Русские авторы

  • Register


Узнавайте новое с нами

Ответим на Ваши вопросы,

поделимся опытом работы.

Русский язык и литература для всех

Чарушинская династия

Династия Чарушиных

Малышам, ученикам начальной школы хорошо известны красочные книжки-картинки с прелестными рисунками птиц и зверей. Многие из них иллюстрировал художник, ставший впоследствии детским писателем. Это Евгений Иванович Чарушин (1901—1965).

Чарушин-художник стремился сохранять звериный облик и повадки, не очеловечивал животных и птиц. По его мнению, анималистическая книжка имеет большое образовательное значение: она расширяет представления ребёнка-горожанина, пробуждает в нём добрые эмоции, углубляет эмоциональные связи с живым миром. Евгений Иванович недолго искал свою изобразительную манеру, он точно знал, что ему надо.

Чарушин-писатель — автор книг: «Щур», «Мохнатые ребята», «Зверята», «Про ребят», «Про самых маленьких», «Никитка и его друзья», «Рябчонок»  — «яркий стилист с обострённым чувством языка». У него образ живописный часто сопровождает и гармонично дополняет образ словесный.

Чарушин родился в Вятке в семье губернского художника-архитектора. Мама — «спец без диплома» — животновод и огородник. Условия жизни в провинции позволяли дома держать всякую живность. Ещё мальчиком он устроил в отцовском сарае «джунгли — птичий рай».

«Вот яркие, памятные моменты из моего детства, — вспоминал Евгений Иванович. — Положив в лукошко только что вылупившихся цыплят, мать ставит их на тёплую русскую печь «обсыхать». Цыплята копошатся, попискивают, а я лежу на печи и наблюдаю... Бобка — треногий калека пёс — был моим закадычным другом. Он лежал всегда на лестнице. Все об него спотыкались и бранились. Я же ласкал его и часто рассказывал о своих детских огорчениях. Бывали у нас кошки, банки с рыбками, птицы в клетках. На окнах заросли цветов — любимое дело матери».

Выросший «с карандашом и кистью в руках», Чарушин окончил Ленинградскую академию художеств и был приглашён в 1926 году в «Детгиз». Он создал иллюстрации к произведениям В. Бианки, С. Маршака, М. Пришвина, Д. Мамина-Сибиряка.

Собрался творческий союз писателей и художников, которые объединились вокруг  поэта С.Я. Маршака и замечательного рисовальщика В.В. Лебедева. В редакции засиживались подолгу: думали, спорили, острили, вспоминали интересные случаи. Рассказывал и Чарушин о птицах и зверях, которых ему довелось повидать в родных вятских лесах. Послушав Чарушина, Маршак сказал художнику:

— Да ведь вы ещё и писатель! Вам обязательно надо писать.

И с тридцатых годов начали появляться книжки, на заглавных листах которых стояло: «Е. Чарушин. Рисунки автора».

Первый опубликованный рисунок Е. Чарушина находится сейчас в Третьяковской галерее. Это изображение из рассказа В. Бианки «Мурзук», напечатанного в 1927 году. Не видно, кто встревожил рысёнка, но по изгибу спины, по пружинящим лапам заметно, что враг приближается. Малыш грозно раздул усы, распушил кончик хвоста. И нас захватывает мастерски переданная художником неукротимость, сила жизни рысёнка, который не струсил, не сдался и готов драться.

Яркий педагогический талант Чарушина проявился в годы эвакуации, когда он преподавал рисование детям. В Кирове впервые творчески познакомился с русскими народными сказками про животных. В 1942 году один, без помощников, расписал около 400 квадратных метров стен детского сада, превратив стены коридоров и комнат в лужайки, перелески, населив их героями сказок.

«Всё моё детство прошло в лесу, в саду, в поле и огороде, среди диких зверей и домашних животных... И восход солнца, и туманы утренние, и как лес просыпается, птицы запевают... — всё это я с детства полюбил и пережил». Е.И. Чарушин.

В доме Евгения Ивановича всегда было полным-полно птиц и животных: овсянок, чечёток, перепёлок, попугаев, кошек, собак, зайчат, ежей, были даже лисёнок и волчонок. Заботливый хозяин лечил своих друзей, наблюдал за ними и много рисовал. Вот почему звери на его рисунках такие, какими их видел художник: малыши ласковые и озорные, а взрослые особи серьёзные и сильные.

В сказках нарисованные художником животные тоже смешные и трогательные: коза — заботливая мама, которая торопится молочка принести, козлятки беленькие, пушистые, чем-то похожие на маленьких детишек, даже игрушки у них есть. А волк — самый настоящий разбойник! Пасть оскалил, полакомиться хочет.

Чарушин знал про хищников всё: как затаиваются они, когда подстерегают добычу, как шерсть у них дыбится. С раннего детства ходил он с отцом на охоту, но в зверей никогда не стрелял, там, в лесу, открывался ему удивительный мир природы со всеми его тайнами и чудесами.

Видел он однажды, как бурый медведь рыбу ловит. Ревёт, глупый, сердится. Может быть, художник этого мишку и вспоминал, когда рисовал сказку «Терем-теремок». Как здесь медведь развоевался! Рычит, лапами трясёт, зубами лязгает, раздавит теремок и всех зверей разгонит.

В книгах Чарушина можно встретить и льва, и орангутанга, и бегемота, и слона. Но чаще всего он рисовал тех, чьи повадки знал наизусть, с кем были знакомы охотники, кто встречался с ними с глазу на глаз, кто складывал песни и сказки о них.

Легко и красиво нарисованы зверята. Им посвящены рассказы «Мишки», «Волчишко», «Лисята», «Про зайчат». Сразу заметно, что художнику нравилось рисовать детёнышей. Большеглазые и большелапые, неуклюжие и беспомощные звериные детки вызывали особую нежность, в них ведь не было злобы, коварства, жадности, только увлечённость весёлыми играми. Он жалел малышей и любовался ими, даже сочинил свои собственные сказки о них. Его отношение и читателям передаётся. Очень хотелось доброму и умному мастеру, чтобы дети и взрослые охраняли, берегли всё живое, что их окружает.

Сколько у художника тепла и любви в рисунках! Руку его сразу узнаешь! Иногда Чарушин использовал лишь чёрный карандаш. Но зато какое богатство оттенков! Даже чёрный рисунок кажется красочным, цветным. Карандаш оставлял тонкие, острые штрихи, мелкие точки, и тогда мех животного делался светлым, серебрился, переливался. Хочется погладить зверей, настолько их мех тёпел и пушист.

«Когда ребёнок хочет пощупать моего зверёнка — я рад. Мне хочется передать настроение животного, испуг, радость, сон и т.п. Всё это надо наблюдать и прочувствовать». Е.И. Чарушин

Художник часто возвращался к уже созданному образу, повторял его, чтобы добиться большего соответствия между изображением и своим творческим видением, отказывался от ненужных деталей.

У чарушинских зайчат, лисят, волчат, медвежат «говорящие» глаза, уши, лапы, хвосты. В рассказе «Сорока», например, участвуют семеро волчат. Семь пар волчьих ушей и семь хвостов — это семь рассказов о семи разных характерах: кто осторожен, кто недоверчив, кто тугодум, кто шустёр, кто хитёр, кто азартен, кто нетороплив и трусоват.

У щенка Томки лохматые уши, выпуклый глаз и вздёрнутый нос. Носится он как угорелый, мчится во всю прыть. Такой щенячий восторг, такое упоение скоростью бега в его развевающихся ушах, что читателю тоже хочется бегать, прыгать и скакать.

Отношение Чарушина к животным не ограничиваются одним только любованием и иронической нежностью. К примеру, в иллюстрациях к рассказу о сороке ему удалось передать не только красоту этой эффектной птицы, но и отсутствие симпатии к ней, в изображении волков — уважение к силе и выносливости зверя.

«Я много ездил с отцом,— писал в краткой автобиографии Чарушин. — Ездили мы и днём и ночью, лесами, полями, в пургу, в осеннюю непогоду... Научился смотреть и удивляться силе и красоте природы, всему её разнообразию и великолепию». Е.И. Чарушин

Евгений Иванович умел видеть сам и сына Никиту (1934—2000) посвятил в лесную науку: слушай, смотри, и тебе откроется то, что не открывается шумным и невнимательным людям. Однажды на охоте отец признался сыну, что всё время держал ружьё наготове потому, что заметил свежие следы медведя-шатуна.

Первоклассный стрелок, Чарушин никогда не охотился ради азарта, забавы. Он мог бродить по лесу и без ружья, радуясь встрече не только с птицей и зверем, но и с лесным деревом и кустом. В книгах почти физически ощущается запах леса, протяжный лесной шум. Чтобы так рисовать, надо много работать не только дома, но и на улице, в лесу, в зоопарке.

Когда уставал рисовать, то для отдыха Евгений Иванович начинал мастерить табуретку или столик. Тяжело больной, он не прекращал работы: за неделю до смерти закончил иллюстрации к книге С.Я. Маршака «Детки в клетке». Рисунки получили Золотую медаль на международной выставке детской книги в Лейпциге.

Никита Евгеньевич вспоминал, как в детстве он фантазировал вместе с отцом, мечтая побывать в Индии и в Африке, чтобы поближе узнать тропических зверей. Но такого путешествия не случилось: в последние годы жизни болезнь ног лишила Евгения Ивановича возможности двигаться. Сын Никита и внучка Наташа выросли и стали художниками, правнучка Женя тоже хорошо рисует.

Книги Чарушина по-прежнему интересны и привлекательны. Они широко переиздаются, их переводят на иностранные языки и читают не только в нашей стране, но и во Франции, Африке, Японии, Англии, Италии, Германии, США. Давно уже стали родителями те, кто дошколятами с увлечением листал и написанные, и иллюстрированные художником книжки. Теперь со своими детьми взрослые вспоминают дорогие сердцу страницы рассказов и сказок.

Жил в лесу волчишко с матерью.

Ушла мать на охоту.

Поймал волчишку человек, сунул в мешок и принёс в город. Посреди комнаты мешок положил.

Долго не шевелился мешок. Потом забарахтался в нём волчишко и вылез.

В одну сторону посмотрел, испугался — человек сидит, на него смотрит.

В другую сторону посмотрел — чёрный кот фыркает, пыжится, самого себя вдвое толще. А рядом пёс, зубы скалит.

Совсем забоялся волчишко, полез в мешок обратно, да не влезть, лежит пустой мешок на полу, как тряпка. «Волчишко»

Ночь. Я один на болоте в шалаше из еловых веток. Сижу на корточках и ружьё своё обнял. А ружьё заряжено пулей на случай, если медведь придёт. Он сейчас везде шатается. Корешки и травы копает, прошлогоднюю клюкву ест. Всю зиму спал — отощал, ого, какой злой да голодный! «Первый тетерев»

«Посмотрел картинки? Прочёл эту книжку? Узнал, как звери и птицы своих ребят учат еду добывать, себя спасать? А ты человек — хозяин всей природы, тебе всё знать нужно». Е.И. Чарушин

Встреча с человеком, по-настоящему любящим природу, и хорошая анималистическая книга способны раздвинуть кругозор ребёнка, обогатить его душевный опыт, воспитать чувство ответственности за живое существо, уважение к нему.

Познакомьтесь с небольшим портретным очерком М. Митурича о художнике-анималисте Никите Евгеньевиче Чарушине.

 

М. Митурич

Живые наблюдения природы

 

Наверное, большинство из вас, ребята, знают и любят художника Никиту Евгеньевича Чарушина. У Никиты Чарушина — счастливая художническая судьба: он сын замечательного художника и писателя Евгения Ивановича Чарушина, которого вы все тоже, конечно, знаете. Евгений Иванович посвятил своё творчество миру зверей и птиц, особенно любил рисовать их детёнышей. Книжки с рисунками Евгения Ивановича Чарушина были любимыми книжками моего детства. Думаю, что они помогли мне лучше понимать природу, и жизнь моя стала интересней.

Волчата, лисята, разные пичуги всегда жили в чарушинском доме и были друзьями маленького Никиты. Став постарше, Никита ходил с отцом на охоту и просто так в дальние прогулки по лесам и полям. Во время этих прогулок учился видеть красоту, находить интересное не только в ясные солнечные дни, но и в дождливой осенней непогоде, среди скромных болотных кочек. А встречи с дикими зверями и птицами, даже мгновенные, запомнились на всю жизнь. Никита в эти годы, следуя примеру отца, рисовал то, что видел и любил.

Рисовать он начал рано, совсем ещё маленьким мальчиком. Потом учился в Академии художеств, окончив Академию, продолжал учиться у других художников и, конечно, в первую очередь, у своего отца.

Говорят — лучше один раз увидеть, чем десять раз услышать. Рисунки в книгах, журналах позволяют увидеть то, о чём рассказывает писатель. Мир, в котором живут герои книги, обретает в иллюстрациях зримые черты, становится как бы материальным. Но, рассматривая рисунки, кроме сюжета, можно многое узнать и о самом художнике, о его характере, склонностях и привязанностях. Внимательный зритель, как опытный следопыт, по разным, порою едва заметным признакам, может угадать — добрый человек художник или не совсем, искренний или не вполне, смелый или робкий, весёлый, грустный или скучноватый.

Но если действительно один раз увидеть лучше, чем десять раз услышать, не буду и пытаться рассказывать о том, что и как рисует Никита Чарушин. Пусть его рисунки, которые украшают десятки книжек, сами говорят за себя.

По этим рисункам можно познакомиться и подружиться с Чарушиным. Попробуйте, разглядывая их, догадаться, что любит художник, какой он — добрый или злой, внимательный или безразличный, работяга или лентяй. Обо всём этом и о многом другом могут рассказать рисунки и, думаю, вы не ошибётесь в своих догадках. А познакомившись, подружившись с Чарушиным, научитесь лучше понимать природу и жить вам станет ещё интереснее.

 

Литература

 

1. Герасимова Д. Волшебный мир зверей и птиц / http://bibliogid.ru/khudozhniki/755-charushin-evgenij-ivanovich

2. Девишев А. Художник, зверята и ребята: Е.И. Чарушин / Детская литература. — 1966. — №9.

3. Кудрявцева Л. Что за чудо — эти звери! О сказочных зверях художника Чарушина / Колобок. — 1979. — № 8.

4. Митурич М. Живые наблюдения природы / Костёр. — 1981. — №6.

5. Надеждина Н. Эхо бесшумных шагов. К семидесятилетию со дня рождения Евгения Ивановича Чарушина / Пионер. — 1971. — № 11.