Русские авторы

  • Register


Узнавайте новое с нами

Ответим на Ваши вопросы,

поделимся опытом работы.

Русский язык и литература для всех

Юрий Сотник

Юрий Сотник

Самые смешные книги о подростках, написанные в двадцатом веке, — это, конечно, повести и рассказы Юрия Сотника (1914—1997). Тогда не было ни мобильных телефонов, ни компьютеров, ни конструкторов «ЛЕГО», а обычный велосипед считался роскошью. Но зато мальчишки были настоящими озорниками, мечтателями, выдумщиками, исследователями.

Будущий писатель отличался непоседливым характером: любил приключения и путешествия, сбегал из дома, лазал в школьную вентиляционную шахту и при этом чуть не разбился, мастерил подводную лодку, пытался снимать со своего лица гипсовую маску, увлекался фотографией и киносъёмкой, занимался в объединении молодых литераторов.

Отец Юрия Сотника погиб ещё в Первую мировую войну, мать — учительница, подрабатывала на жизнь шитьём. Семья покинула родной для Юрия город Владикавказ и переехала в Москву.

По словам писателя, учился он, «мягко говоря, очень неровно», да и вёл себя не лучше, особенно в раннем детстве: «Я был хилым ребёнком, но авантюрного нрава, и бабушка с тёткой со мной хлебнули горя».

После школы Юру не приняли в техникум. Он работал ретушёром в детских газетах и журналах, киномехаником, секретарём технического журнала, был и фотографом, и мореплавателем, и кочегаром, и сплавщиком леса, и золотоискателем... Под влиянием Джека Лондона пытался уехать в Сибирь: «До приисков не доехал,— вспоминал Юрий Вячеславович, — заболел и в 1936 году чуть живой вернулся в Москву».

Но страсть к новому и неизведанному не проходит: то он кочует от становища к становищу с бригадой актёров на Кольском полуострове, то  отправляется в Красноярский край за людьми, научившимися вызывать искусственный дождь, то плывёт на байдарке по реке, то изучает жизнь тайги, сам фотографирует заповедные места.

Первая проба пера — рассказ в форме дневника котёнка — состоялась ещё в школе: Юра занял первое место в своей возрастной группе. После этого юный лауреат поинтересовался у мамы: «А можно жить так, чтобы нигде не работать, а только писать рассказы?» Мама отвечала, что можно: иные люди так и зарабатывают себе на хлеб. Это обнадежило неопытного автора: «Дело в том, что рассказик дался мне без малейшего труда, а бить баклуши я любил, поэтому быстро смекнул, что профессия писателя как раз по мне».

Литературные способности у мальчика, как видно, имелись. Повезло в пятом классе и с учителем литературы, всячески поощрявшем творческие наклонности Юрия: Иван Иванович Зеленцов много внимания уделял художественной стороне произведений, показывал, как «с помощью одной-двух деталей можно создать характер или целую картину».  

Визитной карточкой писателя уже много лет служит весёлый рассказ об изобретательном исследователе Вовке Грушине, который придумал и смастерил свою подводную лодку. Когда-то в детстве писатель, имевший двойку по физике, тоже мечтал построить подводную лодку. Эта история и стала основой для его первого «настоящего» рассказа — «Архимед» Вовки Грушина» — смешного и поучительного повествования о ребятах, которые всегда жаждут приключений и готовы на любые безрассудства и шалости ради осуществления своей мечты.

Юрий Вячеславович, как он сам вспоминал, писал рассказы взрослые и страшные. Потом подумал-подумал — и решил писать детские и смешные. И в самом деле: зачем пугать взрослых? Ещё действительно испугаются и читать перестанут. А смешить детей — совсем другое дело: они вырастут тогда весёлыми и ничего не будут бояться.

Он, правда, не учёл, что, насмешив одних, можно одновременно других всерьёз напугать. Говорят, когда вышел «Пионер» с «Архимедом» Вовки Грушина», одна пионервожатая в пионерлагере этот номер журнала от своих подопечных спрятала: боялась, как бы они флотилию не построили и не уплыли бы в один прекрасный момент куда-нибудь подальше...

Ребята 40-60-х годов прошлого века с нетерпением ждали, когда в их почтовом ящике появится очередной номер журнала «Пионер» с новым рассказом писателя. Вымышленные герои Сотника участвовали в пионерских сборах, военной игре «Зарница», сражениях «карбидов» (ребят из пионерлагеря завода «Карбид») с «трикотажами» (ребят из пионерлагеря трикотажной фабрики). Современному читателю любопытно познакомиться со всеми этими радостями советского детства, тем более, что даже в самых ранних рассказах Юрия Сотника нет ни «политики», ни ложной назидательности. Недаром читатели просили домашние адреса Вовки Грушина, Машки Самбо или Занозы. Герои представлялись им совсем как живые.

Смешное и героическое, лирическое и юмористическое в книгах Сотника всегда рядом. Его «открыватели» и «исследователи» часто попадают в парадоксальные, а порой и опасные для жизни ситуации. Но из всех испытаний ребята выходят с честью, преодолев свои слабости.

Таня Закатова панически боится белой крысы, но побеждает свой страх, сидя с товарищами в погребе среди пустых бочек. Вася из рассказа «Невиданная птица» не испугался схватиться с «кондором», за которого он принял модель планера, улетевшую с соревнований. А пример мальчишек из рассказа «Исследователи» оказался настолько заразительным, что солидный, пожилой педагог Николай Николаевич вслед за ними рискнул пуститься в исследование вентиляционной системы своей школы.

Исследователями, открывателями, «двигателями прогресса» наравне с мальчишками выступают и девочки. Порой они даже превосходят мальчишек в жажде романтики и открытий, а то и в смелости. Ничуть не уступают своим сверстникам, а в чём-то и превосходят их Маша и Люся из повести «Машка Самбо и Заноза», звеньевая Таня Закатова из рассказа «Белая крыса» или хитроумная и напористая Аглая, героиня нескольких очень известных рассказов: «Как я был самостоятельным», «Как меня спасали», «На тебя вся надежда...»

Почти все рассказы и повести Юрия Сотника интересны и взрослым. Нередко нравственные уроки адресованы именно взрослым. Например, в повести «Приключение не удалось» родители Феди Капустина ни разу не появляются на сцене. Известно лишь, что «отец был в командировке, мама с утра уехала в деревню к внезапно заболевшей бабушке, предупредив, что вернётся через несколько дней». Зато обстановку в семье Капустиных мы видим отлично. Кроме папы, мамы и Феди здесь ещё двое детей: Варя и Вовка. Но хотя Федя старше их обоих, за главную в доме остается Варя.  

«Варя уже почти месяц училась в четвёртом классе. Куклы её больше не интересовали, поэтому она всё свое внимание перенесла на братишку. Оказавшись за старшую, она с таким рвением занималась уходом за Вовкой и его воспитанием, что у того, как говорится, темнело в глазах. То она стригла ему ногти, и без того короткие, то чистила на нём костюм, больно стукая по бокам и спине, то вдруг заявляла, что у Вовки, «должно быть, жар», и заставляла его подолгу высиживать с градусником под ворохом тёплых одеял. Чтобы Вовка не избаловался, она в обращении с ним придерживалась двух очень простых правил: а) чего бы он ни захотел и о чём бы ни попросил, ни в коем случае ему этого не разрешать, б) как можно чаще делать ему замечания».

Юмор этих строк лучше всего оценят взрослые. Действительно, посмеяться тут есть над чем. Но есть и над чем подумать! Варя ведь не с куклой играет, а воспитывает реального, живого мальчишку. Ей кажется, что воспитывает, потому что именно так обращается с ней и другими детьми её собственная мама. Не сама же Варя додумалась до тех «очень простых правил», которые она применяет на своём братишке.

К сожалению, не только Варина мама, но и другие родители думают, что всевозможные запреты и мораль по всякому поводу — это и есть воспитание. Значит, не только возраст и романтика заставили Федю бежать из дому. Можно посочувствовать мальчику: его побег не удался, дома его ожидает режим ещё более строгий, а в школе — насмешки товарищей и презрение его лучшей подруги.

Юрий Сотник всегда рад посмеяться и пошутить, но так, чтоб достоинство другого не было задето. Он подарил своим любимым героям собственные привычки, мысли, желания. Выразительнее всего герои его проявляют себя в жесте, их реплики короткие, и описаний почти нет, а каждый рассказ можно разыгрывать, как пьесу.  

Смешно и хочется немедленно пересказать кому-то и ещё раз посмеяться — теперь уже вместе. И не только читать, но и показывать, повторять то, что делают герои, хотя затеи их не всегда удачно кончаются, как, например, в рассказе «Дудкин острит». Антошка Дудкин прослыл острословом и на праздничном концерте у соседей решил показать фокус, долго тренировался, пытаясь выдёргивать салфетку из-под какого-нибудь предмета. Но в гостях всё пошло не так, как ему хотелось: стеклянный графин, стоявший на тумбочке, разбился.

Представьте себе, как настрадался Гога Люкин из рассказа «Маска», когда с него гипсовый слепок снимали! Маска приросла к бровям и ни за что не отлипала. Страшно даже подумать, что было бы с Гогой, если бы не решительность его папы. «Храбрец» Лодя из рассказа «Человек без нервов», стремясь произвести впечатление на Машу Брыкину, специально дразнит быка Берендея, которого боится вся деревня. Мальчик знает, что бык крепко привязан, иначе не стал бы этого делать. Когда же бык оторвался и побежал за ним, Лодя спрятался под елью. К счастью, Маша не заметила его позора!

В рассказе «Гадюка» мальчик всё лето собирал для школьного террариума ужей и лягушек. Четыре часа подряд он выслеживал гадюку, а в поезде она удрала из банки. Весь вагон дрожит от страха, пассажиры ругают Борю. А гадюку всё-таки не убивают и даже просят милиционера, чтоб он проводил Борю домой с его ценным «школьным имуществом». И Боря не исключение. «Двое наших ребят террариум строят, а я ловлю»,— говорит он.

А знаменитый Вовка Грушин со своей переэкзаменовкой и уверенностью в том, что Архимед — полководец!.. Не удивительно, что придуманная им подводная лодка не смогла всплыть. Мы смеёмся над незадачливым Вовкой и, странное дело, испытываем к нему уважение. Да, конечно, он не рассчитал соотношение между весом и объёмом лодки, но ведь всё лето он строил её из байдарки, бидона для керосина и велосипедного насоса: испытывал её, ночь пролежал на грунте под толщей воды, и в эти часы он был отважным испытателем.

Потребность в изобретательстве, жажда открытий, мечта совершить подвиг у героев Юрия Сотника часто опережают их знания и реальные возможности, вот и попадают они в смешные ситуации. Хотя мы и смеёмся над пренебрежением Вовки Грушина к учебнику, над смешной его самоуверенностью, что он может сконструировать лодку без знаний законов Архимеда, однако его страсть к исследованиям и отвага испытателя вызывают у нас и симпатию, и уважение.

Каждый рассказ Юрия Сотника — забавная игра. И в каждом столько героев! Быстрая Аглая, остроумный Дудкин, выдумщик и заводила Бармалей... Из книги в книгу шагают герои, внешне непохожие, разные по характеру и по возрасту, но одна очень важная чёрточка роднит их. Это люди живого ума и воображения, каждую минуту у них возникают тысячи вопросов, и ответы они непременно хотят найти сами.

В книгах писателя отразился не только ранний интерес послевоенного поколения мальчишек и девчонок к разным областям науки, но и умение выразить свои знания в постановке научного эксперимента, в осуществлении технических замыслов.

В 1984 году выходит новая повесть Юрия Сотника «Ясновидящая, или Эта ужасная «улица». Главная героиня — девочка по имени Матильда. Не сразу и не всем становится ясно, что она Ясновидящая. Очень многим казалось, что она просто выдумщица.

Матильда сочиняет талантливо и непревзойдённо. Так, что через секунду и сама готова поверить в реальность очередного своего фантастического сюжета. Дом, в котором живёт Матильда, новый. Жители его ещё не успели ни с кем познакомиться, и потому простор для «завиральной» деятельности героини поистине безграничный.

Двенадцать мальчиков и девочек, возрастом от восьми до четырнадцати лет, за несколько дней новой жизни на новом месте успевают столько всего совершить, что неясно, как разрешится ситуация, доведённая до крайней точки. Читателю этой повести есть о чём поразмыслить и, конечно, есть чему улыбнуться. И читается «Ясновидящая» как настоящий иронический детектив.

Проходят годы, сменяют друг друга поколения самых изобретательных людей в мире, людей, выводящих из равновесия родителей и учителей своей изобретательностью. А книги Юрия Сотника им по-прежнему интересны...

 

Литература


1. Андреева И. Исследователь, или тысяча "почему" Юрия Сотника / Пионер. — 1974. — № 5.

2. Великанова Е. На постоянное жительство. О Ю.Сотнике / Пионер. — 1984. — № 6.

3. Сарнов Б. Писатель Юрий Сотник / Пионер. - 1964. - № 6.

4. Сивоконь С.И. Весёлые ваши друзья: очерки о юморе в советской литературе для детей. 2-е изд., испр. и доп. — М.: Детская литература, 1986.