Поиск на сайте

images/slideshow/fact23.jpg

Такой долгое время считалась и печальная песня-рассказ о гибели молодого красногвардейца и его верном коне. Она стала живым памятником героям Гражданской войны. Автор её прошёл четыре долгих военных года и сумел наполнить знакомые щемящие строки новым смыслом. Песня так понравилась, что об авторе никто не спрашивал. Эта песня была любима поколением тех, кто делал революцию, а потом создавал Советскую власть. Недаром заголовок повести для детей писатель Юрий Коринец назвал «Там, вдали, за рекой».

Автором песни был Николай Мартынович Кооль. В 1918-м году он занимался организацией комсомола в Белгороде и Курске, окончил Белгородскую и Курскую партийную школу, пять лет служил в частях особого назначения для борьбы с контрреволюцией, а в 1924-м работал в ОГПУ. В годы Великой Отечественной войны поэт служил командиром роты, батальонным комиссаром стрелкового корпуса.

Свою версию появления песни «Там, вдали, за рекой» рассказывал ленинградский писатель Вольт Суслов. В очерке «Одна-единственная» сочинителя частушек Кольку-пекаря до глубины души тронула старая сибирская песня, и он переделал её по-своему, выразив в ней преданность идее, верность товариществу.

 

Вольт Суслов

Одна-единственная

В городе Курске появился каком-то никому не ведомый Колька-пекарь. Его знал чуть ли не весь город. Дело в том, что Колька-пекарь сочинял частушки. Про буржуев, попов, нэпманов всяких — смешные, задиристые! На гармошке Колька-пекарь не играл, по улицам не ходил, а посылал свои частушки в газеты «Курская правда» и «Комсомолец». Там их печатали, и читатели немедленно подхватывали их.

Все считали Кольку-пекаря отчаянно веселым парнем. На самом же деле комсомолец Николай Кооль был человеком серьезным, учился в совпартшколе. А если говорить о песнях, то любил больше протяжные, грустные. Услышал он как-то старую сибирскую песню:

Лишь только в Сибири

займётся заря,

По деревне

народ просыпается,

На этапном дворе

слышен звон кандалов —

Это ссыльные

в путь отправляются...

Запала в душу мелодия песни. Жаль только, что слова были о временах уже прошедших.

В том, 1924-м году свежа еще была память о недавней Гражданской войне. Бывалые кавалеристы и совсем еще молодые парни, недавние бойцы Первой Конной рассказывали о лихих атаках, конных разведках. И забыл Колька-пекарь про свои частушки. Стал песню писать на мотив старой сибирской:

Там, вдали за рекой,

Засверкали огни,

В небе ясном заря догорала:

Сотня юных бойцов

Из будённовских войск

На разведку в поля поскакала.

И словно увидел молодой комсомолец Кооль, как наскочила сотня на белогвардейские цепи, поскакала на врага без страха, как попала вражеская пуля в одного из них:

...И боец молодой

Вдруг поник головой —

Комсомольское сердце пробито.

Не успел Николай Кооль послать песню в газету — призвали его в Красную Армию.

Известно: всякое воинское учение начинается со строя. И у бывшего Кольки-пекаря так же оно началось.

— Левой! Левой! За-пе-вай!

А строй молчит. Что петь-то? Песни старой царской армии комсомольцам петь вроде бы не к лицу, а новых нету...

Не без робости спел как-то вечерком Николай свою песню друзьям из роты. Понравилась она красноармейцам. И зашагала рота по улицам Москвы со своей песней.

Отслужив положенный срок, вернулся Николай домой, стал учить ребятишек в школе русскому языку. Песен больше не писал. И о той своей единственной забывать уже начал. Песня сама о себе напомнила.

Много лет спустя шёл Николай Мартынович по улице, навстречу — красноармейский строй. А впереди его песня летит:

Там, вдали за рекой.

Засверкали огни...

Получилось так, что автор давно демобилизовался, а песня продолжала служить, передавалась от одного поколения к другому.

Я её слышал и в годы Великой Отечественной войны. И сейчас иногда слышу.

Всего одну песню человек написал. Одну-единственную! Зато такую, что раз услышишь — и не забудется.

 

Н. Кооль

Там, вдали за рекой

Там, вдали за рекой,

Засверкали огни,

В небе ясном заря догорала;

Сотня юных бойцов

Из будённовских войск

На разведку в поля поскакала.

 

Они ехали долго

В ночной тишине

По широкой украинской степи.

Вдруг вдали у реки

Засверкали штыки:

Это белогвардейские цепи.

 

И без страха отряд

Поскакал на врага,

Завязалась кровавая битва.

И боец молодой

Вдруг поник головой —

Комсомольское сердце пробито.

 

Он упал возле ног

Вороного коня

И закрыл свои карие очи.

— Ты, конек вороной.

Передай, дорогой,

Что я честно погиб за рабочих...

 

Там, вдали за рекой,

Уж погасли огни,

В небе ясном заря разгоралась.

Сотня юных бойцов

В стан будённовских войск

Из разведки назад возвращалась.

 

Литература

  1. Суслов В. Одна-единственная / Костёр. - 1985. - №4.
  2. Это юность моя / Сост. А. Шилов. - М., 1966.
  3. Викторов В., Садовский М. Звонкие судьбы. - М., 1980.

Яндекс.Метрика