Поиск на сайте

images/slideshow/fact10.jpg

В самом конце февраля есть замечательная дата. Она не даёт забыть нам, как хрупок мир и что его надо защищать.

В феврале 1918 года в кровопролитных боях под Псковом, Ревелем и Нарвой родилась наша армия. Родилась она не для того, чтобы захватывать чужие земли, порабощать другие народы.

Вспомним: первым декретом Страны Советов был Декрет о мире. В то же время приходилось быть начеку, беречь обороноспособность нашей страны и армии как зеницу ока.

Позади две войны, каких не знала история: Первая мировая и Великая Отечественная... Но всякий раз захватчики узнавали на собственной шкуре, какая это могучая сила — русская армия.

Много славных страниц вписано в её историю. В ноябре 1918 года над страной уже гремела Гражданская война. В огне её закалялась Красная Армия, выковывался небывалый в истории характер воина. Об этом мужестве, о юности «несокрушимой и легендарной» взволнованно, по-своему рассказывали художники. В 20—30-е годы были созданы картины «Тачанка», «Трубачи Первой Конной армии» М. Грекова, «Смерть комиссара» К. Петрова-Водкина, «Оборона Петрограда» А. Дейнеки.

Однако среди всех живописцев, и маститых, и юных, не найти такого, как Леонид Птицын (1929—2017). В книгах отзывов на его выставках растроганные посетители писали: «Спасибо вам за ваше удивительное творчество, у вас золотые руки!»
Вот только проблема в том, что рук у художника нет... О судьбе этого живописца вспоминает Николай Старшинов (1924—1998), поэт, переводчик, участник Великой Отечественной войны, представитель фронтового поколения советских поэтов, лауреат премии Ленинского комсомола. Начинает он свои воспоминания с лирики…

Николай Старшинов

* * *

И вот в свои семнадцать лет
Я встал в солдатский строй...
У всех шинелей серый цвет,
У всех — один покрой.
У всех товарищей-солдат
И в роте и в полку —
Противогаз, да автомат,
Да фляга на боку.
Я думал, что не устою,
Что не перенесу,
Что затеряюсь я в строю,
Как дерево в лесу.
Льют бесконечные дожди,
И вся земля — в грязи,
А ты, солдат, вставай, иди,
На животе ползи.
Иди в жару, иди в пургу.
Ну что, не по плечу?..
Здесь нету слова «не могу»,
А пуще — «не хочу».
Мети, метель, мороз, морозь,
Дуй, ветер, как назло, —
Солдатам холодно поврозь,
А сообща — тепло.
И я иду, и я пою,
И пулемёт несу,
И чувствую себя в строю,
Как дерево в лесу.

1946

Николай Старшинов

* * *

Солдаты мы.
И это наша слава,
Погибших и вернувшихся назад,
Мы сами рассказать должны по праву
О нашем поколении солдат.

О том, что было,— откровенно, честно…
А вот один литературный туз
Твердит, что совершенно неуместно
В стихах моих проскальзывает грусть.

Он это говорит и пальцем тычет,
И, хлопая, как друга, по плечу,
Меня он обвиняет в безразличье
К делам моей страны…
А я молчу.

Нотации и чтение морали
Я сам люблю.
Мели себе, мели…
А нам судьбу России доверяли,
И кажется, что мы не подвели.

1945

 

Николай Старшинов

Солдат ― всегда солдат

 

Помните эту задорную строевую песню?

Пускай ты нынче не в строю,
Но под одеждой штатскою
Везде и всюду узнаю
Я выправку солдатскую.
И пусть не носишь ты давно
Армейский свой наряд,
Но люди всё же говорят:
«Солдат — всегда солдат».

Солдат, легко собравшись в путь,
Без лишних слёз прощается,
И всё имущество его
В один мешок вмещается.
А он готов спешить туда,
Куда ему велят.
Вот потому и говорят:
«Солдат — всегда солдат».

Противник с фланга ли навис,
Грозит ли окружение, —
Солдат с успехом выйдет из
Любого положения.
Вот он забрался в свой блиндаж,
И чёрт ему не брат.
Как видно, верно говорят:
«Солдат — всегда солдат».

В окопе плещется вода,
Шумят дожди осенние.
А он находится всегда
В хорошем настроении.
Он не привык робеть в беде
И отступать назад.
Недаром люди говорят:
«Солдат — всегда солдат!»

1959

Немногословно, но образно и убедительно передал поэт Михаил Матусовский мудрую житейскую истину. На самом деле человека, носившего армейскую форму, будь то убелённый сединами ветеран Великой Отечественной или недавний школьник, только что завершивший воинскую службу, узнаешь всюду: по выправке и подтянутости, тому особому, свойственному военным умению достойно держать себя в любой трудной ситуации. А ещё настоящий солдат умеет навсегда сохранить крепость духа, неутолимую жажду жизни, веру в полезность твою людям. Знаю это не понаслышке. Жизнь-подвиг — так можно назвать многие солдатские судьбы.

Войну я окончил старшим сержантом, помощником командира пулеметного взвода. С друзьями-однополчанами прошёл от Калуги до Смоленска. Но вспоминается не последний бой, а другой, который на долгие десятилетия разлучил с Павлином Владимировичем Малиновым, однокашником по военному училищу, «вторым номером» моего расчёта.

В ту ночь прямо на моих глазах в пулемёт, за которым лежал с товарищами Малинов, попала мина. Подбежал, перевернул на спину, а у него вместо рук кровавое месиво. Но живой, дышит, хотя и без сознания. На счастье, заметил в кустах санитара, подозвал, помог перевязать товарища и побежал с пехотой вперёд. Спустя некоторое время и меня тяжело ранило, оказался в госпитале. Да так больше и не встретил Павлина Владимировича, несмотря на то, что и после войны долго его разыскивал.

И вдруг из «Пионерской правды» — там напечатали мою статью — приносят письмо. Не поверил глазам — от Малинова! Оказывается, он увидел газету и поинтересовался — не тот ли это Старшинов, что спас ему жизнь? Конечно, всё бросил и поехал к нему в село Красногор, на самый север Горьковской области.

Радостной и трогательной была встреча. Не сдался, не ударил в грязь лицом мой «второй номер», старый фронтовой друг. Хотя руки ему повредило так, что ни топор держать, ни ведро воды донести не мог. Окончил педагогический институт, стал учителем истории, потом директором школы в родном селе. Учительствовал четверть века. Я видел, с каким уважением относятся к Малинову люди, как он предан своей работе. Рядом с боевыми наградами носит орден Трудового Красного Знамени. Сейчас он на пенсии, но никогда не откажется помочь — и делом, и добрым советом. Он так и остался на передовой. Солдат — всегда солдат! И в мирное время тоже.

И еще одна жизнь — пример силы духа и мощи человека, судьба настоящего бойца, сумевшего остаться в строю. Лёньке Птицыну не пришлось сражаться на фронте. Но горькую чашу войны он испил до дна. Подростком вступил в истребительный отряд, созданный из таких, как он, мальчишек в псковском посёлке Кудеверь, научился обезвреживать мины, которых оставил враг в здешних местах видимо-невидимо. «Прирождённый сапёр,— хвалили его,— уже седьмой десяток мин на счету!» Но случилась беда: в 15 лет он остался... без рук — семьдесят первая мина, противопехотная, совсем не сложная в обращении, оказалась для него роковой.

Мрачные мысли лезли в голову, когда выписывался Лёнька из госпиталя. Не сразу и не вдруг нашёл он в себе силы бороться. В школе его считали первым художником. Сколько помнит себя — никогда не расставался с карандашом, даже на уроках ухитрялся рисовать. А теперь... Начал с малого — научился обрубками рук держать карандаш. На конвертах от грампластинок — другой бумаги не было — долго и мучительно тренировался в рисунке. Прошло время. Леонид работал много и упорно, до изнеможения. Окончил семилетку и поехал в Ленинград. Шёл 1948 год.

Прямо с вокзала — на Васильевский остров, к такому знакомому каждому художнику зданию со сфинксами на набережной Невы. Ему повезло: попал к В.А. Серову, замечательному художнику и педагогу, чудесному человеку, впоследствии — президенту Академии художеств СССР. Протянул папку с работами, показал, как может рисовать. Владимир Александрович был поражён и направил юношу в художественное училище: «Прошу помочь,— написал он в сопроводительной записке.— Возможно, из товарища Птицына со временем выйдет художник». Конкурс в училище Леонид выдержал успешно. А через несколько лет тот же В.А. Серов скажет о дипломной работе выпускника-живописца: «Не ошибся я в вас, Леонид Васильевич. Рад, очень рад».

Затем снова годы учебы в Репинском институте, первая работа на выставке, признание почитателей изобразительного искусства, вступление в члены Союза художников. И каждодневная неустанная работа! Ведь только труд способен возвысить человека над превратностями судьбы, дать ему силы, укрепить дух.

Солдатами, как известно, не рождаются. Ими становятся! С малых лет воспитывая в себе характер, волю, чувство патриотизма, постигая науку бесстрашия и стойкости. Становятся настоящими бойцами и остаются ими на всю жизнь.

 

Литература

  1. МИШАКОВ В. Маресьев от живописи //Московский Комсомолец в Питере от 3.09.2008.
  2. Поэзия периода Великой Отечественной войны и первых послевоенных лет. Составитель В.М. Курганова. ― М.: издательство «Советская Россия», 1990.
  3. Старшинов Н. Солдат ― всегда солдат // Юный художник. ― 1987. ― № 2.

Яндекс.Метрика