Зарубежные авторы

Вслед за Кэрроллом и Алисой

Борис Заходер, работая над пересказом повестей Льюиса Кэрролла, старался наиболее точно передать оригинальный мир «наоборот», который постигала любознательная английская девочка Алиса. Этот мир можно было назвать как угодно: Вообразилией, Удивляндией, Чепухинией, Расчудесией. Этот мир допускает бесчисленные толкования и хорошо понятен детям.

О приключениях Алисы в Стране Чудес и в Зазеркалье читали не только вы, но и ваши родители, и даже ваши дедушки и бабушки в дни своего детства. С ними успели познакомиться читатели разных народов мира! А придумал их талантливый и увлечённый человек, видевший мир по-иному. В его сказочной стране любое событие перестаёт подчиняться логике, здравое рассуждение двигается в нелепом и смешном направлении.

Будущий писатель Кэрролл родился под фамилией Доджсон 27 января 1832 года. При крещении ему дали два имени: Чарльз и Лютвидж. Семья была большой, шумной, весёлой, дружной: мальчик был старшим среди семи сестёр и четырёх братьев. Склонность к различным необычным выдумкам и фантазиям проявилась у него в детстве. Он собирал улиток, жаб, гусениц и жуков – под увеличительным стеклом они напоминали допотопных чудовищ. Он мастерил марионеток для своего кукольного театра, сочинял пьесы, мечтал стать художником, много рисовал, сам иллюстрировал рукописные журналы, серьёзно занимался фотографией.

Учился мальчик превосходно, особенные успехи проявлял в математике и классической литературе.

«Я устал от награждений по разным предметам. Мне кажется, что им не будет конца». Льюис Кэрролл

После окончания Оксфордского колледжа Доджсон был назначен библиотекарем. Потом ему предложили остаться в университете преподавать математику, но при условии, что он примет сан священника и даст обет безбрачия. За 25 лет своей научной деятельности Доджсон опубликовал много работ по разным отраслям математики. Он придумал новые логические игры и правила к ним, изобрёл шахматы для путешественников, бесчисленные игрушки и сюрпризы, заменитель клея, способы проверки деления числа на 17 и 13 и многое другое.

Когда Доджсону было двадцать четыре года, в одном из журналов впервые появилось имя Льюиса Кэрролла. Из-за строгих порядков в Оксфорде подписывать свои произведения собственным именем Доджсону было запрещено. И поэтому он сначала перевёл своё имя «Чарльз Лютвидж» на латинский язык – «Каролюс Людовикус», переставил в обратном порядке слова, заменил буквы, повторил всё наоборот – и получился псевдоним «Льюис Кэрролл».

Доджсон был странным человеком: носил строгую сутану священника, сильно заикался, избегал общения с людьми без особой к тому необходимости, не любил связывать себя официальными визитами и приглашениями. Когда Чарльз шёл по мощёным улицам, высокий, прямой, безукоризненно одетый, — никто из его знакомых не мог предположить, что это — детский писатель, что под строгой маской необщительного педанта прячется шутник и насмешник. Он даже заикаться переставал, когда разговаривал с детьми. Особенно дружил с тремя дочерьми университетского пастора Лидделла: Лорой, Алисой и Эдит.

Однажды в жаркий солнечный день 1862 года три сестры Лидделл совершили с Доджсоном чудесную прогулку на лодке по реке. Они высадились на великолепной зелёной лужайке и устроили чаепитие. По просьбе Алисы их наставник рассказал забавную сказку, в которой было много «глупой чепухи», а на обратном пути, к великому восторгу своих слушательниц, продолжил сочинять историю о странных и необычных приключениях. Эту чудесную сказку он переписал своим каллиграфическим почерком в тетрадь, украсил её весёлыми рисунками, а на последней странице наклеил фотографию Алисы Лидделл. Так появились «Приключения Алисы под землёй» — рождественский подарок для девочки.

Гости семьи Лидделлов с удовольствием читали сказку, пока кто-то не предложил напечатать её. И вот 15 июля 1865 года в издательстве Макмиллана вышли первые пятьдесят книжек «Алисы в Стране Чудес», которые автор раздарил своим маленьким друзьям. Героиня книги на рисунках автора была очень похожа на реальную Алису, у который были тёмные коротко стриженные волосы и чёлка на лбу.

Первые издания «Алисы в Стране Чудес» иллюстрировал художник Джон Тенниел, который нарисовал Алису с длинными белокурыми волосами. Художники любят создавать рисунки для «Алисы...», ведь книга позволяет мечтать, развивает воображение. Алиса чудесным образом живёт во времени и пространстве. Но даже по-разному увиденная иллюстраторами, она всё же сохраняет черты кэрролловской Алисы, не утратившей здравый смысл в Стране Чудес.

Если картинки перепечатать можно, то вот перевести текст повести на другие языки трудно, это заметил и сам автор. Книга состоит из шуток, каламбуров, которые на других языках звучат по-другому, а то и вовсе пропадают. Значит, переводчик должен придумывать иные шутки, находить иные созвучия.

В оригинальном тексте повести Мышь говорит, что история у неё длинная. «История» по-английски — «talе», но точно так же звучит и слово «tail» (хвост), и Алиса понимает Мышь неправильно. «Да, хвост у вас длинный», — соглашается она. Один из переводчиков придумал такую замену: Мышь обещает исполнить короткую КАНЦОНЕТТУ, а Алиса возражает: «Если у неё КОНЦА НЕТУ, значит, она длинная» (А. Щербаков). Такие «ребусы» для переводчика встречаются в этой книге на каждой странице, да ещё и по нескольку раз.

На русском языке существует более десяти разных переводов, и каждый из них по-своему решает трудные языковые «шарады» и «ребусы». Первый русский перевод книжки о приключениях Алисы вышел ещё в 1879 году без имени переводчика, а лучшими можно считать пересказы Владимира Набокова и Бориса Заходера, переводы Нины Демуровой и Александра Щербакова.

Необыкновенные приключения в Стране Чудес — это невероятный сон Алисы. Она увидела кролика, который вынимал часы из жилетного кармана и разговаривал сам с собой. Пытаясь догнать кролика, девочка провалилась в нору-колодец и полетела куда-то вниз. По стенам были книжные и буфетные полки. Она даже успела на лету схватить одну банку мармелада, но та оказалась пустой.

На самом дне норы с ней случились странные вещи. Выпив какое-то питье, девочка уменьшилась до двух дюймов, но, когда съела пирожок, стала огромной. Потом Алиса решила поступить осторожнее: увидев бутылку с надписью «выпей меня», она не торопится: «Нет, я посмотрю сначала, написано там «яд» или нет».

Забавные приключения, которые происходят с Алисой, всего лишь занимательные сюжетные ходы. Но сказочнику они помогают в доступной форме раскрыть читателю относительность человеческого восприятия. Ведь вместе с переменами, происходящими с героиней, меняется её представление о действительности.

Чеширский кот утверждает, что он и Алиса сумасшедшие. Алиса вежливо осведомляется:

«— Почему вы знаете, что вы сумасшедший?

— Начать с того, — отвечает кот, — что собака не сумасшедшая. Ты согласна с этим?

— Я полагаю, что это так, — ответила Алиса.

— Ну, тогда дальше. Видишь ли, собака ворчит, когда она сердита. И машет хвостом, когда она довольна. Ну а я ворчу, когда доволен, и машу хвостом, когда сердит. Поэтому я сумасшедший».

Так юный читатель знакомится с законами мышления, которые превосходно мог объяснить только писатель, соединивший в себе талант сказочника и математика.

Кэрролл издавал для детей смешные и нелепые стихи, понимая, что такие стихи не просто развлекут человека, но и дадут возможность лучше разобраться, что нелепо, а что естественно. Вместе с Алисой интересно узнавать об относительности многих взглядов и представлений: то, что одним кажется правильным и несомненным, у других вызывает ужас и недоумение.

Царствовавшая в Англии королева Виктория, заинтересовавшись «Алисой», решила познакомиться с другими произведениями Кэрролла, и на её столе оказались «Введение в алгебраическую геометрию», «Геометрическая символика», «Элементарный трактат о детерминантах».

Викторианская эпоха нелегко поддаётся описанию, так как правление королевы Виктории оказалось очень длинным (1857—1901). В эту эпоху нормой стали трезвость и вежливость, пунктуальность и трудолюбие, экономность и хозяйственность. Почему на столах такие длинные скатерти, а на креслах длинные чехлы? Ответ прост: свои ножки было неприлично показывать даже креслам и столам.

Строгая викторианская мораль чётко определяла нормы поведения в обществе и правила приличия. За проступки наказывали очень строго. Традиции викторианской эпохи становятся предметом осмеяния Льюиса Кэрролла: «Люди, которым непременно нужно везде и во всём обнаружить здравый смысл, смешны».

Самый обаятельный и таинственный обитатель волшебной страны, где побывала Алиса, — это Чеширский кот, который загадочно улыбается, неожиданно исчезает и так же неожиданно появляется. Когда же Алиса попросила его «появляться и исчезать не так внезапно», он стал делать это медленнее, но волшебства и загадок не уменьшилось:

«...Первым исчез кончик хвоста, а последней — улыбка; она долго ещё парила в воздухе, когда всё остальное уже пропало».

«Ну и ну! — подумала Алиса. — Видала я котов без улыбок, но улыбка без кота! Такого я в жизни ещё не встречала!»

Высказывания сказочных героев имеют, кроме обычного, иносказательный смысл. Грифон спрашивает: «Занятия почему так называются?» И тут же отвечает на свой вопрос: «Потому что на занятиях мы у нашего учителя ум занимаем».

Обещает Мышь поведать Алисе грустную историю и вдруг вскрикивает:

«— Прохвост!

— Про хвост? — удивляется Алиса. — Грустную историю про хвост?»

Общаясь с Шалтаем-Болтаем и Мартовским Зайцем, Алиса хотела порисовать у колодца.

«— Порисовать Мышь и уколоться? — переспросил Заяц.

— Глупости! — сердится Мышь. — Вечно всякие глупости! Как я от них устала! Этого просто не вынести!

— А что нужно вынести? — спрашивает Алиса, всегда готовая услужить».

«— Я тебе такое могу про треску рассказать! — сказал Алисе Грифон. — Знаешь, например, почему её называют треской?

— Я никогда об этом не думала, — ответила Алиса. — Почему?

— Треску много, — сказал значительно Грифон. — Другой такой трещотки не сыщешь... И друзей себе таких же подобрала. Ходит к ней один старичок Судачок. С утра до ночи судачит. А ещё Щука забегает — так она всех щучит. Бывает и Сом — этот во всем сомневается...»

«— Это, должно быть, от перца она была такой вспыльчивой... От перца, верно, и начинают всем перечить... От уксуса — куксятся, от горчицы — огорчаются, от лука — лукавят, от вина — винятся, а от сдобы — добреют... так просто. Ели бы сдобу — и добрели!»

История Алисы учит не теряться и быть самим собой в любых ситуациях, даже самых непредсказуемых. Попадая в трудное положение, из которого не получалось найти выход, героиня даёт себе «хорошие советы», ругает себя, и неожиданно находится выход, и трудная ситуация разрешается без труда.

 

Галина Усова

День рождения «Алисы»

 

...Шла война. Мне было одиннадцать лет. Наша семья была эвакуирована из блокадного Ленинграда в Пермь. Отец остался в Ленинграде: он работал главным инженером Ленэнерго. В 1943 году за заслуги в управлении энергетическими ресурсами осаждённого города он был награждён орденом Трудового Красного Знамени и вылетел в Москву, чтобы получить награду. После этого ему дали двухдневный отпуск — повидаться с семьёй. В светлом полушубке военного образца, в краснозвёздной ушанке отец неожиданно появился в нашей неблагоустроенной комнатушке, озарив об радостью встречи, — мы не виделись полтора года.

Он привёз мне подарок: небольшую книжечку в красном переплёте; в центре, в изящном круглом медальоне изображена была девочка, а на руках у неё — маленький ребёнок... Впрочем, если присмотреться, это был не ребёнок вовсе, а поросёнок с пятачком и острыми ушами, но был он, точно человек, закутан в одеяло. Книжка была на английском языке, так что я не могла её прочесть, но мне поправились забавные картинки. Я принялась их рассматривать, а отец рассказывал мне, как блокадными вечерами, улучив после тяжёлого дня полчаса, он сидел в своём служебном кабинете на Марсовом ноле и изучал английский по «Рождественским рассказам» Диккенса и по этой маленькой книжечке, которую он привёз мне,— по сказке Льюиса Кэрролла «Приключения Алисы в Стране Чудес». Она написана таким ясным, кристально прозрачным языком, что изучать по ней английский язык — легко и полезно.

За два дня папа, заучивая со мной некоторые английские слова, прочёл и перевёл мне более половины книжки. По этим первым в моей жизни урокам я почувствовала изящество и выразительность английского языка, его поразительную способность передавать тонкий, яркий, неповторимый юмор. С большим интересом следила я за необыкновенными приключениями девочки Алисы, за встречами с Белым Кроликом, за столкновениями с экстравагантной герцогиней, за её странными разговорами с Мартовским Зайцем и Шляпочником. Но чем же всё кончится? Увидит ли Алиса прекрасный сад, к которому она так стремится?.. Отпуск кончился, отец улетел в Ленинград — ещё предстояло изыскивать и копить энергетические ресурсы для решающего удара, чтобы отбросить фашистов от города. Книжку в красном переплёте он мне оставил. Но что толку было в ней без папы-переводчика?

— Что же там дальше? — грустно спросила я, прощаясь с отцом.

— Дальше? А дальше всё будет хорошо. Разгромим фашистов, кончится война. Ты вернёшься в Ленинград, выучишь английский и дочитаешь книжку сама!

Всё сбылось. Фашистов разгромили, мы вернулись домой. И я так увлеклась английским, что прочла не только «Алису», но и много других книг на этом языке, изучила его как следует и стала переводить стихи английских поэтов. Так встреча с «Алисой» решила мою судьбу.

Сказка об Алисе удивительна ещё одним. Мы знаем множество случаев, когда писатели создавали книги для взрослых, а они становились любимыми книгами детей. Это — «Робинзон Крузо», «Гулливер», «Три мушкетёра»... С «Алисой» — случилось обратное: Льюис Кэрролл сочинял эту сказку для детей, а ею всерьёз начали увлекаться взрослые! Почему? Ребенок с увлечением следит за приключениями, с нетерпением ожидает, что случится дальше, а взрослый за внешними событиями, знакомыми ему с детства, замечает более глубинные слои внутреннего смысла, за персонажами сказки видит символические фигуры, в каждой весёлой остроте находит глубокий смысл и жизненную мудрость.

Вот почему эта книжка никогда не забудется и не устареет. Вот почему она не перестаёт быть любимым чтением в любом поколении и во всяком возрасте. И во многих семьях эта тоненькая книжка занимает почётное место в домашней библиотеке, на каком бы языке она ни была — на русском, английском, китайском, венгерском или на суахили.

 

Литература

 

1. Усова Г. День рождения «Алисы» / Искорка. - 1985. - № 7.

2. Галимова Л.М. «Вверхтормашечная логика» в сказочной повести Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране Чудес». Урок неожиданных открытий. V класс / Литература в школе. - 2011. - №8.

3. Тубельская Г. В гости к именинникам / Семейное чтение. - 2006. - №6.

4. Аня в стране чудес / Перевод В. Сирина (В.В. Набокова). - Берлин: Гамаюн, 1923.

5. Приключения Алисы в стране чудес. Сквозь зеркало, и что там увидела Алиса, или Алиса в Зазеркалье / Перевод и послесловие Н.М. Демуровой; стихи в переводах С.Я. Маршака и Д.Г. Орловской. София: издательство литературы на иностранных языках, 1967.

6. Приключения Алисы в стране чудес / Пересказ Б.В. Заходера / Пионер. - 1971. - №12; 1972. - №2-3.

7. Приключения Алисы в стране чудес. Зазеркалье: (про то, что увидела там Алиса) / Перевод А.А. Щербакова. - М.: Художественная литература, 1977.

8. Приключения Алисы в стране чудес / Пересказ Л. Яхнина / Пионер. - 1991. - №1-3.

Яндекс.Метрика