Login
needlewoman.infoновости гламура

Голубое чудо моря

Голубое чудо моряМоре, горячий песок, а над ними светлое безоблачное небо. Голубое чудо вверху и внизу! Море дышит ровно и глубоко, как спокойно спящий человек: набегает волна — вдох, откатывается — выдох; всплеск — вдох, шуршание убегающей воды — выдох.

Бегут, сверкая пенистыми гребешками, волны за чертой прибоя — откуда они берутся, почему убегают?

Убаюкивающе, дремотно шумит свободная стихия, легко и просторно думается под этот ласковый гул.

Тоскливо кричат чайки. Они зависают над сверкающей взволнованной водой, словно бы размышляя, опускаться им или лететь дальше, а потом вдруг начинают нырять в прозрачную гладь, другие уже мирно покачиваются на невысоких волнах. Хорошо!

Море постепенно стихает, светлеет в лучах полуденного солнца. Вода больше не плещет, не шуршит, откатываясь с мелкими камешками и песком. Слышно лишь сонное бормотание прибрежных струй. И опять врываются посторонние звуки. Это, забравшись по пояс в воду в самом мелком месте бухты, мальчишки хлопают розовыми ладошками по воде — бульк! бульк! — разнося во все стороны солнечные солёные брызги. На горизонте небо и море свободно переходят друг в друга. Тихий шелест и едва различимые вздохи прибрежной воды медленно перерастают в далекий, но явственный гул пролетающего над морем самолёта, тень которого серебристым зайчиком скользит по слегка рябоватой глади залива.

Чтобы в воображении возникла живая картина моря, нужно мысленно услышать все его звуки, вспомнить краски и запахи, заново пережить свое восприятие моря. Крик чаек, плеск волн, гул высоко проходящего самолета, умиротворяющие всплески воды — так рождается живое чудо голубоватого цвета, с йодисто-чистым дыханием и томительно неустанным движением прибоя.

У каждого человека своё восприятие моря. Оно связано с тем, что запомнилось в детстве: отдых у моря с родителями, смешной случай на берегу, купание до посинения, солнечный удар, прогулки по набережной... А лучший вид на море, если забраться повыше, на какой-нибудь холм. Трудно описать словами красоту моря. Кажется, это удаётся сделать Артурчику, герою рассказа Э. Корпачева "Глоток моря". Море и горы, море и небо. Читаем рассказы об отдыхе на море!

 

О. Лебедев

Ночной гость

Папа с десятилетней Машей осторожно спускались по чёрным сланцевым осыпям к морю. Из-под ног сыпались ломкие, плоские камешки и каменными ручейками сбегали вниз.

На обрывистом берегу моря, среди корявого крымского дубняка, мужчина и женщина торопливо снимали палатку.

— Уходите? — спросил папа. — Жаль! Я думал, вы составите нам компанию.

— Неспокойно здесь отдыхать! — сказал мужчина, укладывая рюкзак. — Ночью возле палатки постоянно кто-то шастает. Окликнешь — сразу затаится в кустах, так что ещё страшнее становится. Мы с женой всю ночь глаз не сомкнули, всё прислушивались к шагам.

— Оставайтесь! — сказал папа. — Вместе будет не страшно!

Да и правда, кто ночью рискнёт добираться сюда по узкой горной тропинке, которая пьётся по самому обрыву и осыпается под ногами?

— Нет! — сказала женщина. — С нас хватит! Натерпелись страху! — И решительно взвалила рюкзак себе на спину.

Маша с отцом поставили палатку над морем, натянув её между причудливыми стволами фисташника. Едва успели поужинать — солнце стремительно нырнуло в море, не оставив на небе ни лоскутка зари. Тотчас наступила такая темень, что в спальные мешки пришлось забираться ощупью. И сразу заснули.

Среди ночи Маша проснулась от шума. Так и есть! Правы были мужчина с женщиной! Возле палатки кто-то бесцеремонно разгуливал, шурша высохшей травой. Вот подошёл совсем близко... Остановился... Дёрнул за верёвку, натягивающую палатку... Потом грубо провёл чем-то жёстким по пологу... Не иначе, как хочет срезать ножом застежки и влезть в палатку!

— Папа! — толкнула Маша отца в бок.— Кто-то ходит!

Отец проснулся. Прислушался... Тишина.

— Спи, Маша! Это тебе приснилось.

— Нет, он точно здесь... Затаился у входа... Я боюсь, папа!

Отец нехотя вылез из спального мешка, расстегнул и откинул полог. В палатку хлынул призрачный лунный свет, порождающий видения... Заискрилась на море лунная дорога.

— Смотри сама — никого! — сказал отец.

Но едва они улеглись, как кто-то шумно зашуршал травой, удаляясь от палатки...

— Ушёл!

— Нет, загремел посудой, оставленной у кострища.

— Кто здесь? — закричал папа и выскочил из палатки с туристским топориком в руке.

К кусту держи-дерева быстро покатилась круглая тень. Но папа успел пересечь дорогу. Недовольно фырча, у его ног свернулся ёж!

— Ах ты, разбойник! — сказал папа и накрыл ежа шляпой. — Как мы его накажем, Маша?

— Накормим! — сказала Маша и налила в пустую консервную банку сгущённое молоко.

Папа приподнял шляпу. Ёж высунул из-под иголок подвижный черный носик, принюхался и бесстрашно направился к молоку.

Так состоялась первая встреча с ночным незнакомцем.

За пристрастие к котелку и кухонной посуде Маша прозвала его Поваром-Ёжкой. Он очень быстро освоился в новой компании и в последующие дни позволял поднимать себя за мягкий животик на руки и гладить по чёрному носику.

Стоило загреметь посудой, как он вылезал из-за неприступного куста держи-дерева и смело направлялся к костру — в гости. Только он вовсе не считал себя гостем. Повар-Ёжка полагал, что это он принимает у своего куста держи-дерева двух смешных, совсем беззащитных (без единой колючки!) существ, которые так нуждаются в его дружбе и защите.

И он был по-своему совершенно прав!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наш календарь

<< < Июнь 2013 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 28 29 30