Записки книжника

  • Register


Узнавайте новое с нами

Ответим на Ваши вопросы,

поделимся опытом работы.

Сайт "Русский язык и литература для всех" постепенно меняется!

Друзья поэта

В. Жуковский и книгиКниги сопутствовали Жуковскому всю жизнь. Они были не только украшением его рабочего кабинета, но и самыми верными друзьями, с их помощью он открывал для себя неведомый мир человеческих чувств, раздумий, впечатлений.

Книги помогали в трудную минуту мудрым советом, учили любить жизнь, быть оптимистом. Благодаря книгам Жуковский стал европейски образованным поэтом, социальным мыслителем, педагогом.

Весенним утром 1802 года девятнадцатилетний отставной титулярный советник Василий Андреевич Жуковский прощался с Москвой. Позади были учёба в Университетском благородном пансионе, шумные споры с однокашниками за столом дружеского литературного общества, недолгая, но вконец опостылевшая служба в Главной соляной конторе. Впереди − неизвестный, манящий и волнующий мир творчества.

Почтовая кибитка увозила его в родные пенаты, в Тульскую губернию, село Мишенское, что присоседилось к древнему приокскому городу Белеву, известному своими затейливыми кружевами, отменной яблочной пастилой да степенными купцами. Покидая первопрестольную столицу, Жуковский надеялся в тиши уединённой сельской жизни основательно и всерьёз заняться  самообразованием и поэзией.

Бородатый возница, помогавший «молодому барину» выносить из квартиры вещи, немало попыхтел, пока волок и увязывал в дорогу большой деревянный сундук, доверху набитый книгами...

Свой удел поэта Жуковский не мыслил без постоянного общения с книгой, без самообразования. Пристрастившись к чтению в детстве, он не расставался с книгами ни на день. Изведав с младенчества душевное сиротство, он жил в мире литературных героев, как живут в больших и дружных семьях, где каждому есть дело до других. Книги были единственной ценностью в скромном багаже несостоявшегося чиновника. За шесть лет московской жизни их набралось немало.

Юный поэт начал собирать свою библиотеку, отказывая себе порой в самом необходимом. Сколько вечеров и праздничных дней он просидел за письменным столом, прилежно переводя на русский язык по заказам московских книгоиздателей произведения Коцебу, Флориана и других зарубежных авторов! Книготорговцы расплачивались за работу книгами − это устраивало Жуковского. Иногда платили деньгами. Деньги Жуковский тратил опять-таки на книги.

Среди книг, привезённых Жуковским в Мишенское и предназначавшихся для самообразования, были большая французская энциклопедия Дидро, полные издания сочинений Шиллера, Гердера, Лессинга, большое количество книг французских, немецких и английских авторов (этими языками Жуковский владел в совершенстве), переводы греческих и латинских классиков, стихи и проза русских литераторов.

Заглянем в дневники поэта, которые он вёл на протяжении многих лет, перелистаем переписку с друзьями и родственниками и убедимся, как крепка и постоянна была любовь Жуковского к книгам.

Свои мысли о книгах и чтении Жуковский высказал в первом номере журнала «Вестник Европы» за 1808 год, в «Письме из уезда к издателю». Молодой поэт решительно осуждал поверхностное отношение к книге, необдуманный и случайный выбор чтения. Привычка занимать рассудок пустыми безделками, писал он, более мешает, чем способствует образованию.

«Каждый день несколько часов посвяти уединённой беседе с книгою и самим собою, − наставлял сам себя Жуковский, − читать не есть забываться, не есть избавлять себя от тяжкого времени, но в тишине и на свободе пользоваться благороднейшею частью существа своего − мыслию; в сии торжественные минуты уединения и умственной деятельности ты возвышаешься духом, рассудок твой озаряется, сердце приобретает свободу, благородство и смелость... Читать с такой целью... есть совершенствоваться, <...> час от часу более привязываться ко всему доброму и прекрасному».

Написанные  200 лет назад, эти слова и сегодня звучат свежо, призывно, мудро...

Книги, как и люди, имеют свою судьбу. У книг, которые принадлежали некогда Василию Андреевичу Жуковскому, судьба сложилась счастливо. Они и по сей день служат людям. И что особенно удивительно − почти каждая из сохранивших книг – это о рассказ о самом Жуковском, его мыслях, настроениях, мировоззрении.

Признаюсь, что во время моей командировки в Сибирь побывать в Томске и увидеть воочию книги, принадлежавшие замечательному поэту-романтику, человеку, которого великий Пушкин называл своим учителем, было одним из самых заветных желаний.

Возможность такая представилась, и я с трепетом входил в небольшое помещение Научной библиотеки Томского государственного университета.

Почему Сибирь, Томск, университет? Книги из собрания В.А. Жуковского, а точнее, большая часть библиотеки поэта, насчитывавшей в свое время около 6 тысяч томов, попали сюда более ста лет назад. В 1879 году известный сибирский промышленник и меценат А.М. Сибиряков, увлечённый идеей просветительства в Сибири, купил у сына поэта − художника Павла Васильевича Жуковского 4674 книги, «преимущественно из области изящной литературы и педагогики», и передал их в дар только что учрежденному Сибирскому университету. Вместе с пожертвованными университету библиотеками Строгановых и Голицына книги Жуковского составили основу университетского собрания.

Узнав о моём паломничестве и о том, что приехал я из тульских мест, с родины поэта, работники библиотеки не скупились на рассказы и с удовольствием отвечали на все интересовавшие меня вопросы. Со времени той командировки прошло уже немало лет, но я и сегодня с благодарностью вспоминаю свою встречу с людьми, пламенно влюблёнными в библиотечное дело и отдающими немало сил и энергии изучению и описанию обширной библиотеки славного поэта-романтика.

С особой благодарностью вспоминается знакомство с В.В. Лобановым, тогдашним «главным хранителем» книжного собрания Жуковского и большим знатоком жизни и творчества поэта. Многие годы сотрудники научной библиотеки совместно с учеными университета ведут кропотливую работу по изучению хранящихся в Томске книжных богатств. И началась эта работа с того, что книги Жуковского, некогда «разлившиеся» по обширному фонду университетской библиотеки, вновь стали стекаться под одну крышу, располагаясь примерно в том же порядке, в котором они хранились когда-то у Жуковского. Иными словами, библиотека Жуковского стала в собрании университета, как и полагается, мемориальной.

Используя разнообразные методы (от простого просмотра книжного фонда университетской библиотеки до глубокого изучения читательских интересов поэта), сотрудники библиотеки выявили и описали более трёх тысяч томов. Насколько значительна проделанная работа, можно судить хотя бы по тому, что университетская библиотека, которую пришлось «перелопатить» энтузиастам, составляет три миллиона томов!

− Библиотека Василия Андреевича Жуковского, − рассказывал мне В.В. Лобанов, − во многих отношениях уникальна. Она содержит десятки книг, буквально испещрённых пометами владельца. В своей совокупности эти маргиналии могли бы составить объёмистый том.

И действительно, многие книги таят целые страницы неизвестных ранее переводов, планов, набросков, конспектов. На полях книг из библиотеки Жуковского удалось обнаружить 30 страниц неизвестного перевода гердеровского «Сида», 17 страниц перевода трагедии Вернера «Двадцать четвёртое февраля», наброски басенных переводов, фрагменты переводов из Мура, Байрона и других авторов.

В распоряжении исследователей немало мемориальных библиотек известных русских учёных и литераторов − М.В. Ломоносова, А.С. Пушкина, Л.Н. Толстого, А.П. Чехова и других, но ни одна из них не содержит такого обилия данных, так глубоко и всесторонне характеризующих владельца. Библиотека Жуковского, по мнению специалистов, не просто даёт дополнительный материал для изучения мировоззрения и творчества поэта, но и является фактической основой для такого изучения. А это значит, что кое в чём, и весьма существенном, она даёт возможность изменить наши представления о поэте, его мировоззрении, мотивах поступков.

Современная литература о жизни и творчестве Василия Андреевича Жуковского, прямо скажем, бедна. Книги литературоведов и биографов поэта не лишены существенных недостатков. Главный из них − скольжение по поверхности фактов, выявленных и описанных ещё дореволюционными исследователями. Мировоззрение Жуковского не было столь простым, как стараются его представить отдельные биографы. Замечательный русский поэт-романтик был, пожалуй, одним из самых сложных и противоречивых людей первой половины позапрошлого столетия. Именно к такой мысли и подводит нас знакомство с библиотекой поэта и его книжными маргиналиями.

Ярый враг крепостничества и всякого угнетения человека человеком, близкий друг многих декабристов, Жуковский, как известно, не понял и не принял восстание 14 декабря 1825 года. Но жестокая расправа царя над участниками восстания на Сенатской площади явилась началом глубокого перелома в мировоззрении поэта. Он борется со злом в меру своих сил и возможностей. Широко известно, как бескорыстно и много помогал Жуковский опальным декабристам. Но каковы мотивы этой помощи? Первые биографы Жуковского видели в этом лишь проявления свойственного поэту-гуманисту альтруизма. Изучение библиотеки Жуковского позволяет сделать другой вывод: в решающей мере поэтом владели политические мотивы, неприязнь к диктаторским изыскам самодержавья, к его попыткам подняться над обществом на необозримую высоту.

Библиотека Жуковского проливает яркий свет за эволюцию его общественно-политических воззрений. Круг чтения поэта в 1820-1830 годы, его многочисленные пометы на трудах историков и политических деятелей помогают глубже взглянуть на его общественный и нравственный облик. Первый шаг в этом направлении был сделан в 1978 году, когда вышла в свет первая часть книги «Библиотека В.А. Жуковского в Томске». Особенно примечательной для меня стала помещенная здесь статья А.С. Янушкевич «Круг чтения В.А. Жуковского 1820-30-х годов как отражение его общественной позиции». На труды этого автора я впоследствии неоднократно опирался, работая вместе с моим аспирантом П.М. Симиновским над книгой «Образование для добродетели. Педагогические взгляды и деятельность В.А. Жуковского», а также над научным докладом «Уму нужна неутомимость… (В.А. Жуковский как социальный мыслитель)».

Изучение библиотеки Жуковского позволяет создать яркий и выразительный портрет Жуковского-читателя. На его книжных полках откладывалось лишь то, что способствовало умственному развитию, расширяло кругозор, было необходимо для литературной работы. В обширной библиотеке поэта не было непрочитанных книг, каждая книга жила, читалась и перечитывалась, будила мысль. Жуковский постоянно читал с карандашом в руках, делая многочисленные пометки по специально разработанной системе. Возникавшие по ходу чтения мысли записывались на полях. Приступая к той или иной работе, Жуковский тщательно готовил списки книг для чтения, составлял подробные конспекты и, как он называл, «экстракты» из прочитанного.

− Чтение у Жуковского, − говорил В. В. Лобанов, подводя то к одному, то к другому книжному шкафу, − это удивительный дар из чужого извлечь своё, оттолкнуться от чужого, чтобы прийти к себе… А вот и орудие труда Жуковского-читателя. − Энтузиаст-исследователь достал с одной из полок книгу. − Это некто Г. Шуберт, «Путешествие по южной Франции и по Италии», том второй. Отчеркивая с излишним усилием несколько строк на 375-й странице, Жуковский обломил графит, и карандаш так и остался лежать в книге, сохранился до наших дней положенный туда самим поэтом...

Библиотека Василия Андреевича Жуковского интересна ещё и тем, что содержит немало раритетов − уникальных и редких изданий. Среди них прижизненные издания выдающихся современников Жуковского (на некоторых из них есть автографы), рукописные книги на русском и немецком языках, редкие издания XVIII и первой половины XIX века, вышедшие в России и в странах Западной Европы. Несколько книг, хранившихся в библиотеке Жуковского, ранее принадлежали декабристу Никите Муравьёву и содержат его пометы. Это «Римская история» Тита Ливия, изданная в 15 томах в Париже в 1810-1812 годах, «Сочинения» Саллюстия (Париж, 1808), «История Александра Великого» Курция Руфа (Париж, 1800).

Среди редкостей − единственное издание «Стихотворений» поэта-самоучки, человека трагической судьбы Е.Л. Милькеева. В качестве предисловия к книге помещено «Письмо автора к Василию Андреевичу Жуковскому». Вызывает интерес книга И.Т. Калашникова «Дочь купца Жолобова». Это первый сибирский роман. Он был издан в Петербурге в 1831 году не без участия Василия Андреевича Жуковского. На книге − дарственная надпись Жуковскому от автора.

Работа по изучению и описанию библиотеки замечательного русского поэта, осмыслению его жизненного и творческого пути продолжается. Наверняка, впереди немало новых интересных открытий. По-доброму завидую энтузиастам-сибирякам и от души желаю им успехов.

 

Литература

Тебиев Б.К. Друзья поэта // Тебиев Б.К. «Тайны книжных переплётов. Из записок книжника»: Рос. гос. б-ка. М.: Пашков дом, 2008. - С.50-59.