Зарубежные авторы

Артур Конан Дойл

Ирландец, родившийся в Шотландии и воспитанный в Англии, сэр Артур Конан Дойл — один из самых любимых писателей юношества. Со страниц  его книг, будто живые, пришли в нашу жизнь Шерлок Холмс, доктор Ватсон, журналист Мелоун, профессор Челленджер, бригадир Жерар, моряк Родни Стоун, доблестные рыцари Томас Мэлори и сэр Найджел Лоринг...

И всё-таки пальма первенства отдана любителю головоломок и тайн Шерлоку Холмсу и его верному спутнику и помощнику Ватсону. Сколько ни появлялось других проницательных книжных сыщиков, а Шерлока Холмса и Ватсона затмить никто из них так и не смог. Эти литературные образы пережили своё время и, к счастью, не повторили «судьбу всего тленного, мнимого и реального», как предполагал автор.

Более ста двадцати лет назад, в Викторианскую эпоху, начал свои похождения мастер дедуктивного метода Шерлок Холмс, пережил недолгое царствование короля Эдуарда и ухитрился быть полезным в начале двадцатого века. Постоянство публики и её лояльность к приключениям сыщика не позволили Конан Дойлу «избавиться» от своего героя-спутника. Автор не без оснований считал, что исторические и фантастические романы менее популярны из-за Шерлока Холмса: «...он в какой-то степени стоял на пути признания моих более серьёзных литературных трудов».

Первые истории о талантливом детективе были опубликованы в 1887 году, когда вышел в свет «Этюд в багровых тонах». Через несколько лет писатель продолжил сюжетную линию в повести «Знак четырёх» и рассказе «Скандал в Богемии». С 1891 года в одном из английских ежемесячников стали печататься истории с продолжением, повествующие о всё новых и новых делах Шерлока Холмса.

Шестьдесят восемь рассказов входят в разные сборники под лаконичными и простыми заголовками: «Приключения...», «Записки...», «Возвращение...», «Архив...». Только вместо многоточий нужно подставить имя главного героя — Шерлока Холмса! Исключением является сборник «Его прощальный поклон». В названии не указано имени, но оно безошибочно угадывается всеми читателями.

Личность гениального сыщика интересовала всех без исключения: «Был ли Шерлок Холмс взят из жизни или это лицо — плод фантазии писателя?» Где родился и жил, из какой семьи, женат ли? Конан Дойла стали спрашивать, где он нашёл этот удивительный характер, как создал образ человека, который умеет разгадывать самые запутанные, загадочные и таинственные преступления? Поражались его рассудительности, тонкой наблюдательности.

И вот однажды Конан Дойл приоткрыл завесу тайны. В одном из интервью он сообщил, что Шерлок Холмс существовал в действительности. Им был проживающий в Эдинбурге доктор Джозеф Белл. Будущий писатель начинал в юности свою карьеру врача под его наблюдением. Удивительный логический склад мышления доктора произвели огромное впечатление на молодого Конан Дойла.

«Наблюдательность его, — писал Конан Дойл, — была из ряда вон выходящей. Когда я, добившись степени врача, отправился на службу в Африку, мне довелось попасть под начальство доктора Белла, замечательная индивидуальность и умение распознавать людей, подмеченные мною у моего учителя, произвели на меня такое глубокое впечатление, что без сомнения они послужили толчком к перемене призвания, и вместо врачевания я занялся писанием рассказов».

«Доктора Белла, — вспоминал Конан Дойл, — я как сейчас вижу перед собой: проницательные, серые, острые глаза, орлиный нос и выразительные черты лица. Вот он сидит в своём кресле со сложенными руками и смотрит в упор на кого-либо, стоящего перед ним. Он мог рассказать вам о характере человека, о его профессии по одному виду его рук, даже по рукавам пиджака».

Большую часть времени Конан Дойл должен был находиться в кабинете доктора Белла, вести осмотр пациентов, прежде чем они показывались доктору. Здесь писателю нередко приходилось быть свидетелем сцен такого рода.

— Я вижу, — обращается Белл к едва вошедшему пациенту, — вы страдаете от пьянства. Вы даже носите фляжку в кармане своего сюртука. Выбросьте её вон.

— А вы, я вижу, сапожник, — говорит он другому больному. Видя удивлённые лица больного и присутствующих на приёме студентов, поясняет:

— Всё очень просто — колени брюк этого человека изношены так своеобразно, как это может быть только у сапожника..

Конан Дойл нисколько не преувеличивал наблюдательность доктора. В большинстве случаев он действительно определял профессию своих пациентов сразу же, как только они появлялись в дверях его кабинета.

Указывая на вошедшего в комнату больного, Белл говорил студентам:

— Я не совсем уверен, работает ли этот человек на пробочной фабрике или же на аспидной ломке. Судя по лёгкому отвердению на одной стороне указательного пальца и маленькому утолщению на наружной стороне его большого пальца, он принадлежит к рабочим одной из этих двух отраслей.

Пациент оказывался пробочником.

— А вы, — говорил он другому увиденному им впервые человеку, — солдат, сержант и служили на Бермудах.

И, обращаясь к студентам, объясняет:

— Он зашёл в комнату не сняв фуражки, как будто в казарму. Значит, он солдат. Уверенный и авторитетный вид, а также возраст заставляют думать, что он был сержантом. Мелкая сыпь на лбу говорит, что он был на Бермудах, так как известно, что подобная сыпь появляется только у людей, живущих в этой местности.

— Это ваш первый ребёнок? — обращается Белл к бедно одетой женщине, сидящей в приёмной палате госпиталя. Удивлённая мать отвечает утвердительно. Она и не подозревала, какое большое значение для умозаключений Белла имела красивая шапочка, которую она с понятной расточительностью приобрела для своего первенца.

А вот какой случай произошёл с бедным рабочим, страдающим от болей в пояснице. Доктор Белл сразу же определил характер болезни и профессию пациента, хотя тот ещё не успел сказать ни слова.

— Боли в пояснице, не так ли? Если вы будете продолжать таскать ящики с кирпичами, то боль будет ещё сильнее.

Ошеломлённый каменщик в конце приёма с любопытством спросил:

— Кто сказал вам, что я каменщик?

Он так и не догадался, что глядя на его руки, доктор сразу определил его профессию.

Ошибался ли когда-нибудь Белл? Да, в качестве примера можно привести следующий случай.

Говоря однажды об эмфиземе лёгких как о болезни, встречающейся у людей, играющих на духовых инструментах, он обратился к пациенту, страдающему этой болезнью, с вопросом: «Вы из оркестра?» — «Да, сударь», — ответил пациент. — «Скажите, на каком инструменте вы играете?» — «На турецком барабане», — последовал ответ, вызвавший взрыв хохота студентов.

Применял ли когда-нибудь доктор Белл свою наблюдательность для раскрытия преступлений, как это делал литературный герой Шерлок Холмс?

Оказывается, да. Доктор Белл всегда проявлял интерес к преступлениям, казавшимся загадочными. Однажды он с одним из своих друзей оказал большую помощь полиции. Считая, что самостоятельно сделанные выводы двух людей по одному и тому же вопросу служат более прочной гарантией от ошибки, они договорились изложить свои предположения в письмах, которыми затем обменялись. В обоих письмах подозреваемым назывался один и тот же человек. Имя его было сообщено полиции, и преступление было раскрыто.

Доктор Белл сознавал, какую роль он играл в создании знаменитых рассказов об известном сыщике. Его самолюбию, вспоминал Конан Дойл, заметно льстили слова, которые ему часто приходилось слышать даже от незнакомых людей: «Вон идёт доктор Белл — это он настоящий Шерлок Холмс!» Однако писатель в одном из интервью сказал: «Шерлок Холмс... — это я сам и есть».

 

В. Сурмило

Шерлок Холмс с кнутом

 

Вот что можно было прочитать в начале нашего века на страницах петербургского журнала «Сатирикон»:

«...Поезд подошёл к платформе переполненным. Среди пассажиров был и он, великий мастер своего дела, правда, никем не узнанный. Он поехал в гостиницу в экипаже и дал «на чай» кучеру марку.

— Очень вам благодарен,— сказал кучер,— поверьте, мне доставило громадное удовольствие везти знаменитого Конан Дойла.

— Откуда же вы меня знаете?— спросил изумлённый турист.

— Из ваших сочинений, господин Конан Дойл. Они учат нас комбинированию. Я читал в газетах, что вы были в Ницце, а поезд пришёл оттуда.

— Ну, так что же? Ведь в поезде были сотни людей. И я, например, мог сесть в поезд во Франкфурте.

— Прошу прощении, господин Конан Дойл, на ваших сапогах я вижу следы пыли, той жёлтой пыли, которая бывает только на юге. Во Франкфурте сейчас нет пыли. Далее, вы сделали неоднократное движение рукой, поглаживая поясницу, очень характерное для туриста, просидевшего в поезде тридцать часов подряд. Следовательно, вы приехали из Ниццы.

— Положим. Но ведь оттуда приехало много туристов.

— Но не много англичан. А что вы англичанин, это я решил по ручке вашего зонтика. Такие ручки делаются только в Лондоне.

— Хорошо, вы узнали во мне англичанина. Но ведь это ещё не раскрывает личности.

— Ваш испытующий острый взгляд обратил на себя моё внимание, и я решил, что такой взгляд бывает только у человека, привыкшего разбираться в глубочайших тайнах.

— Что вы болтаете вздор? У всякого человека, которому нужен извозчик, острый ищущий взгляд.

— Прошу прощения, господин Конан Дойл, взгляд обыкновенных людей неспокоен и разбросан, а ваш взгляд ищет систематически. Кроме того, я заметил на вашей руке шрам, какие бывают от укусов. Этот шрам показывает, что человек имеет дело с преступниками.

— Поразительно! — сказал турист.— Ваша проницательность почти превосходит мою. Вы Шерлок Холмс среди кучеров! Вот вам ещё «на чай».

— Премного благодарен,— ответил кучер. — Между прочим, у меня был ещё один маленький признак: на чемодане, который отдали мне, написано «Конан Дойл».

 

Читая и перечитывая все приключения Шерлока Холмса, я искала знаменитую его фразу «Элементарно, Ватсон!» и была очень огорчена, потому что придумал её, оказывается не писатель Конан Дойл, а советский актёр Василий Ливанов, который очень удачно исполнил роль великого сыщика. Эта фразу ушла в народ и стала крылатой не без основания. Судите сами! Прочитайте очень забавный рассказ Марины Дружининой.

 

Марина Дружинина

Элементарно, Ватсон!

 

Посмотрел я в очередной раз фильм про Шерлока Холмса и твёрдо решил: буду сыщиком. Самого высокого класса, как Шерлок Холмс. Главное в этом деле — наблюдательность, умение мыслить логически и специальные знания. Прямо сейчас и начну тренироваться.

Тут в комнату вбежал Кирюшка. Рот у него был перемазан свёклой. Я пристально посмотрел на братишку, и мысль моя заработала.

«Кирюшка весь в свёкле. Значит, он её ел. Логично. Но одну только свёклу Кирюшка есть не станет — не любит. Зато он обожает свекольник и винегрет — вот и знания пригодились. — Я довольно потёр руки. — Поехали дальше. Свекольник исключается — Кирюшка обязательно облился бы этим самым свекольником. Остаётся винегрет! А я его, между прочим, тоже люблю!»

Я кинулся на кухню к бабушке:

— Можно винегретика?

— Как ты узнал, что я его приготовила? — удивилась бабушка.

— Элементарно, Ватсон, — Я пожал плечами. — Метод дедукции!

— Дедукция, говоришь? — заглянул в кухню дед. — А ты мою газету можешь найти? Ума не приложу, куда она подевалась. Всю квартиру обыскал! — Дедушка начал было сокрушённо вздыхать, но неожиданно заметил комара, севшего ему на руку. — Ух, мерзавец! — Дедушка хлопнул комара. — Ни днём, ни ночью нет покоя от этих кровопийц!

— Дедушка, — я прищурил глаза, как Шерлок Холмс. — Ты ночью бил комаров?

— Ещё как! Столько их за день налетело! Весь потолок облепили!

— Отлично! — Разгадка была близка. — А чем ты их бил?

— Газетой!

— Значит, твоя газета на шкафу, — заключил я. — Ты комаров на потолке бил, затем газету на шкаф положил и забыл!

Дедушка бросился в комнату и через минуту вернулся сияющий, с газетой в руках.

— Точно! Хорошая штука — дедукция! Спасибо!

Потом я решил поупражняться во дворе.

Вышел на улицу и тут же встретил Владика Гусева.

— Привет! — говорю. — Спорим на миллион, что ты идёшь из больницы! А маму твою ещё не выписали!

— Привет, — удивлённо захлопал глазами Владик. — А как ты догадался?

— Элементарно, — отвечаю. — Если бы твою маму выписали, ты бы не ходил в больницу. Логично?

— Логично, — согласился Владик.

— А то, что ты был в больнице, — развиваю дальше свою мысль, — можно определить, если внимательно посмотреть на твои ноги: в больничных бахилах по улице не ходят!

— Ой, правда, — захохотал Владик. — Забыл снять! Так и бегаю!

— Но это не всё, — попыхивая соломинкой, как трубкой, продолжал я. — На спине у тебя рюкзак. Значит, ты пошёл в больницу сразу после школы. Следовательно, ты ещё не обедал. — Логический ход моих мыслей, наконец, завершился. — Айда ко мне винегрет есть!

— Айда! — обрадовался Владик. — Я ужасно голодный! Спасибо!

...После обеда мы посмотрели ещё одну серию про Шерлока Холмса, и Владик отправился к себе домой. Вскоре пришла моя мама.

— Здравствуй, сынок! — поцеловала меня мама. — А почему ты до сих пор уроки не сделал?

— Как ты узнала? — настал мой черёд удивляться.

— Элементарно! — засмеялась мама. Но вместо объяснения строго добавила:

— Не теряй время! Садись заниматься.

Как всё-таки она догадалась? Вроде, нет никаких улик...

Да-а-а, пожалуй, Шерлоку Холмсу далеко до моей мамы!

 

Литература

 

1. Бастрыкин А. Кем был Шерлок Холмс? // Костёр. — 1983. — № 9.

2. Урнов М. Артур Конан Дойл //Дойл К. Собр. соч.: В 8 т. Т.1. — М.: Правда, 1966. — С.3—34.

3. Наркевич А. Конан Дойл и Шерлок Холмс //Дойл К. Собр. соч.: В 8 т. Т.1. — М.: Правда, 1966. — С.543.

4. Чуковский К. О Шерлоке Холмсе // Дойл А.К. Записки о Шерлоке Холмсе. — Л.: Дет.лит., 1991. — С.5—16.

5. Кагарлицкий Ю.И. Конан Дойл — рыцарь, литератор, человек // Дойл К. Собр. соч.: В 12 т. Т. 1. — Москва, 2005. — С.5—30.

6. Шабловская И.В. Дойл К. Записки о Шерлоке Холмсе. — Минск: Полымя, 1984. — С. 3—10.

Комментарии  

Rosalyn
# Rosalyn 01.05.2017 12:36
I also used the information above as effectively, as there are superb
tips for making coinage there.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Яндекс.Метрика