Login
needlewoman.infoновости гламура

Виталий Бианки

Виталий БианкиВиталий Валентинович Бианки родился сто двадцать лет назад — в 1894 году. Он написал много книжек о растениях и животных. Сразу видно, что писатель — знаток природы. И это не случайно: в компанию птиц, зверей, деревьев и цветов он попал в раннем детстве.

Позже он открыл для себя секрет, как рассказать об удивительных открытиях этого огромного живого мира всем людям, большим и малым, взрослым и детям. Для этого нужно было найти такое волшебное слово, которое бы расколдовало всё тайное, не видимое глазу человека могущество природы. Виталий учился в университете, стал биологом, путешественником, исследователем.

Было тяжёлое время, шла Гражданская война, строилось новое государство, учёные изучали природные богатства своей страны. Чтобы по-настоящему узнать о родине, молодому человеку пришлось своими ногами исходить тысячи просёлочных дорог, лесных, полевых, горных тропинок, побывать на Балтике, Урале и Алтае, Волге и в Казахстане. Обо всём увиденном и услышанном хотелось рассказать, и Виталий Бианки ведёт дневники, записывает свои наблюдения в толстые тетрадки, пытаясь сохранить самое интересное, самое важное.

С 1922 года Бианки стал сочинять книги для детей. Более трёхсот рассказов, сказок, былей, небылиц, повестей и очерков составляют прекрасную библиотеку для юных читателей. Сначала тебя захватывает приключенческий сюжет о жизни птиц и зверей, потом запоминаются повадки животных, и ты понимаешь, что в природе мелочей, пустяков не бывает. Много радости и знаний доставляют книги Виталия Бианки каждому, кто их откроет. Нужно только захотеть самому смотреть, замечать, любить.

Бианки начал писать в весёлое для детской литературы время: тогда начинали и Самуил Маршак, и Борис Житков, и Аркадий Гайдар. Все они чувствовали себя открывателями нового, изобретателями и стали мастерами литературы. Бианки поменял естествоведческий факультет на институт истории искусств и связал для себя на всю жизнь науку и литературу.

Знаете ли вы, что у писателя было... ДВЕСТИ фамилий?! Самая короткая — Янки. А самая длинная — Крильянков. И много смешных: Пьянки, Вероянки, Въямке!

Дело было так. Бианки составлял на радио передачу «Вести из леса». В конце передачи всегда загадывались загадки. И диктор объявлял: «Дорогие ребята! Свои отгадки присылайте нам по адресу: Ленинград, радио, Виталию Бианки».

И письма с «разгадками» шли и шли... И Виталий Валентинович на конвертах читал: Талию Мианке, Виктору Ульянки, Биданки, Мъянки, Венки! Писателю оставалось только смеяться и пополнять список этих странных фамилий.

Книга писателя «Лесная газета» самая оригинальная из книг. По своей форме она действительно похожа на газету, в которой были разные отделы: и «телеграммы из леса», и «радиопереклички», и новости, и рассказы, и викторины, и даже объявления («ищем квартиры», «мы уже прилетели»). Даже месяцы назывались в ней по-новому: «месяц пробуждения от спячки», «месяц возвращения перелетных птиц на родину», «месяц песен и плясок», «месяц гнёзд».

Кончалась она нелёгкими для всего живого «месяцем лютого голода» и «месяцем дотерпи до весны». Книга была настолько популярна, что у неё образовался круг единомышленников, юннатов. Юные корреспонденты писали Бианки о своих наблюдениях. Некоторые из них стали потом известными писателями, например Николай Сладков.

Не надо отправляться за тридевять земель, в тридесятое царство в поисках нового, ещё никем не виданного: оно у нас под боком, и каждый может дойти до него пешком. Виталий Бианки

Удивительную Зелёную страну населяют удивительные жители: в перьях, в шерсти, в чешуе! Они живут под водой, под землёй, в воздухе. Умеют петь... хвостом, слушают... животом и видят... носом!

Необычные там происходят события: птицы спят под снегом, звери летают по воздуху, рыбы выползают на сушу. Встречи там всегда неожиданны, а знакомства поразительны. И на каждом шагу — загадки. А лежит та страна не за горами, не за морями, а рядышком — за околицей!

Чудеса открыты для всех! Тёмный лес из хаоса звуков, красок превращается в мудрое и красивое царство: «Чей нос лучше?», «Чьи это ноги?», «Кто чем поёт», «Лесные домишки», «Лесные разведчики».

Зелёный мир и писатель, его нам открывший, навсегда сохраняется в нас, как всегда сохраняется в нас далёкое детство. Вот что пишут ребята о книгах Виталия Бианки:

«Книги В. Бианки мне очень нравятся. Они зовут читателя наблюдать, сравнивать, думать, быть хорошим следопытом-исследователем. Писатель учит читателя раскрывать тайны леса, разгадывать маленькие и большие загадки из жизни зверей и птиц».

«Я очень люблю животный мир, люблю красоту нашей природы. В книгах В. Бианки очень хорошо описывается каждое движение природы, можно сразу представить всех жильцов этого загадочного и таинственного мира. Какой прекрасный рассказ «Мурзук»! Какая преданность у животного! Я хочу, чтобы каждый человек преданно служил природе, чтобы он не был жесток к ней».

«Моё любимое занятие — читать. Больше всего читаю о собаках, птицах, животных. Я прочла много книг В. В. Бианки: «Первая охота», «Лесные были и небылицы», «Птичьи разговоры», «Рыбий дом». Я о многом узнала и поняла, что Виталий Бианки очень любит зверей и птиц и понимает их голоса. Я стараюсь запомнить каждое слово этих замечательных книг. Я рассказывала о прочитанном моим друзьям и знакомым. Они восхищались рассказами».

Очень интересны и воспоминания о встречах с Виталием Бианки. Их оставили его ученики и коллеги — журналисты, биологи, писатели. Познакомьтесь с ними.

 

В. Чернышев

Равнодушным вход воспрещён


Когда пишут о писателе, чаще всего вспоминают свою первую встречу с его книгой. Я не могу сказать так о книгах Виталия Бианки. Мне кажется, этого писателя я знал всегда. Его книжки вошли в мою жизнь так же естественно, как окружавший меня мир природы. Они объясняли мне этот мир и помогали постичь его.

Услышал я когда-то поздней весной у нас на пруду страшные, ни на что не похожие звуки: прумб-бу-бу-бум! — и узнал выпь, уже знакомую мне по книжке Виталия Бианки «Кто чем поёт?».

Летом выкосили на пруду окрайки тростника, чтобы накрыть им шалаш в саду, и я увидел в обкошенных зарослях удивительную птицу: стоит она в тростнике и медленно-медленно вытягивает шею, будто с трудом разгибает запрятанную в ней проволоку. Вытянулась шея вверх, уставился острый нос в небо, и птица замерла, слилась с тростником. И сразу вспомнилась мне книжка Виталия Бианки «Первая охота».

У Виталия Валентиновича Бианки был редкостный дар: он умел увидеть в самом обычном чудесное, сказочное, увидеть — и удивиться. Это отразилось в его книгах и стало главной, отличительной чертой всего творчества писателя.

Но ведь для писателя-художника этого недостаточно. Каждый, наверное, кто ночует в лесу — путешественник, охотник, натуралист, — ощущает себя как бы попавшим в сказку, хоть немножко испытывает чувство сказочной жути, а если совсем не ощущает такого, так ему лучше сидеть дома, там и спать удобнее!

Писателю мало увидеть что-то особенное — он должен уметь передать свои впечатления читателю. Виталий Бианки обладал и таким даром. Он был мастером рассказа, мастером образного языка и правдивого вымысла, столь необходимого художественной литературе и особенно — для детей. Это тем более удивительно, что Виталий Валентинович был к тому же учёным-биологом: он написал несколько научных работ и вместе с охотоведами Н. А. Зворыкиным и В. П. Лобовым издал пособие для охотников.

Трудно назвать писателя, который бы умел так искусно сочетать фантазию художника со строгой достоверностью факта, как Виталий Бианки. В его книгах не найти таких нередко встречающихся в печати фраз, как «в кустах пискнула какая-то пичуга» или «на поляне цвели белые и жёлтые цветы»,— у него всё имеет своё точное название, и даже в сказках животным присущи характерные черты их поведения.

Но это не значит, что такая достоверность «сушила» прозу Виталия Бианки и делала ее «наукообразной» — в его книгах нам предстаёт необыкновенный, чудесный мир, полный жизни, щебета птиц, запахов трав и звериных следов, встреч с умелыми, знающими этот мир людьми, — мир, в котором ежечасно происходят удивительные вещи — надо только уметь их замечать.

«Утверждаю в трезвом уме и памяти: здесь, в Боровичском районе Новгородской области, — СТРАНА ДИВ, — говорил Виталий Валентинович. — Могу смело утверждать это, потому что её здесь открыл для себя. А это именно такая страна, которую каждый сам должен открыть — и действительно открывает для себя каждый краевед. У входа в Страну Див надпись: «Равнодушным вход воспрещён».

Виталий Бианки открывал Страну Див всю жизнь. Будучи ещё гимназистом — в окрестностях лоцманского посёлка Лебяжье на берегу Финского залива под Петербургом, где каждое лето жила семья Бианки; в студенческие годы и после университета — во время первой экспедиции и скитаний по Волге, Уралу, Казахстану и Алтаю, где Виталий Валентинович некоторое время был учителем естествознания и участвовал в организации краеведческого музея в Бийске; при путешествии вместе с художником Курдовым на север Сибири...

Да так ли важно перечислять маршруты путешествий? В наши дни путешествует людей немало... Гораздо интереснее, как, каким образом открывал свою страну писатель.

Его отец был крупным учёным-биологом, старшим хранителем Петербургского зоологического музея Академии наук. Виталий Валентинович оставил много записей, имеющих не только биологическую ценность, но и литературную — ведь он и здесь был писатель! Например, о птицах Новгородской области он составил целую картотеку, где на отдельных карточках указывалось видовое название птицы, дата встречи с нею, обстоятельства встречи, поведение...

Такая дисциплина наблюдений, наверное, способствовала поэтическому, художническому открытию чудесной Страны Див, хотя, конечно же, не она одна определяла формирование Виталия Бианки как писателя. Как, из чего складывается талант? — едва ли ответит на этот вопрос любой художник...

Можно с уверенностью сказать, что ни один из писателей, писавших о природе, не сделал так много для развития юннатского движения в стране, как Виталий Бианки. Он посещал занятия кружков, юннаты летом выезжали в Новгородскую область, где жил Бианки, и вместе с ним вели наблюдения, помогали ему вести записи для большой научной работы «Птицы Мошенского района».

А самый главный вклад в работу юннатов внесли, конечно, сами книги писателя, его замечательная «Лесная газета на каждый год», передачи «Лесной радиогазеты», которую он составлял и редактировал. Тысячи писем со всех концов страны шли в адрес этой передачи от юных испытателей природы! Миллионы радиослушателей и читателей «Лесной газеты» становились в той или иной мере естествоиспытателями и пополняли армию юннатов.

Невозможно подсчитать, сколько трудится в стране биологов, бывших мальчишек и девчонок, у которых первый интерес к природе пробудили книжки Виталия Бианки. Немало, наверное, найдется и детских писателей — и не только пишущих о природе,— которые могли бы назвать, так или иначе, Виталия Бианки своим учителем...

«Писатель — мироощущение, а не профессия, не служба»,— говорил Виталий Бианки.

Своё светлое мироощущение он подарил миллионам читателей. Если человек с толком прочитал его книги и впитал его мироощущение, он почувствует, как близка и интересна стала ему жизнь природы, как незаметно исчезла скука, и, значит, почувствует себя счастливее.

 

А. Зайцев

Письма Бианки

 

Тонкое и наблюдательное перо Виталия Бианки внимательно и с трепетной любовью подмечало и угадывало самые сокровенные, самые затаённые страницы окружающего живого мира. Более четверти века он сотрудничал с журналом «Юный натуралист», в котором были опубликованы рассказы «Рождение радости», «Жук из Колорадо», «Лесные игры», повесть «Клуб колумбов» и многие другие произведения писателя. Значительную часть своей жизни он провёл в тесном общении с природой: в лесу, у озера или реки, среди раздолья лугов и полей.

Частыми гостями у него были юннаты. «Мои помощники» — как называл их сам Бианки. Щедро раскрывал он ребятам тайны природы, помогая понять и навсегда полюбить этот сказочный мир животных и растений.

Беззаветной любовью к природе наполнены и письма Бианки. Вот отрывки из некоторых: «Придумал я опыт — и второй год ставлю его. КУКИД называется: от слов «кукушкина идея». (Так под этим названием я и в Географическом обществе делал зимой доклад о своём опыте!)

Перекладываю яйца и птенцов из гнёзд в гнёзда разных птиц. И чудные вижу вещи.

Голубое яйцо каменки — с готовым уже птенцом — подкинул к четырём розовым яичкам маленькой пеночки-пересмешки. Приняла — усыновила. На следующий день вылупился птенец каменки. Стал расти. И отблагодарил кормившую его пеночку: избавил её от труда высиживать свои яички — высидел их ей. Пеночка вскормила его (ей это было легко: одного-то птенца кормить!); он вылетел, а она принялась выкармливать своих ребят.

Гнёзд я нахожу много — ведь всякую птицу знаю по имени и отчеству. Сейчас (хотя очень занят и не каждый день удаётся выходить) нашел уже 61 гнездо, а в прошлом году у меня их было 165 — 48 разных видов. Приезжает ко мне каждый год целая экспедиция юннатов — славнейшие мальчишки и девчонки. Работаем здорово».

«Меня одолевает моё «дикое птичье царство»: уже 130 гнёзд! Ни работать, ни на письма отвечать не успеваю. Завтра наконец приедут мои помощники — юннаты; будет легче».

Эти письма помогают понять тайны творческой лаборатории замечательного писателя-натуралиста.

 

Е. Таратута

Перо синей птицы


Прославленный автор замечательной «Лесной газеты» и прекрасных книг о птицах, зверях, Виталий Валентинович напоминал мне расписную деревянную матрёшку: начнёт один рассказ, как будто всё ясно, а к концу, оказывается, рассказ совсем и не о том, что думалось вначале. Из внешнего, верхнего рассказа вынимался другой, более значительный, сокровенный.

Любил рассказывать про птиц. Для меня всегда было тайной понимание языка пернатых. А Бианки был здесь лингвистом-профессором. Казалось, мир птиц — это мир доброй гармонии, щедрой музыки пения, и особенно дорог был этот мир в дни войны. Мы часто включали в передачи для детей рассказы о природе и в первую очередь рассказы Виталия Бианки.

Но мир птиц был полон своих драм и трагедий, и Бианки раскрывал детям его сложность и многообразие.

Однажды Виталий Валентинович пришёл в редакцию взволнованный и встревоженный — ему нужно было куда-то ехать.

Он достал из портфеля маленькое пёрышко дивной красоты. Положил мне на руку — оно уместилось на моей ладони. Оно все переливалось: нежно-голубой цвет переходил в лазоревый, потом — в густо-синий. Оно было как живое!

— Хотел вам свою книжку подарить, да нет у меня ни одной сейчас. Принёс вам перо синей птицы. На счастье... Берегите его. Всё будет хорошо. Оно же от синей птицы...

Я сберегла это пёрышко. Оно не потускнело от времени и так же переливается сказочным сине-лазоревым сиянием, как все книги Бианки.

 

Литература

 

1. Гатов А. Виталий Бианки.

2. Дмитриев Ю. Волшебное слово писателя.

3. Сладков Н. Писатель-следопыт.

4. Таратута Е. Перо синей птицы.

5. Халтурин И. Единственная в мире.

6. Чернышев В. Равнодушным вход воспрещён.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наш календарь

<< < Фев 2014 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28