы к голодному люду пойдём;
С ним пошлём мы злодеям проклятья,
На борьбу мы его позовём…

Через 5 дней после отречения от престола Николая II «Марсельеза» Лаврова была утверждена Временным правительством в качестве временного государственного гимна свободной России, окончательное же решение вопроса о гимне было оставлено до Учредительного собрания. Музыка Руже де Лиля вскоре была видоизменена композитором А.К. Глазуновым, чтобы лучше соответствовать русскому тексту.

В революционных песенных сборниках 1917 года были представлены «Пролетарская Марсельеза» и «Крестьянская Марсельеза». Первая из них начиналась так:

Мы Марсельезы гимн старинный
На новый лад теперь споём -
И пусть трепещут властелины
Перед проснувшимся врагом!

Текст «Пролетарской Марсельезы» принадлежал уже знакомому нам А.Я. Коцу и был написан им в одно время с переводом «Интернационала» Эжена Потье. «Крестьянская Марсельеза» исполнялась на мотив, близкий к «Рабочей Марсельезе», и имела аналогичный припев. Начиналась она со слов:

Отпустили крестьян на свободу
Девятнадцатого февраля,
Только землю не дали народу, –
Вот вам милость дворян и царя.

Автор основного текста «Крестьянской Марсельезы», который первоначально был, по всей видимости, задуман как стихотворный, а не песенный, остался неизвестен. Впервые он записан был в 1895 году.  

Текст «Студенческой марсельезы» принадлежал участнику революционного движения и журналисту Александру Алексеевичу Богданову (1874-1939). Он был написан в начале 1901-х года, в разгар студенческих волнений по случаю отправки в солдаты 183 киевских студентов.

Ты нас вызывал к неравному бою,
Бессердечный монарх и палач.
Над поверженной в горе страною
Материнский разносится плач…

«Марсельезе» вторил «Гимн революции» Иосифа Самсоновича Хейсина (1884-1966), поэта и журналиста, сотрудника петербургского еженедельника «Жизнь и суд» и газеты «Петроградский листок», писавшего под псевдонимом Ося Томский. Хейсин был сыном управляющего Томским отделением Сибирского банка и ещё в период обучения на юридическом факультете местного университета прославился острыми стихотворными фельетонами, обличавшими общественные порядки царской России, нравы духовенства и монархистов. В год окончания университета (1911) Хейсин выпустил свой первый поэтический сборник «Книгу стихов». Написанный им весной 1917 года в революционном Петрограде «Гимн революции» начинался словами:

Отреклись мы от старого мира,
От неволи и зла отреклись.
Против гнева режима-вампира,
Как один поднялись, поднялись!..

Необычайно популярной в среде передовых рабочих в столицах и провинции была «Варшавянка»:

Вихри враждебные веют над нами,
Тёмные силы нас злобно гнетут.
В бой роковой мы вступили с врагами,
Нас ещё судьбы безвестные ждут.

В истории польского национально-освободительного и революционного движения известно несколько песен под названием «Варшавянка». Прототипом «Варшавянки», распространённой в России, стала одна из известнейших песен польского восстания 1863 года «Марш зуавов» – особых воинских подразделений, офицеры и солдаты которых давали присягу победить или умереть. Первые такие подразделения были созданы в составе французских колониальных войск в Северной Африке. Впоследствии отряды зуавов-смертников в военное время формировались и в других армиях мира.

Автором текста «Марша зуавов» был Влодзимеж Вольский (1824-1882), польский поэт, писатель и либреттист. Авторство музыки приписывается выдающемуся польскому композитору Станиславу Монюшко, к операм которого Вольский писал либретто.

Оригинальный текст революционной «Варшавянки» на мелодию «Марша зуавов» был написан в 1879 году в Варшавской цитадели польским социалистом Вацлавом Свенцицким (1848-1900) и опубликован в 1883 году в нелегальном польском журнале «Пролетариат». По традиции считается, что русский перевод «Варшавянки» был сделан в 1897 году в Бутырской тюрьме Глебом Максимилиановичем Кржижановским (1872-1959), известным деятелем революционного движения, учёным-энергетиком, имевшим польские корни.

Русский текст «Варшавянки» близок к оригиналу. Однако переводчиком изменена строчка припева. В оригинале она звучит как: «Марш, марш, Варшава!», в русском переводе: «Марш, марш, вперёд, рабочий народ». В период первой русской революции 1905-1907 годов «Варшавянка» получила массовое распространение.

На мелодию «Варшавянки» создавались и новые революционные песни. Одна из них, автор которой остался неизвестным, начиналась так:

Мощная буря на Русь налетела,  
Встал, как единый, весь русский народ,  
Встал на великое нужное дело,  
Встал и разрушил мучительный гнёт.

Особое место в песенном репертуаре Февральской революции занимали песни, посвящённые дню 1 Мая. Среди них «Первое мая» («Праздник светлый и свободный…»), «Первомайская песня» («Грянемте сомкнутым строем…»), «Майская песня» («Первое мая – праздник весны…») и другие.

Нередко песнями становились стихи известных поэтов конца XIX – начала ХХ века А. Амфитеатрова, И. Гриневской, Л. Пальмина, Ф. Сологуба, В. Тана (Богораза), Д. Цензора, О. Чуминой и других авторов, которые также включались в революционные песенно-стихотворные сборники.

Вместе со всем восставшим народом России революционные песни пели и тульские пролетарии. По воспоминаниям рабочего-самоварщика Ал. Фролова особенно любимой песней тульских пролетариев была «Рабочая марсельеза», которую пели и в дореволюционных тюремных застенках, и на рабочих демонстрациях.

Яндекс.Метрика