Поиск на сайте

images/slideshow/fact1a.jpg

Удивительно, как в жизни одного человека могут сочетаться столь разные увлечения и интересы!

У ленинградского писателя-натуралиста Андрея Михайловича Батуева (1908-1984) была страсть к шахматам, музыке и зоологии. Он стал мастером спорта по шахматам в 1945 году, тренером в 1968 году.

По первому своему образованию Андрей Батуев был музыкантом-вокалистом: в 1932 году окончил Ленинградский музыкальный радиотехникум, прошёл 4 курса вокального факультета Ленинградской консерватории. Был ранен в начале Великой Отечественной войны, в эвакуации уже стал солистом Ивановской филармонии. Возвратившись в Ленинград в 1949 году, поступил в Ленинградскую академическую капеллу, пел в хоровом ансамбле Дмитриевского.

С детства Батуев любил животных, птиц и насекомых, а дома у него был своеобразный зверинец с обезьянами, попугаями и змеями.

«У Батуева дома был целый заповедник. Представьте, в комнате обитали три обезьяны, пять попугаев, не считая множества других птиц. Даже и сокол, хотя, как известно из фольклора, "соколу в неволе не живется". Между оконными рамами ползали ядовитые змеи. В ванной обосновался пингвин, и соседи даже затеяли потянуть за то Батуева к суду, но его это не испугало…» А. Суэтин

Даже в страшные дни ленинградской блокады, когда вымирал весь город и сам он был еле жив, Андрей Михайлович заботился о бабочках.

Он рассказывал, как знакомая девочка принесла кладку яиц бабочек — китайских дубовых шелкопрядов, или сатурний. И в тот же день объявили о войне... Гусенице, чтобы окуклиться, нужно много есть. Она съедает от трёх до пяти кило зелёных листьев. Это как кочан капусты...

Эту историю Андрей Михайлович описал в рассказе «Суровое испытание»:

«Прожорливые гусеницы сатурнии приводили меня в отчаяние.

Я вместе с другими ленинградцами был на оборонных работах, мы рыли окопы, строили пулеметные гнезда. Корм гусеницам в нужном количестве я носить не успевал, но меня выручил тринадцатилетний друг Шурик. Мальчик регулярно стал приносить дубовые веники».

И наконец, сатурния вылупилась: «Гигантская красновато-палевая бабочка с оливковым оттенком. На каждом крыле, словно глазок из слюды, «окошечко», не покрытое пыльцой, широкие серебристые полосы с розовым орнаментом, а тело пушистое, словно меховое. Как радовался Шурик, увидев нарядную экзотическую бабочку».

«Как ни странно, артиллерийский обстрел не действовал на меня. Я мог спокойно заниматься своим делом, а вот бомбёжки с воздуха вызывали крайнее напряжение» — хладнокровно пишет Андрей Батуев.

«С каждым днем бабочек становилось всё больше. Пока в комнате горел свет (окна были замаскированы темными шторами), бабочки спали. Не раз приходившие к нам знакомые оказывались застигнутыми тревогой. Свет гасили, и сатурнии начинали кружиться по комнате.

«Что это шелестит?» — с тревогой спрашивали не посвященные в наши энтомологические занятия друзья.

«Это летают бабочки», — отвечал я.

И каждый раз моё пояснение вызывало недоумение. После отбоя воздушной тревоги зажигался свет, и на абажур пикировали гигантские палевые бабочки. Эффект был неизменный. Потрясённые невиданным зрелищем; люди на какое-то время забывали об ужасах войны и с интересом рассматривали ажурный рисунок фигурных крыльев, достигавших 15 сантиметров в размерах. <...> Целый месяц нашу тяжёлую блокадную жизнь скрашивали чудесные исполинские бабочки. Однако в квартире становилось всё холоднее, а бабочек всё меньше».

Срок жизни сатурний — 5-8 дней. Но в квартире у Андрея Батуева было прохладно, бабочки впадали в анабиоз и прожили намного дольше.

В июле 1942-го Андрей Батуев смог уехать в эвакуацию. Что стало с Шуриком, неизвестно: он, видимо, сгинул в блокадном городе...

«Возможно, найдутся скептики, которые скажут, что в суровые дни войны всякие таракашки и пташки — вздор и сантименты. Как это неверно! Призвание до самой смерти остается призванием, и добрые чувства к живому не исчезают, несмотря ни на что», — подытоживает натуралист историю своей дружбы с бабочками.

Даже в самые страшные дни блокады великолепные бабочки способны были наполнить души страдающих людей нежностью и восхищением!

 

Андрей Батуев

Мёртвая голова

У меня в коллекции есть два экземпляра бабочки мёртвая голова. Оба попали ко мне случайно.

Мёртвая голова очень редкая бабочка. Только раз в жизни я видел её во всем великолепии. Она получила свое название за рисунок на грудке, поразительно напоминающий человеческий череп с двумя перекрещивающимися костями. Исполинская гусеница этой бабочки жёлтая, с синими косыми полосками, усеянная чёрно-синими точками, имеет на конце тела изогнутый рог, напоминающий по форме латинскую букву «5».

Живёт она на картофельной ботве, жасмине, астрагале. Казалось бы, чего-чего, а картошки у нас сколько хочешь. Но вот и гусеницу эту я никогда не встречал, хотя искал с исключительным старанием.

Подарил мне это «диво» знакомый пасечник. Он поймал её в улье. Удивительно, каким образом огромная бабочка, с толстым массивным телом, имеющая в размахе крыльев двенадцать сантиметров, проникла в улей? Ведь пчёлы никого не пускают в свой дом.

Есть интересное предположение. Замечено, что мёртвая голова — единственная бабочка, которая может пищать. Схваченная, она всегда издает резкий писк. Это я сам слышал. Так не этот ли писк служит как бы паролем для входа в улей, поскольку напоминает звук, издаваемый пчелой-маткой?

Принесённая пасечником бабочка охотно ела мёд, так что её стремление проникнуть в улей стало мне понятно.

Второй экземпляр бабочки мне принесли рабочие на лесном кордоне под Воронежем. Бабочка залетела к ним в барак вечером на свет.

Я так обрадовался редкой находке, что заплатил принёсшему бабочку рабочему десять рублей. В 1939 году здесь, на реке Битюг, гусь стоил одиннадцать рублей и, конечно, лесорубы заволновались.

— А если ещё поймаем? У нас здесь по вечерам много их летает.

— Обещаю платить за каждую такую бабочку по десять рублей,— ответил я.

Усмехаясь в бороды, рабочие удалились. Конечно, в их представлении я был слабоумный, швыряющий деньги неизвестно за что, и они были уверены, что хорошо заработают. Но я-то знал, какая редкость мёртвая голова, и не надеялся на повторную удачу.

Действительно, кончилось лето, а мне больше не принесли ни одной.

Третья встреча с уникальной бабочкой произошла у меня в Саратове, как ни странно, в самом центре города.

На главной улице с газонами петуний и бархатцев уже зажигались фонари и уходящий день ещё спорил с жёлтым светом электрических ламп. В этих полусумерках всё виделось как-то особенно отчетливо. Неожиданно моё внимание привлекла огромная бабочка, устремившаяся к фонарю, висевшему над магазином. На какое-то мгновение она словно повисла в воздухе, распластав синеватые крылья, и я узнал мёртвую голову.

Во всех руководствах говорится, что у бабочки передние крылья черно-бурые, но у этой при искусственном электрическом освещении они казались почти синими. Бабочка была настолько ярко окрашена, что можно было не сомневаться: это её первый полёт.

Покружившись вокруг фонаря, она спикировала к цветочной клумбе и понеслась вдоль проспекта на уровне первого этажа. Я бежал следом за ней по проспекту, ничего не замечая. Вероятно я производил странное впечатление.

И вдруг моя бабочка высоко взмыла вверх, перелетела дом и исчезла. Некоторое время я ещё стоял в надежде, что она появится вновь, но тщетно. Взволнованный, растревоженный, раздосадованный я побрёл домой. Первый раз и жизни встретился с замечательной бабочкой, и судьба так посмеялась надо мной!

В номере гостиницы меня встретили возмущенные товарищи.

— Почему у тебя такой вид?

— Сейчас на проспекте видел мёртвую голову.

— Авария?

— Бабочка такая — мёртвая голова.

— Тьфу! — возмутились мои приятели.— А мы уж думали, человека зарезало. Хороша мёртвая, если ты за ней чуть ли не целый час гонялся. Странное занятие для взрослого мужчины — бегать за бабочкой.

И вдруг к нам в открытое окно ворвалась огромная бабочка. С низким гудением она закружилась вокруг абажура.

— Скорее, скорее закройте окно! — закричал я.

Ошалев от яркого света, бабочка с головокружительной скоростью сделала два круга под потолком и шлёпнулась за шкаф.

— Стойте на месте! Стойте! Не наступите на неё…

— Ну, тебе и везёт! Сама явилась. Это уже какая-то мистика!

— Да замолчите же!

Мы стояли, затаив дыхание, прислушиваясь, ожидая появления бабочки. И вот из-под шкафа, трепеща крыльями, выбежала большая грузная сумеречная бабочка.

— Хватай её! Хватай! — закричали приятели, но я молча открыл окно.

Это был всего-навсего обыкновенный сиреневый бражник.

Больше я так никогда и не встречал знаменитую мёртвую голову.

 

Литература

  1. Батуев А. Мёртвая голова // Костёр. - 1976. - №6.
  2. Белошапкин С.П. и др. Словарь-справочник энтомолога. - М.: Нива России, 1992.
  3. Дубшан Ф. "Это летают бабочки" // Вечерний Петербург. - 2015. - № 16.
  4. Кентлер А. Чудесный мир А.М. Батуева // http://e3e5.com/article.php?id=1770
  5. Лавка писателей о Батуеве А.М. // https://lavkapisateley.spb.ru/enciklopediya/b/batuev-

Яндекс.Метрика