Читальный зал
images/slideshow/fact7.jpg

Плакаты Ираклия Тоидзе

В тихое летнее утро 1941 года фашистская Германия вероломно напала на нашу Родину.

На огромном пространстве от Чёрного моря до Арктики четыре года шла священная война. И наш народ выстоял и победил!

Идут годы... Но никогда из нашей памяти не изгладится подвиг советских людей, остановивших жестокого врага. Мы обращаемся к дорогим нам реликвиям — военным плакатам, письмам, воспоминаниям...

Давайте внимательно посмотрим на самый первый военный плакат «Родина-мать зовёт!», который был создан художником И.М. Тоидзе (1902-1985) в июне 1941 года.

Эта седая женщина смотрит прямо в глаза, одна её рука вскинута высоко в призывном жесте, в другой — текст военной присяги: «Я всегда готов выступить на защиту моей Родины, клянусь защищать её мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагом...» Сурово лицо женщины, тревожен и требователен взгляд: наступил грозный час испытаний.

Этот плакат и песня «Священная воина» сразу же стали неразрывно связаны с тем трагическим и великим временем, что мы называем Великой Отечественной войной.

Художник Ираклий Моисеевич Тоидзе в то далёкое двадцать второе июня 1941 года работал над иллюстрациями к «Витязю в тигровой шкуре» и по радио услышал страшное слово — «война». Рисунок к поэме Руставели остался незаконченным. Художник искал выход чувству, что охватило его в то мгновение, а в голове всё вертелись строки:

Положи мне на сердце ладонь,
Чтобы пело оно и ныло,
Чтобы билось на сотни ладов
И ни разу не изменило... 

Кому бы мог сказать так боец? Наверное, матери. Потому что мать — выше всего сущего... Художник вспоминал мадонн Рафаэля и Леонардо да Винчи, героинь полотен Делакруа, что сражались на парижских баррикадах, вспоминал женщин на холстах Дейнеки. Каким величием духа обжигают их глаза!

Он должен написать такую женщину-мать, чтобы образ её вобрал в себя черты всех наших матерей, которые не убереглись от ранних седин, растили для Родины своих сыновей, а теперь должны благословить их на смертный бой.

Чувства художника выплёскиваются в карандашном наброске, и появляется образ, который потрясает нас и сегодня. Одежда женщины становится алой, как и огненный призыв наверху: «Родина-мать зовёт!»

Художник понёс плакат в издательство. Через неделю люди увидели эту женщину в алом платье, изображённую во всю огромную стену здания Центрального телеграфа,— и остановились, потрясённые. Плакат соединил личное с неизмеримо большим — с народной судьбой, судьбой Отечества.

Глядя в глаза этой седой женщины, люди невольно подтягивались: в их сердцах вспыхивал огонь лютой ненависти к гитлеровским захватчикам и появлялось желание действовать немедленно.

Люди уходили на фронт, а над перроном звучало: «Вставай, страна огромная! Вставай на смертный бой!..» И провожала в этот смертный бой своих сынов женщина в алом.

Русские считали эту женщину русской, украинцы — украинкой, грузины — грузинкой. Действительно, каждый воспринимал её очень личностно, очень конкретно, не зря же спустя годы поэт напишет: «...И мне казалось, что похожа Родина на тётю Дашу из квартиры пять».

Рассказывают, что в одном тяжёлом бою боец увидел этот плакат на стене полуразрушенного дома и поразился: «Моя мама!» А враг между тем наседал, и решил боец: «Не оставлять же маму гитлеровцам...» Схватил он плакат, спрятал на груди, чтобы вынести из-под огня, но тут ударила пуля — сквозь сердце этой женщины прямо в его сердце...

Ираклий Моисеевич Тоидзе защищал столицу не только оружием искусства: он дежурил на крыше, тушил зажигалки, иногда брал в руки карандаш, и появлялись всё новые образы.

И вот пришёл желанный майский день, когда художник закончил свой последний военный плакат и сверху начертал: «Героям — салют Родины!»

 

Литература

1. Лернер П. Память, гордость, боль... / http://костер.рф/archives/5-10/academy.php

2. Сидоровский Л. "Родина-мать зовёт!" / Искорка. - 1981. - № 6.

Яндекс.Метрика