Русские авторы

Денис Иванович Фонвизин

Блистательный сатирик XVIII века Денис Иванович Фонвизин в памяти читателей до сих пор остаётся создателем комедии «Недоросль», известной ещё со школьной скамьи по словам Митрофанушки «Не хочу учиться, хочу жениться». А ведь у Фонвизина есть пьеса «Бригадир», «Письма из Франции», «Всеобщая Придворная Грамматика», мемуары, сатирическая и философская проза.

Драматург один из первых начал раздвигать границы классицизма, насыщая свои комедии разговорным языком, заставляя героев высказываться о семье, воспитании, образовании, национальной культуре, правах и обязанностях гражданина, истинном благородстве человека, злоупотреблениях властью, переустройстве общества.

Фамилию сатирика долго писали на немецкий манер: «фон Визен» или «Фон Визин». Впервые указал на этот недостаток Пушкин: «Что он за нехристь? Он русский, из перерусских русский». Но только после 1917 г. фамилия приобрела своё привычное начертание «Фонвизин».

Денис Иванович вырос в богатой дворянской семье, где любили правду, преданно служили отечеству, не терпели «подношений» и подхалимства, благоразумно вели хозяйство, гуманно относились к слугам и крестьянам, великодушно помогали тем, кто нуждался в помощи. Отец самолично учил сыновей грамоте, внушая, что побои не могут исправить дурные наклонности человека.

Продолжилось обучение в гимназии при Московском университете, а затем на философском факультете. Фонвизин вспоминал, как учитель латинского языка перед экзаменом объяснял, для чего у него на кафтане пять пуговиц, а на камзоле четыре: станут спрашивать о склонении слова, нужно примечать, за какую пуговицу на кафтане он возьмётся, о спряжении можно догадаться по камзольным пуговицам. Поначалу учение было несносным, потом стало гораздо лучше, Фонвизин овладел немецким, французским, полюбил словесность, будучи студентом, пристрастился к переводам и театру.

Когда пришло время идти на военную службу, Денис Иванович, с детства страдающий от мучительных головных болей, предпочёл стать переводчиком в Иностранной коллегии и уехал в Петербург, где близко познакомился с двором Екатерины II, воочию увидел деятельность лицемерных царских вельмож и произвол фаворитов, разбирая многочисленные челобитные о плутовстве и мошенничестве. Об опыте тех лет Фонвизин рассказал в басне «Лисица-казнодей» (то есть проповедник), сатирическом «Послании к слугам...» и «Всеобщей Придворной Грамматике».

Независимое положение писателя, его смелость, наблюдательность, остроумие, способность пародировать своих знакомых, умение смеяться весело и ядовито восхищали и пугали современников. Перед ним заискивали, его боялись, ему завидовали. «Наука хитро льстить языком и пером... знатным приятна, а льстецу полезна», — рассуждал Фонвизин о придворных добродетелях. Его интересовали вопросы: каким должен быть истинный дворянин, какие нравственные понятия важны для дворянского сословия. Всё, что не соответствовало идеальным представлениям драматурга о чести, долге, нашло своё яркое выражение в комедии «Бригадир».

Бригадир с семьёй останавливается в поместье Советника, собирается женить своего сына на Софье, намечается день свадьбы, но невеста любит другого, да и будущий жених не оставляет без внимания кокетливую Советницу. Это брак по расчёту, ведь Бригадир не очень-то богат, хотя и имеет чин повыше, чем у Советника.

Чин бригадира — промежуточное звание между полковником и генералом в «Табели о рангах» — был упразднён Павлом I. После успешной постановки комедии Фонвизина на театральной сцене слово «бригадир» стало нарицательным.

Жизненные ценности дворян, изображённых в комедии, во многом схожи: Бригадир и Советник не лишены здравого смысла, всю жизнь служили ради карьеры и материального достатка, труден и долог был их путь к высоким чинам.

Примечательно, что Бригадир ни разу не вспоминает ни одной военной кампании, где он отличился, служа отчизне. Он пренебрежительно, жестоко относится к своим домочадцам, потому что привык действовать, как на плацу или при взятии фортеции, угрозами, насилием, натиском.  

Советнику не стыдно брать взятки, ведь он убеждён, что дела решать за одно жалованье нельзя, за всенощную можно отмолить всё, что украдено днём, и дочь свою готов выдать замуж за Иванушку только потому, что ему приглянулись деревеньки Бригадира.

Но молодое поколение дворян ничем не лучше стариков: наслаждается модной светской жизнью, подражает иностранным манерам, презирает русское происхождение, не заботится о выполнении долга, не становится образованнее отцов. Зачем покупать и изучать грамматику, если в ней нужды нет? Читай военный устав, указы, расходные тетрадки или французские романы. Если уж жениться, рассуждает щёголь Иванушка, то лучше уж на той, с которой можно говорить по-французски. Он заботится лишь о наружной красоте, а не о внутренней, готов вызвать на дуэль даже отца, которого принимает за соперника, стесняется своих родителей, тяготится всем русским:

«... Кружева и блонды составляют голове наилучшее украшение. Педанты думают, что это вздор и что надобно украшать голову снутри, а не снаружи. Какая пустота! Чёрт ли видит то, что скрыто? А наружное всяк видит».

«Итак, вы знаете, что я пренесчастливый человек. Живу уже двадцать пять лет и имею ещё отца и мать».

«Тело моё родилось в России, это правда, однако дух мой принадлежал короне французской».

Положительные герои комедии никого не переубеждают, не воспитывают. Добролюбов объясняет удивлённому Советнику, как ему удалось решить тяжбу в свою пользу: он обратился не к взяткам, а напрямую к «вышнему правосудию». Софья спокойно выслушивает жалобы Иванушки, не проявляет сочувствия и к Бригадирше, которая жалуется на свою незадачливую судьбу, постоянно терпя грубости и побои мужа.

В пьесе нет известных комических приёмов: переодеваний, потасовок, недоразумений, путаницы, «говорящих фамилий». Автор использует языковые особенности своих героев для их саморазоблачения: Иванушка и Советница говорят по-французски, речь Советника состоит из церковно-славянских слов, Бригадир не может обойтись без просторечий. Цель Фонвизина — показать невежество, ограниченность дворянского круга, высмеять тех, кто уклоняется от выполнения своих прямых обязанностей, кто не соответствует истинному назначению честного, благородного гражданина.

Не лучше оказалась и Франция, куда отправляется Фонвизин для лечения жены и с поручениями по дипломатической части. О своих впечатлениях он рассказывает в письмах, которые регулярно отправляет в Москву.  

«Деньги суть первое божество сей земли. Развращение нравов дошло до такой степени, что подлый поступок не наказывается уже и презрением...».

«Редкого я встречаю, в ком бы неприметна была которая-нибудь из двух крайностей: или рабство, или наглость разума».

Писателю удалось познакомиться с разными людьми, побывать на фабриках, в судах, больницах, театрах, музеях, библиотеках. Он воочию убедился, как мало знают во Франции о России.

После возвращения на родину, Денис Иванович увлечённо занимается политикой, вместе с Никитой Паниным пишет «Рассуждение о непременных государственных законах». Но, к сожалению, этот проект российской конституции так и остался проектом: Павел I спрятал его в секретный ящик, где бумаги пролежали до тех пор, пока их не нашёл Николай I, который передал документы в Государственный архив с пометкой «не вскрывать».

Фонвизин подаёт прошение об отставке и возвращается к литературной деятельности. Он пишет комедию «Недоросль», но недовольные власти на несколько месяцев затягивают её постановку. Когда же премьера пьесы состоялась, некоторые зрители кидали на сцену полные кошельки. В те времена это был знак наивысшего одобрения.

Пьеса произвела сильнейшее очищающее действие на нравы молодых людей: не один лентяй боялся прослыть «Митрофанушкой», вовремя спохватывался и дерзал осилить горький корень учения, пытаясь в будущем познать всю сладость его плодов. 

Так наглядно, так достоверно удалось драматургу показать примеры «злонравия», что без горького смеха не проходит ни одна сцена, хоть самая первая с примеркой Тришкиного кафтана, хоть последняя с причитаниями несчастной матери. Особенно памятны те сцены, где учителя пытаются чему-нибудь научить недоросля, а в их наставления бесцеремонно вмешивается госпожа Простакова, поучая сына не верить на слово наставникам. Комичен и диалог во время экзамена Митрофанушки, который уже четыре года учится, а толку никакого.

В «Недоросле» все персонажи открыто противостоят друг другу: муж, сын, брат, слуги — госпоже Простаковой; Кутейкин, Цыфиркин, Вральман — Митрофанушке; Софья, Милон, Стародум, Правдин — Скотинину и Простаковым. О каждом можно судить по именам.

Добродетельные беседуют внятно, рассудительно и любезно, «злонравные» ругаются по любому поводу: то кафтан не подходит для дитяти «деликатного сложения», то нянька не защитила «робёнка», то братец не уступил по своей воле, то дядя Софьи не умер, как считалось всеми, а объявился собственной персоной. Скотинины — Простаковы ничему не учатся и этим гордятся. А письмо Стародума прочесть не может вся семья!

Назидателен и серьёзен бывший военный, ставший предпринимателем, мудрый Стародум, строг и справедлив чиновник Правдин, честен и просвещён офицер Милон, скромна и образованна бесприданница Софья. Их отношения отличаются истинными добродетелями. Они ни с кем не спорят, не сердятся, находят поддержку и понимание друг в друге, тонко иронизируют над невежеством и корыстолюбием «бесчеловечных» господ.

Что и говорить! Вся комедия разошлась на цитаты:

«Всё то вздор, чего не знает Митрофанушка».

«Тщетно звать врача к больным неисцельно».

«Начинаются чины — перестаёт искренность».

«Наличные деньги — не наличные достоинства».

«Добродетель всё заменяет, а добродетели ничто заменить не может».

«В человеческом невежестве весьма утешительно считать всё то за вздор, чего не знаешь».

«Без знатных дел знатное состояние ничто».

«А разве тот счастлив, кто счастлив один?»

«Наглость в женщине есть вывеска порочного поведения».

«В большом свете водятся премелкие души».

Остроты Фонвизина рождены не весёлым нравом, а глубочайшей печалью из-за несовершенства человека и общества. При внимательном чтении комедии, написанной два века назад, становится понятно, что многое и сегодня звучит современно: человек должен быть образованным, гуманным, жить для общей пользы, власть обязана заботиться об интересах отечества и её гражданах.

После успеха «Недоросля» сочинения Фонвизина стали запрещаться. Не вышла «Всеобщая Придворная Грамматика», где в едкой форме давались ответы на вопросы, например:

«— Что есть число?

— Число у двора значит счёт: за сколько подлостей сколько милостей достать можно...

— Что есть придворный падеж?

— Придворный падеж есть наклонение сильных к наглости, а бессильных к подлости...»

Не разрешено издание сатирического журнала «Друг честных людей, или Стародум», перенесена дата выхода в свет собрания сочинений писателя.

Фонвизин, являясь членом Российской Академии, занимается составлением словаря синонимов, которые он называет «сословами». Его «Опыт российского сословника» не столько лингвистическое произведение, сколько сатира на двор императрицы и способы её управления государством:

«Можно ЗАПАМЯТОВАТЬ имя судьи, который грабит, но трудно забыть, что он грабитель».

 «СКОТ никогда человеком сделаться не может, но человек иногда добровольно становится скотом».

«СУМАСБРОД весьма опасен, когда в силе».

«Есть большие ЧИНЫ, в которых нет никакой нужды иметь больших достоинств».

Писатель видит, насколько трудно перевоспитать мир разумным словом. Как же просвещать общество, если всё запрещено? Внезапная болезнь заставляет его ненадолго отложить занятия литературой, однако он не теряет силы духа, работает над автобиографией «Чистосердечное признание в делах моих и помышлениях», с известной долей иронии вспоминая о своих вольнодумных мечтах и заблуждениях, зло высмеивая нравы московской жизни.

Последствия паралича были таковы, что Денис Иванович не может самостоятельно передвигаться, с большим усилием произносит слова. За день до смерти он в последний раз встречается с писателями, словно предчувствует свой скорый уход.  

 

Литература

 

1. Макогоненко Г.П. «Друг свободы...» / Фонвизин Д. Сочинения. — М.: Правда, 1981.

2. Москвичёва Г.В. Русский классицизм. Пособие для учителя. — М.: Просвещение, 1978.

3. Фёдоров В.И. Русская литература XVIII века. — М.: Просвещение, 1990.

 

Задание для внимательных и любознательных читателей

Вы, конечно же, заметили, что в жизнеописании великого сатирика отсутствуют даты. Можно ли без них обойтись? В каких местах они необходимы? Попробуйте восстановить нужные даты!

Яндекс.Метрика