Выбор читателя

О двух письмах с фронтаКак дорого бывает получить весточку от близкого человека, особенно если он далеко. Но особенно трепетно и волнующе получить письмо с фронта, где каждый день может стать последним.

Моя бабушка показала мне те памятные предметы, что остались от её отца – моего прадеда. Это были письма с фронта, автобиография, написанная им самим, и похоронка.

Читаю страницы из автобиографии прадеда.

Яницкий Даниил Михайлович родился 11 декабря 1905 года. Отец его был крестьянином из деревни Примерки Люблинской губернии Белгорайского уезда Княжепольской волости. В 1913 году пошёл в церковно-приходскую школу, где проучился три года, а затем уехал в глубь России, в Пензенскую губернию, из-за наступления германских войск, затем в голодные годы переехал в Челябинскую губернию.

И только в марте 1922 года мой прадед решил вернуться на родину, но по пути в городе Самара задержался из-за эпидемии тифа. В Самаре прожил ещё год, в течение которого умер его отец. Однако за всё то время, когда прадеда не было на родине, Польша стала самостоятельным буржуазным государством. Узнав об этом, мой прадед отказался от возвращения на родину. В дальнейшем жил в Курске на улице Золотаревской 29, ныне Гайдара 31. Жил он с матерью и братом. В 1932 году женился на Татьяне Семеновне Полянской. У моего деда были три дочери: Нина, Надежда и Валентина.

В 1941 его призвали на войну. До 1943 года он был в запасе на обучении в Свердловске. Он всегда находил время писать домой. Своей жене и детям. С фронта пришло 5 писем. Последнее датировано 3 марта 1943 года.

 

«Имея свободную минуту, хочу Вам ещё раз написать пару слов. Я всё-таки надеюсь, что Вы мои письма получаете. Живу пока по-старому, нового ничего у меня нет, здоров, чего и Вам желаю. Сегодня получил подарок, прислала какая-то ученица школы из далёкого тыла нашей страны. Получив подарок, я посмотрел, как любовно он собран, и мне сразу вспомнилась моя семья. Я представляю себе, что Нина, Надя и Валя также в благоприятных условиях собирали бы какому-нибудь бойцу свой подарок, он, получив его, написал бы им письмо с благодарностью за подарок, что, конечно, я с своей стороны сделал - послал письмо с благодарностью за подарок...

Сообщи, как сейчас живёте, как жили, это меня больше всего интересует. В газетах я читал много статей о том, как в Курске хозяйничали гитлеровцы, но этого ведь недостаточно, чтоб узнать подробно всё...»

 

Ровно через месяц после письма, 3 апреля 1943 года, младший лейтенант Яницкий Даниил Михайлович погиб в бою около села Медниково Старорусского района Ленинградской области.

 

На стене в бабушкиной комнате висят в тёмных рамках пожелтевшие от времени чёрно-белые фотографии. Среди них есть небольшая цветная репродукция картины. Это «Письмо с фронта». Как в ней всё знакомо!

А. Лактионов. "Письмо с фронта"Провинциальный город. Крыльцо старого дома. Сюда пришла долгожданная весточка с фронта от дорогого человека. В каждой семье в эти радостные минуты сразу откладывались повседневные дела и слушалось чтение письма.

Нет, война ещё не закончена. Мы видим на рукаве девушки красную повязку с надписью «Дежурный ПВХО», через широкий двор идёт красноармеец, высоко в небе расплываются следы «ястребков».

Радостью и ощущением близкой победы пронизана вся картина. Особенно ярок солнечный свет, льющийся на покрытый зелёной травой дворик. Этот свет играет в волосах, озаряет лица, одежду людей, собравшихся тесным кругом в дверном проёме старого дома. Со стен его облупилась штукатурка, а деревянные полы от ветхости проломились.  

Солдат, принёсший письмо, с улыбкой наблюдает за детьми своего боевого друга, наверное, они напоминают ему своих ребятишек. Мальчик, сидящий на стуле, медленно читает его вслух. Мать в широкой домашней блузе и тёмной юбке, сняв очки и забыв про конверт, который остался у неё в руке, внимательно слушает сына. Девочка с заплетёнными косичками стоит к нам спиной, а девушка с повязкой опирается на перила крылечка.

В центре полотна — письмо. Ведь к нему обращены взоры всех присутствующих, всем интересно узнать, как идут дела на фронте.

По выражению лиц понятно, что новости хорошие: бегут фашисты, а наши продвигаются всё дальше на запад, освобождая города и сёла. Вся семья счастлива, что их глава семьи жив и здоров, он, наверное, скоро вернётся домой.

Да, есть такие моменты в жизни, когда вдруг оживают строчки с буквами и звучит голос родного человека.

Замысел картины о письме родился случайно: на улице художнику встретился солдат в запылённых сапогах, с перевязанной рукой, который приехал с фронта. Оказалось, он разыскивал дом своего товарища, чтобы передать весточку с фронта. Художник понял, что именно такой солдат и нужен ему для картины, а сюжет как раз тот, что он так долго искал и к чему стремился.

Наблюдая за своей женой, поднимающейся на крыльцо с вёдрами воды, ослепительным солнцем на дворе, художник решил, что напишет картину прямо здесь, на крыльце своего жилища, только монастырский двор сделает улицей маленького провинциального городка.

«В этой картине мне хотелось показать столь понятное каждому советскому человеку чувство радости от получения письма, изобразить советскую семью, горячо переживающую события на фронте, радующуюся успехам советских воинов...» А. Лактионов

Картина была написана на серо-зеленоватом тонированном холсте по методу старых мастеров. Работа над ней продолжалась одиннадцать месяцев, два жарких лета, когда сияло ослепительное солнце, потому что иначе не получилось бы. Сохранившиеся наброски, эскизы, этюды и рисунки Лактионова свидетельствуют, что удача пришла далеко не сразу.

«Позировали мне мои родные. Писал я прямо в холст, не делая никаких предварительных этюдов. Налево, спиной к зрителю, стоит моя дочь Светлана, направо — тётя, которая меня воспитала. Сидящий мальчик — мой сын Серёжка. Дальше — девушка в зелёной кофте — соседка, которая согласилась мне позировать. Затем — солдат...» А. Лактионов

Картина была закончена в 1947 году, в 1948 году Лактионов получил за неё Государственную премию.

«Когда была выставлена моя картина «Письмо с фронта», художники по-разному отнеслись к ней, — вспоминал Лактионов, — одним нравилась, другим — нет. Но народ сказал о ней своё доброе слово».

Александр Лактионов с первых дней войны начал работать при политуправлении штаба округа: делал сам и иногда в соавторстве яркие плакаты, которые развешивали на стенах в расположении частей и эскадрилий: «Фашизм — кровавое чудовище! Бейте его без пощады!».

Он тоже трудился ради победы, поэтому не оставалось места для усталости. Когда художник ненадолго уехал по семейным делам из Ленинграда, то вернуться уже не сумел — сомкнулось кольцо блокады вокруг города. И судьба занесла его сначала в Самарканд, а потом в подмосковный Загорск: он поселился вместе с семьёй в одной из келий Троице-Сергиевой лавры, кое-как приспособленной под жильё. Здесь и была создана картина «Письмо с фронта».

В феврале 1943 года, когда по репродуктору передавали сообщение Совинформбюро об окружении и ликвидации группировки гитлеровских войск под Сталинградом, он понял, что наступил долгожданный перелом в ходе войны.

Это было трудное для него время. Долгими часами он бродил по заваленным снегом улочкам Загорска и вспоминал своё детство в Ростове-на-Дону. Рано потеряв мать, он рос почти беспризорным. Если бы не страсть к рисованию, с четырёх лет захватившая мальчика, вряд ли он смог бы сопротивляться соблазнам улицы. В шестнадцать лет он тайком от отца поступил в Ростовскую художественную школу и закончил её в 1928 году. По его словам, в этой школе господствовала «необычная для того времени... непримиримость ко всякого рода «измам».

В годы учения в Академии профессор И.И. Бродский сказал о Лактионове: «...это огромный, органический талант, который родится раз в 50—100 лет». Другим профессором, который учил молодого живописца, был М.В. Нестеров, считавший, что художник беспомощен, словно мифический Антей, если не опирается на твердыню народного духа.

Имя Лактионова связывают со скрупулёзно точной передачей реального предметного мира. «Лактионов? Как же, как же, знаем! Люди в его картинах словно живые».

Лактионов умел рисовать. У него был, как говорят, глаз — алмаз. Он мог достоверно, по памяти, передавать все сложные «хитросплетения натуры», рисуя легко и радостно.



 

Литература

1. Алексеев В. Александр Лактионов. «Письмо с фронта» / Семья и школа. - 1985. - №9.

2. Ашарин А. Рассказ об одной картине. «Письмо с фронта» А. Лактионова / «Юный художник». - 1980. - №5.

Яндекс.Метрика