Русские авторы

Владимир Железников

Владимир Карпович Железников (1925-2015) написал много хороших книг для детей и подростков. Его герои разные по характеру, возрасту, образу жизни и принципам. И всё-таки смелых и добрых больше.

Сократик и Тошка, чудак из 6 Б класса Боря Збандуто, обаятельная Ленка Бессольцева, которую одноклассники зовут «чучелом», не станут молчать, будут защищать справедливость. С ними хочется дружить, учиться, мечтать. А при встрече обязательно сказать: «Хорошим людям — доброе утро!»

До того как у Железникова вышла первая книга, ему пришлось узнать и повидать многое: с отцом — выпускником Академии имени Фрунзе, кадровым военным, генералом — жил в пограничных городках Белоруссии и Прибалтики, окончил артиллерийское училище, во время воздушной атаки был ранен, учился на юридическом факультете, но с юриспруденцией жизнь свою не связал.

В Литературном институте познакомился с писателем Львом Кассилем, работал в редакциях детских журналов, где впервые появлялись его новые рассказы и повести. Владимир Карпович написал несколько киносценариев, активно участвовал в съёмках фильма «Чучело».  

Советую познакомиться с двумя небольшими рассказами Железникова «Три ветки мимозы» и «Вожак». Хоть и написаны они давно, но по-прежнему звучат современно. В первом из них речь идёт о мальчике Вите и его несправедливом поступке. Как вы думаете: осознает ли он свою неправоту, догадается попросить у мамы прощения? А его одноклассники правы?

Героя другого рассказа ребята считают странным: он поёт песни из фильмов и читает стихи на скале, устроил там зачем-то обсерваторию, а ещё разговаривает с морем как с живым. Этот Димка никому не даст скучать, сразу найдёт дело по душе.

Прочитайте также две интересные заметки детских писателей Владимира Разумневича и Сергея Иванова о творчестве Владимира Железникова.

 

В. Разумневич

С добрым утром, хороший человек!

 

В детстве я зачитывался книгами и мечтал встретиться с «живым» писателем. В моём мальчишеском воображении писатели выглядели — все, как один! — очень симпатичными: плечи широкие, лоб большой, на носу очки в роговой оправе, а на голове — модная шляпа. Думал — появись в селе писатель, я его безо всякой подсказки сразу узнал бы. Но степное село наше стояло в стороне от главных дорог, и писатели из Москвы к нам не приезжали.

Но вот однажды кто-то постучался к нам в дверь. Я выскочил из дома и ахнул: на крыльце стоял точь-в-точь настоящий писатель. Лучистые глаза его смотрели сквозь стекла очков приветливо:

— Нельзя ли водицей у вас поживиться? Заморился в дороге.

Я мгновенно бросился на кухню и вынес ему не только кружку с квасом, но ещё и книжку:

— Вот... Ваши рассказы... Я, дяденька писатель, всю ночь читал, оторваться не мог...

— А я вовсе и не «дяденька писатель». Я самый обычный дяденька инженер. Вот так-то! — инженер весело щелкнул меня по носу, как, наверное, сделал бы и писатель, будь он рядом. — Не отчаивайся! Жизнь впереди долгая. Глядишь, и встретишь настоящего писателя...

Прошло много лет с той поры. Я сам научился писать книги и подружился со многими детскими писателями. Они оказались не такими одинаковыми, как я предполагал. Разные у них характеры и внешне каждый выглядит по-своему. Одного с другим не спутаешь.

Но есть среди них человек, который, как две капли поды, похож на писателя моей давней детской мечты. И ростом хоть куда, и плечи — шире некуда, и очки на носу — высший сорт! Разве вот только шляпа... Не знаю, есть ли у него модная шляпа? Постоянно вижу его с непокрытой головой.

Дело, разумеется, не в шляпе. Главное — он человек хороший, по-писательски зоркий и добрый. По-детски застенчивый даже. Молчит чаще всего. Не любит слова попусту на ветер бросать. Спокойствию его позавидуешь. Но если вдруг заметит, что кто-то бесчестно поступает или хамски разговаривает, обижает невинного или лжёт беспрестанно, то тут уж держись! Не будет молчать. Непременно даст отпор обидчику, бесстрашно поднимется на защиту правды и справедливости, протянет руку дружбы каждому, кто честен и благороден, кто угодил в беду и нуждается в помощи.

Уж такой он человек — детский писатель Владимир Карпович Железников! Уверен — каждый школьник с увлечением читал его книги. Значит, и ты, мой друг-читатель, знаешь, сколько по-рыцарски смелых и душевно чистых героев, детей и взрослых, поселилось в его повестях и рассказах, как отважно борются они против жестокости и тунеядства, фальши и корысти, трусости и двоедушия. Положительные персонажи книг идут плечом к плечу с автором. Они друзья и соратники по борьбе. Они показывают пример другим, как надо жить и мечтать, как надо сражаться за хорошую жизнь и за хороших людей.

«Хорошим людям — доброе утро» — так писатель озаглавил одну из своих ранних книг. Как видно по названию, автор приветствует не всякого, кого встречает, а лишь хороших людей. С плохими ему не по пути, хотя и они присутствуют в его произведениях. А как же иначе? Ведь в реальной действительности далеко не всё обстоит благополучно, встречаются и дурные люди. И писатель отображает жизнь такой, какой она есть на самом деле. Он не боится показать людей в жестоких жизненных стычках, в сложных ситуациях, в противоборстве.

В литературу Владимир Железников пришёл уже в зрелом возрасте, в тридцать пять лет; позади были годы, опалённые войной, учение в юридическом и литературном институтах, работа в журналах «Мурзилка» и «Весёлые картинки». Повидал и испытал он немало, но как бы тяжело ни складывалась личная судьба, он не унывал, не терял связей с неугомонным детским миром, который дарил ему радость и надежду. Он черпал в этом мире вдохновение для своих книг.

Год от года росло его писательское мастерство, умение впечатляюще писать о жизни ребят в семье и школе. Чуть ли не каждый год выходили его новые сборники, составленные из повестей и рассказов, и юный читатель горячо приветствовал эти книги, которые приобщали ребят к большой и честной жизни, учили чуткости и мужеству.

За повесть «Чудак из шестого «Б», по которой был снят весёлый фильм, писатель был удостоен Государственной премии СССР. «Чудак» — шестиклассник Боря Збандуто полюбился ребятам. Еще бы! Боря — парень что надо! Выдумщик, каких поискать! Октябрята гуртом бегали за ним, своим вожатым, на лету ловили каждое его слово. И он стремился оправдать доверие малышей. Уйму интересных дел и игр для них придумал, а самому времени не оставалось для отдыха. И он решил было отказаться от поста вожатого, да не смог: «Да, по-моему, вы без меня пропадёте. Столько у вас ещё недостатков! Решено, я остаюсь!»

Не только малыши, но и сам Боря незаметно для него самого обретал новые черты характера, превращался в боевого, находчивого пионера. В нём раскрылся даже педагогический талант. «Фантазия у него добрая, — сказал о Боре тренер по фигурному катанию. — А если он из своих октябрят таких же фантазёров и мечтателей сделает, это же чудно! Зависти нет, безразличия нет. Он, вы знаете, когда играет в шахматы, всегда поёт». Да, у Бори весёлый нрав — он всем дарит веселье. Боря щедр сердцем — всегда готов помочь товарищу. Боря бескорыстен. В питомцах своих он видит черты «людей XXI века»!

Каждой книгой своей Владимир Железников внушает детям мысль о том, что с ранних лет человек обязан воспитывать в себе святое чувство товарищества, быть бескорыстным и принципиальным, действовать в любых ситуациях, как подсказывает совесть, честь. Отстаивать добро и бороться со злом порой не так-то просто, и надо иметь мужество, чтобы не спасовать перед трудностями, не отступить под натиском злых сил.

Пожалуй, с наибольшей полнотой и страстностью отражено это в повести «Чучело», впервые опубликованной в журнале «Пионер» под названием «Всего-то несколько дней...». Став затем отдельной книгой, она получила новую жизнь на киноэкране.

До сих пор не смолкают горячие споры о «Чучеле», о шестикласснице Лене Бессольцевой. Разобраться в судьбе героини, которую одноклассники однажды с легкомысленной поспешностью необоснованно обвинили в разных смертных грехах, обозвали «чучелом» и учинили настоящее гонение на неё, многим неискушённым читателям удаётся не сразу. Ведь и в поступках Лены можно обнаружить досадные срывы, ошибки. Доведённая до исступления ребячьими насмешками, она, желая спасти от бесчестия своего друга Димку Сомова, приняла чужую вину на себя. Но Димка оказался малодушным человеком. Он предал Лену. Боль, нанесённая жестоким человеческим бессердечием, настроила девочку против бывшего друга, против всего коллектива.

Взволнованная, накалённая до глубокого трагизма повесть «Чучело» предостерегает юного читателя от поспешности в суждениях, от чёрствости и бездушия, учит бережному и чуткому отношению к каждому человеку. Страстно, во весь голос осуждает писатель жёсткость и беспринципность, нерушимо отстаивает нравственные законы благородства и сострадания, рыцарского отношения к людям. Жизнь не всегда течёт так благостно и гармонично, как хотелось бы. И повесть «Чучело», правдиво раскрывая жизнь современных подростков, утверждает в сознании юного читателя мысль о необходимости думать и заботиться не только о себе, но и о других людях, нуждающихся в твоей поддержке.

Владимир Железников щедро наделён способностью не просто пробуждать в читателе чувства добрые, но и побуждать его на поступки честные и отважные во имя человеческой радости и справедливости. И делает он это талантливо.

 

С. Иванов

Про чудака и про тебя

 

Книги этого писателя хорошо тебе известны. Стоит назвать лишь некоторые из них, и ты сейчас же скажешь: «Ну, конечно, знаю!» В самом деле, кто не помнит историю про Таню и Юстика, или строгую повесть «Последний парад», или «Женитьбу дяди Шуры», или «Чудака из шестого Б»... Особенно Чудака!

Когда он печатался в «Пионере», без конца приходили письма ребят, адресованные Чудаку... Ребята, разумеется, знали, что Чудак — это литературный герой. И, однако, писали ему! Видно, очень хотелось им, чтобы он был настоящим живым школьником. Да он, этот литературный герой, и в самом деле живёт, если его помнят тысячи читателей, волнуются за него, как за своего близкого друга, радуются его чудаческим успехам, как своим собственным.

Ну что ж, счастливо тебе, дорогой Чудак! Счастливо тебе и впредь так же смело и весело шагать по жизни!

На свете довольно много хороших писателей, книги их запоминаются надолго. Запоминаются и книги Железникова...

А почему?

Может быть, дело здесь в остром, необыкновенно увлекательном сюжете?

Сюжет, конечно, имеет значение, но, оказывается, это далеко не главное. Давайте-ка вспомним сюжеты книг Железникова. На «Остров сокровищ» или на «Собаку Баскервилей» они похожи очень мало.

Жил да был человек, пошёл он однажды в школу, идёт-идёт по дороге и видит... В общем, самая наша простая жизнь. А вот помнится!

Многие приключенческие книженции, над которыми, может, просидел полночи с фонариком под одеялом, те почему-то перепутались, превратились в какую-то кашу из выстрелов, одноглазых бандитов, таинственных скрипов половиц в гробовой тишине и тому подобного.

А совсем не детективные истории, рассказанные Железниковым, помнятся почему-то. Даже, бывает, что-нибудь делаешь и вдруг подумаешь: «Да зачем же она так поступила! Надо-то было просто пойти и...» Ты думаешь о героях книг как о живых людях.

У Железникова нет и в помине сверхнеобыкновенных личностей. Тайфуны, космические тарелки не проносятся по страницам его книг... Про него не скажешь: «Вот придумал, так придумал!» Он словно бы совсем не придумывает. У него всё как в жизни.

И ещё часто случается такое: читаешь повести и рассказы Железникова и вдруг чувствуешь, что все это про тебя. Даже больше: всё это происходит именно с тобой, сейчас!

Как это получается у писатели? В чём секрет волшебства?

Железников умеет очень точно писать о том, что мы всё видим на каждом шагу. Когда читаешь книжку Железникова, ты понимаешь, что находишься не в какой-то выдуманной стране, — ты у себя дома, среди своих. И как это ни кажется на первый взгляд странно, про своих, про себя узнавать интереснее всего!

И ещё одно: у Железникова есть важное и очень дорогое для писателя умение — умение искренне переживать за своих героев, жить их жизнью.

Можно переставлять героев, как шахматные фигурки. А можно по-другому писать. Можно в ужасе крикнуть своему герою: «Да куда же ты поплёлся! Да ты представляешь, что сейчас будет?!.» И этот крик или, наоборот, добрая улыбка («Ну и Борька, ну и чудак!»), которые высказаны не прямо, а упрятаны где-то в тексте (но всё равно ты их слышишь!), — они заставляют ответно звучать твою душу.

И вот когда происходит это созвучие, когда писатель умеет передать тебе не только свои слова, но и свои чувства, свои тайные мысли, это и есть искусство. И книги таких писателей в библиотеках самые затрёпанные...

Книги Владимира Карповича Железникова учат хорошему, смелому, честному. Герои его — ребята вроде тебя, вроде твоих знакомых... Однако, когда приходит решительная минута, когда необходимо сделать выбор между лёгкой трусостью и трудной смелостью, герои Железникова идут по трудному пути. И не потому, что они так уж безумно любят трудности, а потому, что по-другому им совесть не велит!

Иной раз и им случается ошибиться, иной раз и они поколеблются на нелёгком распутье... Что ж, человек есть человек. Главное, чтоб он всегда умел оставаться человеком, то есть быть честным и добрым.

 

Владимир Железников

Три ветки мимозы

 

Когда он утром подошёл к столу, то увидал огромный букет мимозы. Они были такие хрупкие, такие жёлтые и свежие, как первый тёплый день!

— Это папа подарил мне, — сказала мама. — Ведь сегодня Восьмое марта.

Действительно, сегодня Восьмое марта, а он совсем забыл об этом. Вчера вечером помнил и даже ночью помнил, а сейчас вдруг забыл. Он побежал к себе в комнату, схватил портфель и вытащил открытку. Там было написано: «Дорогая мамочка, поздравляю тебя с  Восьмым марта! Обещаю всегда тебя слушаться». Он вручил  ей открытку, а сам стоял рядом и ждал. Мама прочитала открытку в одну секунду. Даже как-то неинтересно — как  взрослые быстро читают!

А когда он уже уходил в школу, мама вдруг сказала ему:

— Возьми несколько веточек мимозы и подари Лене Поповой.

Лена Попова была его соседкой по парте.

— Зачем? — хмуро спросил он.

— А затем, что сегодня Восьмое марта, и я уверена, что все ваши мальчики что-нибудь подарят девочкам.

Ему очень не хотелось тащить эти мимозы, но мама просила, и отказывать ей тоже не хотелось. Он взял три веточки мимозы и пошёл в школу.

По дороге ему казалось, что все на него оглядываются. Но у самой школы ему повезло. Он встретил Лену Попову. Подбежал к ней, протянул мимозу и сказал:

— Это тебе.

— Мне? Ой, как красиво! Большое спасибо!

Она готова была благодарить его ещё час, но он повернулся и убежал.

А на первой перемене оказалось, что никто из мальчиков в их классе ничего не подарил девочкам. Ни один. Только перед Леной Поповой лежали нежные веточки мимозы.

— Откуда у тебя цветы? — спросила учительница.

— Это мне Витя подарил, — сказала Лена.

Все сразу зашушукались и посмотрели на Витю, а  Витя низко опустил голову.

— Вот как! — сказала учительница. — Ты оберни концы веток в мокрую тряпочку или бумагу, тогда они у тебя не завянут.

А на перемене, когда Витя как ни в чём не бывало подошёл к ребятам, хотя чувствовал уже недоброе, они вдруг закричали:

— Тили, тили-тесто, жених и невеста! Витька водится с девчонками! Витька водится с девчонками!

Ребята засмеялись и стали показывать на него пальцами. А тут проходили мимо старшие ребята и все на него смотрели и спрашивали, чей он жених.

Он еле досидел до конца уроков и, как только прозвенел звонок, со всех ног полетел домой, чтобы там, дома, сорвать свою досаду и обиду.

Он забарабанил изо всех сил по двери  и, когда мама открыла  ему, закричал:

— Это ты, это ты виновата, это всё из-за тебя! — Он почти плакал. Вбежал в комнату, схватил мимозы и бросил их на пол. — Ненавижу эти цветы, ненавижу!

Он стал топтать их ногами, и жёлтые, нежные цветочки лопались под грубой подмёткой его ботинок.

— Это мне подарил папа, — сказала мама.

 

А Лена  Попова  несла  домой  три  нежные  веточки  мимозы  в  мокрой тряпочке, чтобы они не завяли. Она несла их впереди себя, и ей казалось, что в них отражается солнце, что они такие  красивые, такие  особенные...

Это ведь были первые мимозы в её жизни...

 

Вожак

 

— Пойдём на Чатыр-Даг, — сказал первый мальчик.

— Скучно, — сказала девочка. — Мы там недавно были.

— Давайте искать сердолики, — сказал второй мальчик.

— Жарко, — ответила девочка. —  Солнце  слепит  глаза,  и  ничего  не видно.

Они сидели поджав ноги. Мальчики спиной ко мне — я видел их тоненькие шеи.  А девочка — лицом. У неё  было  обветренное, загорелое лицо, исцарапанные ноги и мокрые волосы. Ребята только что вылезли из моря.

— Что, не можете договориться, как провести время? — спросил я.

Они посмотрели на меня, и девочка сказала:

— Каждый день придумывают одно и то же. Скучно...

— А она ничего не придумывает, а только скучает, — сказал первый мальчик.

— Да, тяжёлое ваше дело.

Они вздохнули. Палило солнце, искрилось море, и было тихо-тихо.

— А знаете что, — сказал я, — вы по очереди на один день или на неделю выбирайте себе вожака, и в этот день, что он  придумает, то вы и будете делать. Только обязательно.

— Интересно. А кто будет первым вожаком? — спросила девочка.

— Ну кто? Кто-нибудь из вас троих.

— Нас не трое, — сказал второй мальчик. — Нас четверо. Сейчас ещё Димка придёт.

— Димка у нас странный, — сказала девочка.

— Чем же он у вас странный?

Она засмеялась:

— Он иногда заплывает вон на ту скалу в море и поёт песни из кинофильмов или читает стихи.

— А однажды он устроил там обсерваторию, — сказал первый мальчик. — Всю ночь глядел в какую-то трубу: хотел увидеть космический корабль.

— А я слышал, — сказал второй мальчик, — как он разговаривал с морем.

Иду я. Тихо. И вдруг слышу: «Молчишь, не отвечаешь? Всё равно я разгадаю твои тайны и овладею твоей силой! Иногда ты мне кажешься очень хитрым. А иногда добрым, когда я лежу на твоём берегу и ты шепчешь мне, какие  можно построить  морские электростанции, используя твои подводные течения».

Смотрю — никого. Один Димка на берегу и кричит все эти слова. Я ему говорю: «Димка, с кем ты разговариваешь?» А он посмотрел на меня и отвечает: «С морем».

— С морем? — удивился я.

— Ну да. Оно ведь живое.

И в это время появился сам Димка. Он летел стрелой. Лицо у него маленькое, волосы кудрявые и спутанные.

Ребята повернулись в его сторону.

— Я видел, я видел гремучую змею! — сказал Димка. — Она ползла, тихо пошёптывая, и я слышал её шипение. Я хотел её тут же убить, чтобы добыть яд для лекарств. Но потом я подумал, что вам тоже будет интересно посмотреть на живую змею. И я примчался за вами.

Мальчишки тут же вскочили.

— А она нас не укусит? — спросила девочка.

— Трусиха! — сказал первый мальчик.

— Девчонка! — поддержал его второй. — Пошли, Димка, без неё.

— Что ты, — сказал Димка девочке и тихо добавил: — Эта змея — обыкновенный уж. Про гремучую я придумал для интереса. И убивать мы её не будем. Ужи — безвредные змеи.

Девочка засмеялась и побежала с Димкой догонять нетерпеливых мальчишек.

Так я и не успел сказать ребятам, что самым лучшим вожаком для них будет Димка. Он научит их всех мечтать...

 

Литература

 

1. Железников В. Ночной ветер. — М., Детская литература, 1984.

2. Иванов С. Про чудака и про тебя / Пионер. — 1975. — № 10.

3. Разумневич В. С добрым утром, хороший человек! К 60-летию писателя В. Железникова / Пионер. — 1985. — № 10.