Login
needlewoman.infoновости гламура

Лев Абрамович Кассиль

Лев Абрамович КассильВсе, кто видел детского писателя Льва Кассиля (1905—1970), отмечали, что он был образцом хорошо воспитанного человека, скромным и изящным во всём: в костюме, в обращении с людьми, в своих привычках. Держался Лев Абрамович просто, по-дружески, а рассказывал так же интересно, как в своих книгах.

Читать книги Кассиля — одно удовольствие: так пишет, точно сам знаком с разными детскими проблемами, замечает каждую мелочь, которую обычно не видят взрослые, но для него всякая деталь полна значения и может быть интересной и важной.

На библиотечных полках не найти его книжек новыми: они всегда читанные и перечитанные, потому что ребята их любят. И так было с тех самых пор, как появилась повесть «Кондуит и Швамбрания», а молодой автор пришёл работать в журнал «Пионер».

Если собрать героев Кассиля всех вместе, вышло бы несколько пионерских отрядов: первый — Геннадий Черемыш со своими одноклассниками, второй — «синегорцы» во главе с Капкой Бутыревым, третий — Сима Крупицына с приятелями. Здесь же были бы и отважный Володя Дубинин, и юный художник Коля Дмитриев. Рядом с ребятами — вратарь республики Антон Кандидов и его друг Женя Карасик. Вот сколько героев создал писатель!

Детдомовец Гена выдумал, что знаменитый лётчик Черемыш — его родной брат. Когда обман раскрылся, лётчик простил Геннадия: мальчишке хотелось иметь старшего брата. Правдивая, смелая Сима, героиня повести «Великое противостояние», любого парня за пояс заткнёт. Как она отважно ведёт себя в тылу у врага! Хочется подражать и её учителю, отзывчивому, благородному человеку, который уговаривал Симу не увлекаться лёгким успехом, убеждал её, что в жизни есть ещё много интересного, кроме кино.

Книга «Дорогие мои мальчишки» рассказывает о ребятах, которые жили во время Отечественной войны. У Капки Бутырева отец ушёл на фронт, мать убили, и ему пришлось самому растить двух своих сестрёнок. В «Улице младшего сына» так достоверно раскрыты события из детства Володи Дубинина, что не забудешь и семью его, и Ваню Гриценко. Замечательно описана дружба Антона Кандидова с Женей Карасиком в повести «Вратарь республики». Читаешь, и самому хочется стать такими же смелыми и честными.

Короткой жизни Коли Дмитриева посвящена повесть «Ранний восход». У мальчика рано проявился талант живописца. Вдумчивый, взыскательный к себе и окружающим, юноша постигает азы художественного искусства, но нелепая смерть прерывает его ранний взлёт. Эту книжку обязательно нужно прочитать тем, кто интересуются живописью.

Трудно перечислить всё, что создано писателем. Книги не забываются, потому что за чтением каждой из них были пережиты какие-то хорошие минуты. Каждая научила чему-то нужному и доброму. Но самое главное — произведения писателя оказывали большое воспитательное влияние на молодых людей, учили быть храбрыми, правдивыми, любить Родину.

Однажды Лев Абрамович в своём дневнике написал: «Времени не хватает, как воздуха. Живу постоянно в муках временного голодания». И действительно, трудно совместить работу в Академии педагогических наук, в объединении московских детских и юношеских писателей, преподавание в Литературном институте, деятельность в составе редколлегий «Литературной газеты», «Известий», «Комсомольской правды». Но он всюду успевал!

А ещё Кассиль очень любил спорт и не пропускал ни одного соревнования, ни одной Олимпиады. Разве можно сосчитать, сколько людей стали заниматься спортом под влиянием его книг «Вратарь республики», «Ход белой королевы», «Чаша гладиатора»?

Кассиль писал для малышей крошечные тоненькие книжки, в которых рассказывал о покорителях полюса, о первых стратостатах, о метро, о планетарии, о морской жизни, об армии. Героями его книг были в основном мальчишки и девчонки. Он мечтал, чтобы молодежь вырастала не только здоровой, умной, весёлой, но и деликатной, отзывчивой, умеющей отличить подлинную культуру от наносных, нечистоплотных привычек, поэтому среди его книг можно найти «Дело вкуса», «Разговор о культурном человеке».

Лев Абрамович был замечательным оратором. Стоило только выйти на трибуну, произнести первые слова, как между ним и теми, кто пришёл его слушать, возникали невидимые, но крепкие нити. Лев Кассиль воспитывал не только тех, кому адресовал свои книги, но и литераторов. Это он убедил их, что писать для детей почётно и ответственно, что званием детского писателя надо гордиться.  

Кассиль вспоминал о том, как он выбирал свою будущую профессию:

«Мне поначалу писательство не давалось. Ещё учась в школе, сразу после революции, я стал работать в детской библиотеке-читальне, где дети рабочих смогли впервые дорваться до книги. Мы напридумали всевозможные кружки: драматический, литературный, стали издавать рукописный журнал. Я был его редактором, художником, и, конечно, мне захотелось выступить и в качестве автора».

Детство будущего писателя проходило бурно и было овеяно многими «славными подвигами». Сначала он хотел быть извозчиком (то же самое, что в наши дни мечтать стать гонщиком!). Потом вместе со своим братом занялся кораблестроением, используя для этого благородного дела всё, что было под рукой: «Я мастерил модели волжских пароходов. В ход шли старые картонки из-под маминых шляп, спицы от зонтов, дощечки от сигарных ящиков, лучинки». Обильно пропитывая «подручный материал» клейстером, братья прирастали штанами к стульям, а то и вовсе превращались в сиамских близнецов.

На смену кораблям пришёл гербарий. Лютики-ромашки не вызывали беспокойства у членов семьи, пока юный ботаник не затеял засушить дыню под папиным матрасом. Пострадали все: и дыня, и матрас, и сам натуралист. Тогда растения были безжалостно заменены насекомыми. Но как-то раз собранная коллекция жужелиц и бронзовок расползлась, и долго ещё по ночам слышны были дикие крики домочадцев, столкнувшихся в своих постелях с кем-то из жесткокрылых.

Окончив школу, неутомимый исследователь приехал в Москву и поступил в университет на физико-математический факультет. После лекций он подрабатывал художником-плакатистом в продовольственной артели, вечерами создавая плакатные шедевры: «Прибыли раки», «Получена свежая икра» и прочие, а после работы в многостраничных письмах домой описывал Москву: новостройки и шествия, театры и стадионы, магазины и зоопарк, выставки и музеи.

«Потом выяснилось, что младший мой братишка Ося и его приятели берут у матери эти письма, перепечатывают их на машинке и помещают отрывки в местной газете, под заголовком: «Письма из Москвы». За это им в редакции что-то платят, они не отказываются, берут гонорар, ходят в кино и едят пирожные за моё здоровье. Я решил, что могу и сам публиковать свои произведения, и сел писать рассказы. Но их не торопились печатать».

Молодой литератор обратился к памяти детства и создал весёлую, остроумную, захватывающую книгу о стране вулканического происхождения, которая была открыта по примеру Христофора Колумба вечером 8 февраля 1914 года, когда он с братом отбывал наказание в углу: «На 12-й минуте братишку, как младшего, помиловали, но он отказался покинуть меня, пока мой срок не истечёт, и остался в углу. Несколько минут затем мы вдумчиво и осязательно исследовали недра своих носов. На 4-й минуте, когда носы были исчерпаны, мы открыли Швамбранию».  

Интересные воспоминания о личных встречах с Львом Абрамовичем Кассилем остались у современной детской писательницы Марины Москвиной. Познакомьтесь с ними.

 

Марина Москвина

Небесная Швамбрания

 

Мы жили в Большом Гнездниковском переулке. В доме — он один такой в Москве — с крышей, которая заменяла жильцам двор. Там был и клуб, клумбы, качели, волейбольная площадка. Мы разъезжали по крыше на самокатах, роликах и велосипедах. А вечерами в клубный телескоп разглядывали звёзды и планеты.

Там же, на десятом этаже было издательство «Советский писатель». Издательские окна, огромные, от пола до потолка, смотрели на крышу.

Однажды летом мы играли в «12 палочек». Игра вроде «пряток», но выручаться надо, стукнув ногой по доске. С доски падают 12 палочек. Пока ты их подбираешь, все снова прячутся.

В тот день мне страшно не везло. Я эти палочки собирала раз восемь. И вдруг из окна издательства шагнул на крышу человек. Он был в очках, костюм — с жилетом! В кармане на груди платок... Как дирижёр! И он сказал:

— Чур, на новенького.

— Вот вы и водите,—говорю,— раз «на новенького»!

— Я и буду,—ответил этот человек. Он собрал палочки, сложил на край доски...

Но тут ему крикнули:

— Кассиль!

— Зовут,—сказал. И ушел. Обратно. В окно.

Это был Швамбранский адмирал! Автор «необычайных приключений двух рыцарей, в поисках справедливости открывших на материке Большого Зуба ВЕЛИКОЕ ГОСУДАРСТВО ШВАМБРАНСКОЕ»!!!

Тем летом я перешла в пятый класс, и не было книги, которую я и мои товарищи по крыше читали бы с большим удовольствием. Причём «Кондуит и Швамбранию» подарил моей маме сам Лев Кассиль.

Она училась в пятом или шестом классе. В Кратове, в пионерлагере под названием «Старый большевик», она бегала «загольным кипером» на футбольных соревнованиях. Или «заворотным хавом», как называли человека, подающего мячи футболистам.

Как-то на летней спартакиаде во время матча с пионерлагерем «Счастливое детство» вратарь команды «Старого большевика получил травму. В ворота поставили загольного кипера.

Тут команда активизировалась. Особенно капитан — форвард Зедон Имбовиц. Он вбил «Счастливому детству» подряд четыре гола.

На этой спартакиаде почетными членами жюри были режиссёр детского радио Роза Иоффе и Лев Кассиль. Они поздравили победителей и вручили им кубок.

— А что, ваш вратарь — девочка? — спросил Кассиль.

— Да, — отвечает Зедон. —Бывший заворотный хав, голкипер Люся.

Вот тогда-то и получила моя мама в подарок от Кассиля «Кондуит и Швамбранию».

Зедон сказал «голкипер», потому что «вратарём» защитника ворот стали называть позже. После того, как Лев Кассиль написал роман «Вратарь Республики».

История о подвигах, «волгаря-арбузника», легендарного футболиста Антона Кандидова, непобедимого, непробиваемого чудо-вратаря!.. Который под хохот зрителей заставил беспомощно дрыгать ногами свирепого Бена Хорга!.. История о благородном духе советского спорта, законах мужества и правилах товарищества поразила читателей. Будто роман был ответом на письмо школьника Льву Кассилю: «Дорогой Лев Кассиль, пожалуйста, напишите такую книгу, на каждой странице которой что-нибудь бы случалось!»

Свист голубятников, «дрынчание» воздушных змеев, гомон пристаней, великолепный бас профундо большого парохода, скрежет мотора глиссеров, уханье паровозных труб, восторженный рёв зрителей на трибунах стадиона!.. Лев Кассиль знал это всё. И не понаслышке.

Писатель был большим знатоком спорта. Как болельщик и спортивный журналист он объездил весь мир. «Мо-лод-цы!» — кричите вы на стадионе спортсменам и даже не подозреваете, что этот зажигательный клич изобрёл Лев Кассиль.

Дело происходило на зимних Олимпийских играх в Кортина ДʾАмпеццо. Разыгрывались титулы мировых и олимпийских чемпионов по хоккею с шайбой.

Советская команда встречалась с американцами. Шла «сухая ничья». И вдруг наш Хлыстов «распечатывает» ворота противника. До этого советские болельщики кричали своим: «Давай!» А тут Лев Кассиль говорит:

— Что бы нам крикнуть такое позвучнее, хором? Хо-ро-шо!.. Нет, слабо. Вперёд!.. Не звучит... Мо-лод-цы! А? Мо-лод-цы! Попробуем?

И вот, вспоминает радиорепортёр Гальперин, из ложи прессы маленький, но дружный хор во главе с Кассилем начал скандировать:

— Мо-лод-цы!!!  

За чистую борьбу любил спорт Лее Кассиль. Он терпеть не мог подлых приёмов — разных там «коробочек», «подножек», «рубчиков» и «подсечек» — не только в спорте, нигде. Недаром так рыцарственны, храбры и бескомпромиссны герои его повестей «Великое противостояние», «Черемыш...», «Дорогие мои мальчишки», «Будьте готовы, Ваше высочество!».

«Мы не должны терять твёрдую мужскую походку», — писал Кассиль. А поэт из выдуманной Кассилем страны Джунгахоры говорит: «Береги себя!.. Нет, не в работе, не в борьбе, не в любви. Там будь бесконечно щедр. А вот если требуют, чтобы ты покривил душой, ужался сердцем, притоптал, заглушил что- то главное в себе, — тут будь бережен, не уступай себя!»

Так жили и живут друзья Кассиля, вчерашние мальчишки, ставшие землепроходцами, мореплавателями, космонавтами. Так жил писатель Кассиль, он же «Лев Швамбранович», он же Арделяр Кейс-Каршандарский, он же гимназист Лёля, на всю жизнь сохранивший верность кодексу мальчишеской чести Покровской гимназии.

Вот мы и опять пришли к «Кондуиту и Швамбрании».  

Нет, ничего не стану я говорить о любимой своей «Швам6рании». Всё там любимое, вплоть до Длинношеего, Тараканьего Уса, Историка Э-мюэ, даже Цап-Царапыча...

Добавлю только, что один учёный открыл в небе малую планету. И назвал её «Швамбрания».

Не из наших ли — с крыши — тот астроном?

 

Литература

 

1. Алексин А. Судьба его книг прекрасна! / Жизнь и творчество Льва Кассиля. -  М.: Детская литература,1979.

2. Кто придумал книжкины именины? / Читайка. - 2010. - № 5.

3. Михалков С. Обыкновенное чудо молодости / Пионер. - 1965. - № 7.

4. Москвина М. Небесная Швамбрания / Москвина М. Приключения Олимпионика. — М.: Дет. лит., 1994.

5. Юрьева Н. Как хорошо быть адмиралом! / Костер. - 2005. - № 7.


Добавить комментарий

You cannot add a banned link


Защитный код
Обновить