Login
needlewoman.infoновости гламура

Надо правильно шутить

ШутникЗнаете ли вы, как правильно шутить? Многие скажут: что тут такого — соврал удачно, и все посмеялись. Да нет! Не так-то это просто. Конечно, есть шутки хорошие, добрые, безобидные, а есть и другие, о которых вовсе не хочется вспоминать.

Детские писатели тоже любят шутить и героев своих многому учат. Можно придумать, как не завязывать шнурки, и тогда жизнь превратится в скучную, однообразную череду похожих дней. В одном рассказе Л. Сергеева, например, мальчик узнаёт, над кем смеяться интереснее всего. В другом — бабушка, поддаётся "вракам" внука, но он потом понимает, что сочинять и врать не одно и то же.

Умело подхватывая выдумку младшего брата, старшая сестра без особых наставлений показала Павке, что ложь — глупое оправдание своей лени. Иногда даже самая невинная хитрость может привести к чему-нибудь очень даже неприятному. В этом как раз признаётся юный герой истории М. Дружининой. Читая рассказ, подумайте, какой художник наиболее точно изобразил случившееся.

 

Л. Сергеев

Над кем лучше смеяться


Однажды я заметил, что я не просто говорю, но ещё и говорю смешно. Я заметил, что я очень остроумный. И тогда я начал говорить сплошными шуточками. А если говорил не я, а кто-нибудь другой, я всё время вставлял в разговор всякие смешные словечки.

Особенно остроумным я был с приятелями. Я постоянно над ними подтрунивал и ехидно подсмеивался. У моих приятелей была масса недостатков. Например, я выходил во двор, а там Женька учится кататься на велосипеде. Глаза вытаращил, ноги в разные стороны. Как каракатица! Ну как тут не засмеяться! И я начинал хохотать. Или как-то я играл с Володькой в футбол, а он раз — и попал мячом в свою бабушку. Я смеялся до слёз! И так всё время.

Ну и чудаки были мои приятели! С ними можно было умереть от смеха. Каждый раз, когда мне хотелось посмеяться, я выходил во двор, наблюдал за ними и хохотал до коликов в животе.

Как-то я сказал отцу:

— Женька дуралей! Выменял у него цветные карандаши за какой-то ножик!

— Да? — удивился отец. — А я сейчас иду через двор, а твой Женька говорит какому-то мальчишке про тебя: «Егор осёл! Обменял такой ножик на карандаши!» Вот так-то!

Я обиделся и хотел уйти, но отец остановил меня.

— Ты любишь смеяться над другими, а когда над тобой смеются, не любишь. Это никуда не годится. Знаешь, над кем смеяться интереснее всего?

— Над кем? — спросил я.

— Над собой! Смотри на себя как бы со стороны, увидишь в себе много смешного.

На другой день вдруг ни с того ни с сего мне захотелось посмеяться. Но я не пошёл во двор, а поступил так, как советовал отец. Стал смотреть на себя как бы со стороны. Смотрел, смотрел, но ничего смешного не увидел. Я даже заглянул в зеркало, но всё равно не засмеялся. И вдруг я вспомнил, как прошлым летом на даче сидел и сбивал соседские яблоки, которые свешивались в наш сад. А для виду между кустов я постелил одеяло, как будто приготовился загорать.

«Хорошо, — думал я. — Сижу себе в кустах. Все думают, я загораю. А я сейчас набью полную рубашку яблок и удеру». Так я сидел, сбивал и думал, как здорово провёл соседей. И вдруг увидел по ту сторону изгороди мальчишку. Он рвал нашу малину. Мальчишка подмигнул мне и сказал:

— Зря сбиваешь! Они ещё незрелые! А вот малина как раз поспела!

Сказал и опрокинул в рот целую горсть. У меня даже слюнки потекли. Я вспомнил свой жалкий вид, в рубахе, полной кислых, незрелых яблок, и мне стало ужасно смешно. Потом я вспомнил, как выбрасывал яблоки и как мальчишка хихикал. И как, скатывая одеяло, я услышал над собой голос соседки:

— Кто же загорает в рубашке?

Чем больше я вспоминал, тем сильнее смеялся. Я смеялся так, что прибежали соседи.

— Кто тебя рассмешил? — спросили они. — Над кем ты смеёшься?

— Над собой! — еле выдавил я и засмеялся ещё громче.

Добавить комментарий

You cannot add a banned link


Защитный код
Обновить