Русские авторы

Михаил Алексеев

6 мая родился прозаик, журналист Михаил Николаевич Алексеев (1918-2007). Эта дата указана в  свидетельстве о рождении, которое было отправлено при поступлении в педучилище. По признанию самого писателя, он родился 29 ноября.

«Я в своей избе один. Школу пришлось оставить. Впрочем, лишь на один год, до будущей осени. Осенью же случилось такое, что совершенно неожиданно вернуло меня к учению. Где-то в начале сентября бродил я, ища свою корову, по лесу. Наткнулся на большой огород, где школьники рыли картошку. Кто-то приметил меня и заорал что есть моченьки:

— Михаил Федотыч! — это к директору школы. — Гляньте-ка. Мишка-то шляется по лесу, а в школу не ходит!

— Ну и пускай не ходит! — ответствовал Михаил Федотович, не глядя на меня, но так, чтобы я непременно слышал. — Зато он ничего и не знает!
«То есть как же это так? — всколыхнулся я мысленно. — Почему же я ничего не знаю?! Я еще вам покажу!»

Я нырнул в лес, а на другой день был уже в учительской, явившись пред строгие очи Михаила Федотовича Панчехина, человека преогромного роста. Пришлось долго уговаривать его, прежде чем он дал согласие зачислить меня прямо в шестой класс. Так я и окончил семилетку. Было это в 1936 году. В том же году был принят без вступительных экзаменов (поскольку выпущен из семилетки отличником) в Аткарское педагогическое училище».

После призыва в армию Алексеев служил рядовым, всю Великую Отечественную войну был на фронте, учился в военном училище, демобилизовался из армии уже в чине полковника в 1955 году. Стал печататься в газетах, работал редактором в Воениздате, почти два десятилетия был главным редактором журнала "Москва". Первые произведения посвятил солдатским будням: "Солдаты", Наш лейтенант", "Жили-были два товарища".

Герои Михаила Алексеева — сельские жители, о жизни которых он знал не понаслышке — часто гостил в родном саратовском селе Монастырское. Со страниц романов "Ивушка неплакучая", "Драчуны" и повестей "Карюха", "Мишкино детство" предстаёт трудное прошлое и современная жизнь деревни, быт крестьянских семей в дореволюционную пору и предвоенные годы, судьба людей, на долю которых выпало так много испытаний: голод, война, восстановление разрушенного хозяйства.

Поэтичен образ цветущего яблоневого сада, посаженного батраком Михаилом Харламовым в память о возлюбленной, в романе "Вишнёвый омут" (экранизация в 1980-1985 гг.) В этом омуте водилось великое множество рыбы, но по берегам его никогда не росли вишни. Назван он так потому, что вода в нём пугающего тёмно-красного цвета, как кровь тех людей, кто погиб тут или по нелепой случайности, или по обдуманному собственному решению.

«У омута нет дна. Так полагали все. Случалось, что находился человек, который этому не верил – как нет дна? – и делал попытку измерить глубину его. А потом роковым образом исчезал – так-то мстил омут маловеру.

До сих пор никому ещё не удалось проникнуть в тёмную бездонную душу омута и познать его. Легенды о нём, одна страшнее другой, передавались из уст в уста, из поколения в поколение. С годами они причудливым образом видоизменялись, сохраняя постоянной лишь мрачную свою окраску...» — так интригующе начинается книга о верности, разлуке, таланте множить добро на родной земле.

Трудоёмкое и благородное дело — вырастить хлеб. Ещё труднее сохранить любовь к кормилице земле — уверены герои повести "Хлеб — имя существительное" (в 1969 г. снят кинофильм "Журавушка"). Рождается новое объяснение понятия "хлеб":

«Хлеб! Что может быть важнее хлеба? Хлеб — имя существительное!.. Потому как все мы существуем, поскольку едим хлеб насущный!.. Хлеб — имя существительное, а весь остальной продукт — прилагательное».

Картина деревенских будней, помеченных голодными 30-ми годами и той горечью быта, когда на селе всё больше появлялось изб с заколоченными окнами, а дворы быстро зарастали лебедой, предстаёт в автобиографическом романе "Драчуны". В этом произведении не только сохранены имена людей, односельчан писателя, но и клички животных, какими они были. Не обутые, не одетые как следует, не досыта накормленные и всё-таки счастливые мальчишки радуются жизни, хотя рядом разворачивается драма человеческая — коллективизация, голодомор.

В любое время года Мишка и Ванька Жуков, два неразлучных друга, находят себе занятие: весной готовятся к прилёту жаворонков и скворцов, летом и осенью наслаждаются первой зеленью, зимой проводят время на льду речки. Но случайная драка между ними отражается сначала на взаимоотношениях их родителей, а потом перерастает во вражду семей.

В начале 90-х годов писатель вновь возвращается к теме войны и пишет книгу «Мой Сталинград», рассказывая о судьбе одной роты, похожей на десятки, сотни других рот: "Сталинград — это моя судьба. И из слагаемого миллионов судеб зримо предстанет судьба победителей и побеждённых, судьба живых и мёртвых, больше мёртвых, чем живых".

 

Литература

 

1. Борзунов С. М. С пером и автоматом. — М.: Воениздат, 1974.

2. Алексеев М. О далёком, но очень близком. Мой Сталинград (отрывок) / Литература в школе. - 1996. - № 3. - С.62-63.

3. Писатель и время (Беседа с Михаилом Алексеевым) / Литература в школе. - 1986. - № 5. - С.10-14.

 

М. Алексеев. Жаворонки

М. Алексеев. Как мы скворцов встречали

Воспоминания М. Алексеева о первом дне учёбы в Аткарском педучилище

М. Алексеев. Мой Сталинград (отрывок)

Яндекс.Метрика