Login
needlewoman.infoновости гламура

Его знал Пушкин

Владимир БроневскийНесколько лет назад родилась у меня нескромная мысль издавать для молодых земляков краеведческий журнал «Тульский следопыт». А почему бы и нет? Издаётся же такой журнал на Урале, причём не одно уже десятилетие.

Когда-то «Уральский следопыт» я не только с увлечением читал и выписывал, но и написал для него пространный очерк по истории самоварного производства в России.

 

Спонсоров для моего издания как-то не находилось и пришлось мне самому от «корки до корки» делать первые номера «Тульского следопыта». Хотелось, чтобы журнал был разносторонним, чтобы в нём было как можно больше рассказов об интересном и забытом. Достал с антресолей тетради с архивными выписками тридцатилетней давности и стал отбирать для журнал всё, что когда-то «откопал» и что берёг все эти годы «до случая».

Так родилась журнальная рубрика «Из блокнота архивиста». Расчёт был такой: я начну, опубликую свои разыскания, а потом, уже настоящие архивисты-профессионалы станут периодически поставлять для этой рубрики свои материалы. В общем-то так и получилось.

Первым материалом, который попался в руки, была выписка из хранящегося в фондах Российского государственного исторического архива в Санкт-Петербурге архивного дела, связанного с историей периодической печати в Тульском крае. Заведено оно было в 1820 году, когда из губернского центра на имя министра внутренних дел Российской империи графа Кочубея поступило прошение об издании здесь еженедельной газеты под названием «Тульские ведомости». Под прошением стояла подпись инспектора классов Тульского Александровского дворянского военного училища, капитан-лейтенанта в отставке Владимира Богдановича Броневского. Свою просьбу разрешить ему издание газеты Броневский обосновывал, прежде всего, просветительскими целями, отсутствием в губернии периодического издания.

В газете предполагалось иметь шесть основных разделов, которые содержали бы в себе обозрение важнейших внутренних и заграничных событий; материалы статистики; историю разных губерний России; местную хронику; словесность; сведения о выходящих в свет примечательных книгах.

Из канцелярии министра внутренних дел прошение Броневского было передано для рассмотрения в Главное правление училищ, ведавшее вопросами печати и цензуры. Невинная просьба отставного офицера вызвала резко отрицательную реакцию в учебном ведомстве. В ответ на прошение Броневскому был выслан документ, в котором говорилось:

«Издание в Туле ведомостей будет, с одной стороны, совершенно излишне, по причине издаваемых в Петербургской академии наук и в Москве тамошним университетом, и содержащих в себе все те известия внутренние и иностранные, какие только могут быть в предполагаемых тульских; с другой же стороны, и затруднительно, по неимению в Туле цензуры для предварительного просматривания и одобрения. При всём том Академия наук и университет, имея полное дарованное им право на издание газет, признают позволение издавать в Туле ведомости подрывом права их и нарушением».

Официальная просьба – казённая отписка. Всё как обычно, как на Руси повелось. Ничего не прибавишь и не убавишь! Для журнальной заметки вполне достаточно. Можно дать краткий комментарий, поругать цензурный произвол, вспомнить о том, что «дней Александровых прекрасное начало» к этому времени сменилось периодом реакции, аракчеевщиной, мракобесием, слиянием учебного ведомства с ведомством Святейшего Синода…

Но потянуло к другому. Захотелось побольше узнать о Броневском. Кто он, откуда, чем занимался в Туле, кроме того, что состоял инспектором классов дворянского военного училища. В процессе поисков выяснилось немало любопытного, о чём нельзя не поделиться с читателями.

Броневский – уроженец Тульского края, земляк поэта Жуковского. Он родился в 1784 году в городе Белёве. Неподалеку отсюда было расположено родовое поместье его отца сельцо Астахово.

В 1794 году, в десятилетнем возрасте Броневский поступил в морской корпус. В 1802 году его произвели в мичманы. В этом звании Броневский участвовал в небольших сражениях с французами у Далматских берегов, воевал с турками при осаде крепости Тенедес и в Дарданелльском проливе, командовал призовым бригом «Гектор». Во время одного из сражений был ранен в руку и плечо. В 1810 году Броневский был произведен в лейтенанты флота, а в 1816 году в чине капитан-лейтенанта уволен со службы.

Броневский был известен современникам не только как храбрый морской офицер, но и как талантливый морской писатель. Его авторству принадлежали такие популярные в своё время книги, как «Путешествие от Триесты до Петербурга» (СПб., 1810), «Записки морского офицера в продолжение кампании на Средиземном море под начальством Д.Н. Сенявина от 1805 по 1810г.» (СПб., 1818-1819), «Письма морского офицера» (М., 1825-1826), История Донского войска, описание земли Донской и поездка на Кавказ» (СПб., 1834) и других сочинений.

Одну из своих книг – «Обозрение южного берега Тавриды в 1815 г.» - Броневский издал в 1822 году в Туле, в местной типографии. В этом городе он работал над «Письмами морского офицера», одной из лучших своих книг. В своих произведениях Броневский ярко и правдиво описал жизнь русского флота начала XIX столетия, его успехи и поражения, общественные настроения офицерства.

За восемь лет службы в Тульском Александровском училище Броневский многое сделал для улучшения преподавания здесь гражданских и военных наук. Он стремился к тому, чтобы воспитанники училища были всесторонне образованными и культурными людьми, настоящими патриотами своего отечества. Труд его как воспитателя будущих офицеров был оценён начальством. В 1828 году Броневский получил назначение в Петербург, где занял должность помощника директора и инспектора классов Пажеского корпуса. В 1833 году ушёл в отставку в чине генерал-майора.

В столице Броневский находился в гуще научной и культурной жизни. Его заслуги были отмечены членством в Императорской академии наук. Он состоял также членом Вольного общества любителей российской словесности, наук и художеств, Общества истории и древностей российских, редактировал морскую часть известного своей полнотой и академической точностью энциклопедического словаря Плюшара.

В 1820 году Броневский познакомился с А.С. Пушкиным. Произошло это памятное для обоих событие в Крыму. В то лето Пушкин вместе с семейством Раевских путешествовал по Кавказу и Крыму. Из Керчи путь поэта и его спутников лежал в Феодосию (Кефу). Здесь они остановились в доме Броневского, сохранившемся, очевидно, со времени его службы на Черноморском флоте.

В письме к брату Льву Сергеевичу Пушкин писал о Броневском, как о человеке почтенном «по непорочной службе и по бедности», который, «подобно Старику Вергилия, разводит сад на берегу моря недалеко от города». Пушкин характеризовал Броневского как большого знатока Крыма, «стороны важной и запущенной». Броневский подробно рассказывал поэту об исторических памятниках Керчи и Феодосии. Пушкин слушал его с большим вниманием, проявив особый интерес к развалинам Пантикапеи и гробнице Митридата.

Из Феодосии Пушкин со спутниками на корабле в ночь с 18 на 19 августа отправились в Гурзуф. Ночью, погружённый в раздумья, поэт пишет прекрасную элегию, начинавшуюся строчками:

Погасло дневное светило;
На море синее вечерний пал туман.
Шуми, шуми, послужное ветрило,
Волнуйся подо мной, угрюмый океан.
Я вижу берег отдаленный,
Земли полуденной волшебные края;
С волненьем и тоской туда стремлюся я,
Воспоминаньем упоенный…

Возможно, впоследствии Броневский и Пушкин встречались в Петербурге. По крайней мере, известно, что морской писатель внимательно следил за творчеством своего гениального современника. Незадолго до своей смерти Броневский написал рецензию на «Историю пугачёвского бунта» Пушкина, опубликованную в январской книжке журнала «Сын Отечества».

 

Литература

Тебиев Б.К. Его знал Пушкин // Тебиев Б.К. «Тайны книжных переплётов. Из записок книжника»: Рос. гос. б-ка. М.: Пашков дом, 2008. - С.60-65.


Добавить комментарий

You cannot add a banned link


Защитный код
Обновить