Login
needlewoman.infoновости гламура

Ароматы сирени

Ароматы сирени«Сирень» – одна из миниатюр Владимира Деткова. В ней образ сирени связан с воспоминаниями о детстве, о первой любви. Писатель, казалось бы, вглядывается в обычные мелочи жизни, заставляет нас задуматься о каких-то собственных и очень близких нам самим мелочах жизни.

Запах сирени напоминает об экзаменах в школе, когда, следуя детской примете, среди четырёхлистных цветков сирени находишь «трёхлистник» или «пятилистник» и обязательно вытягиваешь счастливый билет.

Но есть в рассказе и другое воспоминание, самое главное, пожалуй. Оно — о первой любви, о безответных чувствах неуверенного в себе подростка: «Как преодолеть эти полсотни шагов?! ... сейчас или никогда…»

Желание во что бы то ни стало привлечь внимание к себе, совершить отчаянный, смелый поступок – подарить понравившейся девочке сирень – приводит к осознанию ошибки, нелепого бахвальства. Но герой преодолевает свою нерешительность, он не боится теперь смотреть в строгие глаза любимой девочки, и в этом ему помогает сирень, а точнее, целый куст сирени, который герой тайком высаживает под её окном.

Читаем рассказ Владимира Деткова "Сирень" и отзывы о нём наших восьмиклассников.

 

Владимир Детков

Сирень

 

Для меня сирень издавна пахнет экзаменами. В школьную пору она всегда поспевала вовремя и, по крайней мере, трижды служила нам добрую службу. Во-первых, огромные букеты смягчали даже самое строгое сердце экзаменатора. Они же позволяли терпящим бедствие успешно применять карманные средства спасения. Но главное — сирень любому из нас дарила так необходимую в каждом деле надежду на удачу. Стоило лишь среди обилия четырёхлелепестковых цветков отыскать "пятерки" или "тройки" и сжевать их на счастье, как пульс заметно терял свою частоту...

Одна персидская сирень путала все карты: она сплошь состояла из "счастья", а в это никто не верил. Даже самые везучие из нас понимали, что в жизни ничего не дается за просто так. И чем больше усердия затратил ты на поиски заветной "хотя бы троечки", тем смелее протягиваешь руку за билетом.

Но однажды, после сладких пятерок на экзаменах, испытать пришлось и другой вкус сирени.

В девятом классе мне безответно нравилась девчонка с тугой длинной косой и строгими чёрными бровями. Я как привязанный мог во сне и наяву бродить за этой косой, но заглянуть в глаза девчонки было выше моих сил.

В тот день, соблюдая, по обычаю, надёжную дистанцию, я провожал свою любовь от музыкальной школы к дому. День после короткого ливня голубел открытым небом. Солнце смотрелось во все зеркала лужиц, лучилось из капель, рассыпанных по цветам и листве, озаряло шествие моей королевы... А сама она шла, грациозно помахивая нотной папкой, будто дирижируя своему хорошему настроению.

Мне бы перебежать через улицу, и пойти рядом с ней, и так же, щурясь от яркого света, поглядывать по сторонам и радоваться каждой любопытной мелочи. Вон кошка в окне умывается, гостей зазывает... Воробьи смешно ссорятся из-за крохотной лужицы. В щель забора, потемневшего от дождей и времени, протиснулся вьюнок и смотрит на улицу алым глазом граммофончика...

Да мало ли чему можно радоваться и о чём говорить без умолку, шагая рядом с той, что весь белый свет собой заслонила и на многое вокруг открыла глаза. Мне казалось, что и солнце, и дожди, и голоса птиц я стал замечать только после встречи с ней... И слова, ранее такие непослушные и немые, вдруг сами собой стали в склад и в лад строиться. Душа требовала песни и света. Ей было тесно и одиноко...

Но как одолеть эти полсотни шагов?!

Точно испытывая мою решимость, девчонка остановилась под свисавшим с забора лиловым облаком сирени и так вся потянулась к нему, что в лицо мне пахнуло знакомым густым ароматом. И вместе с ним пронизала отчаянная мысль: сейчас или никогда... И от этой мысли, от того, что мне предстоит сделать в следующую минуту, тело надломилось предательской слабостью... Но я уже знал, что не отступлю. В груди что-то упруго колыхнулось, и я сделал решительный шаг.

Забор был высокий. Да что он мне, если рядом она. Я всё вложил в этот прыжок. И видно, перестарался: ухватив самую пышную ветку и надломив её, с силой рванул вниз. Куст сердито осыпал меня горохом холодных капель, а рука больно шаркнула по шершавой доске забора.

Но больнее было другое. Протянутая ветка так и застыла на весу. В карих глазах, глядящих в упор, ещё таял веселый свет, а чёрные брови уже сложились в стрелку, нацеленную на меня.

— А она так хорошо росла, — отчеканила девчонка учительским голосом и пошла себе с гордо поднятой головой, оставив меня истуканом стоять с протянутой веткой персидской сирени, которую я возненавидел в тот же миг.

Очнувшись, я запустил злополучной "персиянкой" в шумливую компанию воробьёв, минуту назад так умилявших меня своей глупой драчливостью, и зашагал куда глаза глядят, подальше от этой улицы, от своего позора.

Весь день дотемна бродил по лесу, с мстительным упрямством продираясь сквозь сомкнутые сосняки и малиново-ежевичный переплёт кустарников, как должное принимая от веток карающие ухлёсты и уколы. "Так и надо тебе, так и надо..." — выговаривал я себе на каждый вскрик боли. И боль воспринималась как облегчение.

К вечеру, исцарапанный и усталый, я наконец дошагал до успокоительной истины, что сирень-то вовсе ни при чем, коль сам лопух... Вне всяких нареканий оставался и мой грозный судия — девчонка с сердитыми для меня глазами. Думы о ней не оставляли меня. Теперь я не только не смел попадаться ей на глаза, но и всякий раз, вспоминая свой "рыцарский жест", заново окунался в крапивные заросли стыда. И потому был рад, что настало лето и надо было куда-то уезжать.

Осенью я снова ходил за своей "судьбой", соблюдая привычную дистанцию.

Не знаю, чем бы закончилось это безнадежное хождение, не попадись мне тогда зачитанная книжка рассказов Куприна. Вернее, самый короткий из них — "Куст сирени". Несколько дней необычный ход рассказа тревожил меня смутной надеждой, пока она не вызрела в одну дерзкую идею...

Ноябрьским вечером, хорошенько укутав в мешок топор и сапёрную лопатку, я отправился на окраину нашего городка, где ещё днём неподалеку от старого кладбища высмотрел в одичалых зарослях сирени ветвистый куст. Уже подходя к месту, я вдруг неуютно ощутил, что темнота не самый лучший друг моей затеи. Нетрудно представить себе, о чём мог бы подумать любой прохожий, повстречай меня около могил с таким снаряжением... К боязни встретить живого человека прибавились навязчивые мысли о бродячих мертвецах, виях и всяких ведьмах, которые не замедлили заявить о своём приближении шорохами и даже голосами...

И волосы дыбились, и сердце леденело от жути, вороватыми шайками зашныряли под кожей стаи мурашек, отчего она сразу сделалась тесной, словно досталась мне с чужого плеча...

Пожалуй, мне довелось бы в полную меру изведать, как умирают от страха, если бы не куст с упрямством своих корней. Я так воинственно махал топором, что всем чертям, видно, и впрямь стало тошно, и они поспешили убраться восвояси; и кожа, согретая работой, вновь пришлась мне по размеру. А когда, взвалив на спину увесистый мешок с упругой ношей, я стал пробираться безлюдными переулками к её дому, ведьмы и покойники вовсе отвязались от меня. И сам себе я казался таким бесстрашным и сильным, что даже холодный косохлёст, принесенный ветром из невидимой тучки, не убавил моего пылу-жару.

К полуночи куст сирени, мой одноросток, утвердился перед самым её окном. Я облегченно вздохнул и подумал, хмелея от возвышенных чувств: "Пусть весной напоминает гордой девчонке, что рядом с ней живет человек, чьё сердце переполнено ею..."

На другой день, встретив свою любовь, я не стал прятаться, а смело посмотрел в строгие глаза. Они тепло улыбнулись мне. Знать, моя сирень осенью расцвела.

 

Отзывы о рассказе В. Деткова «Сирень»

 

Вадило Влада

 

Я никогда  не задумывалась раньше, какие необыкновенные цветки  у сирени. Для меня сирень всегда была просто красивым пахучим  кустарником,  ничем не примечательным, кроме своего душистого аромата.  Да и вижу я сирень нечасто. Зато теперь обязательно постараюсь так же, как и герой рассказа В. Деткова, отыскать счастливые «пятёрки» для удачи на контрольных и экзаменах в следующем учебном году. Может и меня ждёт любовь и везенье?

В младших классах у меня было много талисманов: бумажный клевер, четырёхлистная петрушка, цветок фасоли, жемчужина, ароматный кусок древесины, бумажные спиральки, на которых для уверенности в себе я писала свои качества характера, камни-самоцветы, два гигантских медведя в моей комнате. Многое из этого я потеряла, остался лишь клевер и медведи.

Хорошо, что теперь история Деткова, а также рассказ  Куприна «Куст сирени», упомянутый в произведении,  помогли мне вспомнить, что сирень – это главный талисман удачи. Он способен взбодрить любого человека, заставить улыбнуться и ни на что не сердиться.

Первый шаг в любви не всегда успешен, тут не виноват ни цветок, ни злые царапающие тебя ветки. Но раз всему причиной сорванный букет, исправлять всё придётся тем же способом. Пусть началось всё неудачно из-за сорванной веточки, зато куст нежной сирени способен всё исправить и принести удачу даже самому отчаявшемуся и невезучему человеку.

Сколько чувств вызывает сирень! Счастье, любовь, грусть, обиду, радость... Она дарит надежду ученикам, успокаивает их, смягчает строгие сердца учителей. Рисует улыбку на лице, а может вызвать злость и обиду, но обязательно покорит и растопит холодное сердце гордой девочки. И, конечно же, мы верим, что всё у них – у этого смелого мальчика и загадочной девочки – получится, что они начнут свою историю с романтичного и удачливого цветка сирени. И действительно, все любовные трогательные романы начинаются со скромных весенних цветов, пусть же продолжение рассказа не будет исключением!

 

Бессонов Тимур

 

Когда я читал рассказ Владимира Деткова «Сирень», мне казалось, что происходящие события случились не в наше время, а много лет назад, может быть, во времена наших родителей или даже бабушек и дедушек. Сегодня мы не дарим букеты сирени, не прячемся за ними на контрольных работах и диктантах.

Но позже, узнав, что автор – наш земляк, живший и работавший на Курской земле, я изменил своё отношение к описываемому времени. Я представил, что это всё случилось в нашем родном городе, наверное, герои ходили по тем же улицам, по которым ходим мы, современные школьники. И сирень, растущая рядом с нашим школьным двором, как будто из этого рассказа, какая-то особенная, такой, наверное, в других городах нет.

Но главное в поступках героев. Автор заставляет читателей задуматься над проявлением чувств, над ошибками, которые совершает герой ради первой любви. Мне кажется, что писатель, описывая окрестности, не случайно рассказывает о каждой мелочи, встречающейся на пути героя.

После совершённого юношей поступка девчонка укоряет его одной чеканной фразой, и смыкают свои ветви колючие кустарники и деревья, больно наказывая за бездумно сломанную веточку сирени. Но, мальчик сам, по-моему, без всяких подсказок со стороны догадывается о своей роковой ошибке.

Иногда, не задумываясь, мы совершаем поступки, за которые впоследствии может быть стыдно. Писатель показывает, к чему могут привести показное рыцарство и храбрость. Чтобы избежать непонимания, иногда лучше поговорить с человеком, рассказать ему о своих переживаниях, поделиться сомнениями, выслушать его мнение, а не мучиться в одиночестве.

Мне очень понравилось, как герой находит пример из книги и воплощает свой дерзкий план: напомнить девчонке, что её по-прежнему очень сильно любит. Мне пришлось проверить свои догадки и прочитать рассказ Куприна «Куст сирени». В нём описывается совсем другая история, повествующая о других причинах посадки кустов сирени, но мальчик для исправления своей ошибки берёт пример из прочитанного им произведения не случайно.

Я убеждён, что за совершённую ошибку нужно попросить прощения, а не пытаться забыть об этом и прятаться от всех. Если осознал вину, раскаялся по-настоящему, искренне, тебя обязательно поймут и простят.

 

Лисова Екатерина

 

В нашем старом доме, прямо под моим окном, росла сирень. Сирень высокая, пышная, её хорошо знакомый и любимый запах был со мною каждой весной, особенно в те дни, когда учёба становилась невыносимой, солнце палило вовсю, сжигая последние лужи, а вокруг всё становилось ярко-зелёным, радостным и живым.

Как и для Владимира Деткова, сирень по сей день ассоциируется у меня с последними днями в школе перед летними каникулами, соответственно, и с экзаменами. Сирень – разгар весны. Сирень – пробуждение природы. Да, сирень олицетворяет это безудержное счастье, которое кипит в каждом из нас, эту звенящую музыку жизни в каждой раскрывшейся почке, в каждом солнечно-жёлтом одуванчике, в каждой птичьей песне.

Впереди – самое сложное, все решающие контрольные работы и диктанты, но начинаешь замечать, как чудесен и удивителен мир вокруг, тут же все проблемы отходят на второй план, главное – скоро лето! Мы меняемся, мы улыбаемся, смеёмся, влюбляемся, и нам кажется, что мы способны на всё, что угодно.

А это ведь правда. Чувства толкают на поступки, которых ты, возможно, сам от себя не ожидал. Ты влюбляешься, терпишь неудачу, переживаешь, расстраиваешься, разочаровываешься, обижаешься на весь мир. А потом… А потом ты начинаешь злиться, и вот тогда можешь сделать абсолютно всё.

Мальчик срывает ветку сирени для возлюбленной, но та категорически отвергает её – «она так хорошо росла». Мальчик подавлен, обижен, он гневается на самого себя, он хочет заглушить боль моральную физической, упорно продираясь через ветки кустов, он целиком погружён в «крапивные заросли стыда». Ему можно. Он – подросток, в его сердце царит весна, его влюбленность безответна… Ему – можно! В чём-то эти трагедии юношества прекрасны. Безответная любовь – нечто удивительное, ранящее, но глубокое, это именно то, о чём пишут поэты, чему посвящено множество произведений. И Владимир Детков также поведал нам об этом странном чувстве.

Итак, вдохновлённый рассказом Куприна «Куст сирени», наш герой, собравшись с силами, отправился на окраину города. Боялся, пугался малейшего шороха. Но… Выкопал куст сирени, и во мраке ночи посадил его под окном прекрасной гордой девушки, так сильно задевшей его чувства. Может, теперь он и не видится с ней, а сирень цветёт. Этакий символ ушедшей юности. Кто знает, может, это как раз и был наш дом, наши окна, в которые постоянно смотрели чувственно-розовые ветви?..

Я в восторге от прочитанного мною рассказа Владимира Деткова. Редко встречается такое короткое, но глубокое произведение! Здесь затронуты интересные темы, да, жизнь подростков, таких же, как мы, любопытна всегда. Всё в этом тексте мне так близко и так хорошо знакомо, что дух захватывает: а не про кого-то ли из твоих знакомых это написали?

Даже когда автор упоминает, что уже наступила осень, весь рассказ остаётся пропитанным духом весны. Читая, я прямо-таки ощущала на себе свежий ветер и тепло солнца, которое «смотрелось во все зеркала лужиц». Ничего нет прекраснее поздней весны! Я читала «Сирень», смотрела в окно и просто так улыбалась, без причин. Я внезапно ощутила безграничную радость, вдохновение...

Захотелось, чтобы поскорее зацвела сирень.


Добавить комментарий

You cannot add a banned link


Защитный код
Обновить