Русские авторы

Николай Алексеевич Островский

Любимая книга Павки Корчагина — «Овод». Но Павка Корчагин — сам Николай Островский (1904-1936), значит, это и его любимая книга тоже. Будёновка, полевой бинокль и кавалерийская шапка — эти вещи были у писателя, когда он воевал в Первой Конной. Сколько ему было тогда лет? Пятнадцать...

В «Свидетельстве об успехах и поведении» Николая одни пятёрки. Перед тем, как уйти воевать, Островский успел закончить двухклассное народное училище. Из шестидесяти отметок — пятьдесят шесть пятёрок!

Когда он вступил в комсомол, в Шепетовке было всего пять комсомольцев. Борьба в то время шла с польскими панами, с петлюровцами, с бандитами. Вместе с билетом комсомольцам вручали винтовку и двести патронов. «У меня есть план, имеющий целью наполнить жизнь содержанием, необходимым для оправдания самой жизни», — без самолюбования, искренне и смело заявляет Николай Островский.

В журнале «Молодая гвардия» за апрель 1932 года на обложке приводился перечень фамилий авторов. Почти в самом конце: «Н. Островский. «Как закалялась сталь». Он так и не мог увидеть этой долгожданной строчки. Наверное, и просто подержать журнал в руках было трудно — ведь пальцы тогда уже почти не слушались...

Из картонной папки был сделан транспарант. Пальцами нащупывая прорези, Островский писал остро отточенным карандашом. А ведь приходилось ещё считать строчки. Нередко от усталости он сбивался со счёта, писал строку поверх написанной...

В 1936 году правительство подарило Островскому дом — большой и просторный. В столовой с большим овальным столом в центре едва хватало места гостям: многим хотелось видеть писателя, поговорить с ним.

В комнате Николая Алексеевича высокие потолки и стены, на окнах плотные тёмно-синие шторы: свет был мучителен для больных глаз. Здесь всё очень строго, и комната совсем не напоминает спальню человека, навсегда прикованного к постели. Он хотел, чтобы обстановка была, как в рабочем кабинете писателя.

На письменном столе всё готово для работы — отточены карандаши в металлическом стаканчике, чернильный прибор, брошюры аккуратной стопкой, рядом лампа, телефон... Чуть сбоку — карточка матери в рамке.

А ведь он знал, что никогда не будет работать сидя. И всё-таки хотел, чтобы письменный стол обязательно был в его комнате.

Две книги написал Николай Островский — «Как закалялась сталь» и «Рождённые бурей». Две книжки в скромном сером переплёте — первое отдельное издание романов. Но какое сильнейшее влияние оказали они на молодое поколение!

К примеру, знаменитый лётчик Алексей Маресьев вспоминает, что именно благодаря книгам Николая Островского он смог преодолеть свою беспомощность и научиться заново жить.

 

А. Маресьев

 

Книгу Николая Островского «Как закалялась сталь» мы встретили с восторгом. Нам нравились её герои. Они были нашими сверстниками. Встретившись, мы спрашивали друг у друга:

— «Как закалялась сталь» читал?

Для героя книги Павки Корчагина самым главным было то, что «не проспал горячих дней, нашёл свое место в железной схватке за власть» и что «на багряном знамени революции есть и его несколько капель крови».

Захватывал нас трудовой энтузиазм ребят, о которых рассказывал Островский, и, может быть, потому многие юноши и девушки, которые в 1934 году ехали вместе со мной по комсомольской путёвке строить город в тайге, ваяли с собой эту книгу.

Мы читали её в теплушках по дороге на Дальний Восток, читали холодными зимними вечерами в палатках и землянках. Пример героев книги поддерживал нас в трудные минуты.

Ребята много раз спрашивали меня: «Как вы воспитывали волю, твёрдость характера? Может быть, это врождённые черты?»

Воля, твёрдость характера и другие хорошие качества человека могут быть выработаны с детства.

Ещё мальчиком я впервые увидел в небе самолёт, с тех пор мечта стать лётчиком не покидала меня. Но рос я болезненным парнишкой, и в лётную школу меня не брали.

Когда объявили набор комсомольцев на строительство Комсомольска-на-Амуре, я боялся, что меня не возьмут. Но на медосмотре врач сказал: «Поезжайте, климат там здоровый, и все болячки ваши пройдут». Трудно передать, как я обрадовался.

Я ехал работать токарем-металлистом. Но город только начинал строиться. Расчищали площадки, корчевали пни, и мне пришлось стать лесорубом. Тяжёлая была работа, что и говорить. Это было настоящее испытание.

А через год я уже работал механиком-дизелистом. Тогда же мы решили создать свой аэроклуб. Поначалу в нашем аэроклубе ничего не было, не было классов, не было материальной части. Многим надоело это, и они ушли. Достаточно сказать, что поступили в аэроклуб семьдесят восемь человек, а закончили его только двенадцать. У нас, у двенадцати, было огромное желание стать лётчиками. И мы добились своего. В 1937 году, когда нас, первых воспитанников аэроклуба, призвали в Красную Армию, нас направили в лётную часть. Так осуществилась моя мечта.

Воспитывать свой характер нужно с детства, с детства готовить себя к серьёзному, нужному делу.

Книга Николая Островского — это настоящая школа мужества. Во время Великой Отечественной войны, когда лежал в госпитале, я не один раз возвращался мысленно к этой книге. Как Павка, я говорил себе сурово: «Умей жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой».

Часто подолгу думал я о необычной судьбе писателя, о сильном характере, о мужестве этого человека, о его словах, что жизнь дается человеку только один раз, она самое дорогое у человека, и прожить её надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы.

В книге писатель рассказывает о жизни одного поколения. Но с героем её, Павкой Корчагиным, шагают в одном строю многие поколении молодежи. В тридцатые годы Павка вместе с ребятами строил Комсомольск-на-Амуре, в годы войны рядом с советскими бойцами  сражался на всех фронтах против фашистских захватчиков. Жизнь героя книги Павла Корчагина и автора её, Николая Островского, всегда будет вдохновляющим примером.

 

Литература

Рубцова Е. Рождённый бурей. К 60-летию со дня рождения Н. Островского / Пионер. - 1964. - №9.

Яндекс.Метрика