Поиск на сайте

images/slideshow/fact1a.jpg

Издавна на Руси делали соломенных, тряпичных, нитяных, деревянных кукол. Эти куклы считались оберегами от разных напастей, берегинями семейного очага.

Но самой известной была такая кукла, которая не валялась, всегда вставала прямо и, держа равновесие, наклонялась только в разные стороны. Так действовать ей помогала полая нижняя часть с грузиком внутри. Сначала такую куклу называли ванька-встанька, потом появилось слово «неваляшка».

Наконец люди придумали, как разнообразить деревянную игрушку: стали заполнять полую часть большой куклы куклами меньшего объёма. Такую игрушку из-за первой большой фигуры — дородной яркой милашки в платке — стали называть Матрёной, скоро образовались ласковые сокращёния — матрёшка, матрёшечка.

На ярмарочных прилавках теснились привычные коники, свистульки и трещотки, привезённые из-за моря крошечные деревянные фигурки. Продавались цветастые куклы-бабы, похожие на купчих пышностью своего наряда, их здесь простодушно прозвали «дурами», ведь предназначались они для самовара и служили грелкой.

По базару неслись веселые зазывалки:

Купи-ка, мамаша, папаша.

Деточка-то ваша

С этой игрушкой пусть

Поиграет, повеселится.

Потешится, порезвится!

 

Игрушки, игрушки славные,

Занятие забавное!

Есть прехитрые штуки,

Позабавиться от скуки!

У кого из торговцев кукла забавнее, к тому и очередь любопытных покупателей. Расхваливали свой товар да удивляли зевак.

Но однажды появились другие заклички: насторожились продавцы, прислушались покупатели.

Вот Машка, Дашка и Наташка —

Три штучки в одной кучке,

А сыночек Ванюша

Дома остался,

Мороза испугался.

Новый товар был не чем иным, как деревянной распиской куколки, из которой, если переломить или открутить верхнюю часть, вынимались фигурки малого размера.

Какой мастер её придумал?

Легенд много, одна другой невероятней.

Рассказывают, что была подобная игрушка привезена из заморских стран. Понравилась игрушечка помещице Мамонтовой из имения Абрамцево. Попросила она токаря Звёздочкина вырезать из дерева куклу наподобие заморской, художнику Малютину,  ученику известного живописца Поленова, поручила расписать её. Малютин любил расписывать дерево, часто использовал мотивы русских народных сказок.

Кукла его походила на девочку в русском сарафане и переднике. Настоящая Матрёна. Так и прозвали куклу матрёшкой.

Абрамцевские резчики по дереву принялись за работу: вырезали вручную, не торопясь, украшали выжиганием.

На базаре появилась чудо-игрушка. Ею многие любовались, но купить могли только богачи.

Потом стали вытачивать игрушку на токарном станке. Были изобретены специальные стамески для стачивания верхнего слоя дерева и длинные стамески для вырезки середины из игрушки.

Изобретательные мастера придумали новую форму матрёшки: запорожцы, витязи, мухоморы. Но любимой игрушкой оставалась весёлая крестьянская девочка.

Матрёшку начали вывозить за границу. И там матрёшка всем понравилась. Стали делать матрёшек во Франции в национальном наряде. Изобразили героев сказки «Синяя Борода». Большая кукла— сам Синяя Борода, поменьше —семь его жен. В последней была бутылочка с ядом для Синей Бороды.

Но причудливые эти матрёшки не стали известны, как русская.

Русские мастера берут липовое полено, поёт станок — летит жёлтая мелкая стружка. Если сделать донышко куклы шире — не закроется матрёшка, больше сточишь — совсем сломается.

Выстраиваются в круг матрёшки по росту: одна другой больше. Нужно одеть их: на белой заготовке рукава нарисовать, юбку с фартуком, платочек и личико.

И ещё одна улыбающаяся краснощёкая матрёшка в цветастом платке и сарафане встанет в хоровод вместе с другими.

Владимир Приходько

Матрёшка на окошке
Под ярким сарафаном.
А вся семья в матрёшке,
Как в доме деревянном.
Открой – увидишь чудо:
Матрёшенька-детёныш.
А там ещё –
Откуда?
А там опять...
Найдёныш!..
... Поют матрёшки в хоре.
Живут, не зная горя,
И дружно, и счастливо,
И весело на диво!
Для самой юной крошки
Шьют платьице матрёшки,
Чтоб выйти вереницей
И погулять с сестрицей.

Самуил Маршак

Восемь кукол деревянных,
Круглолицых и румяных,
В разноцветных сарафанах
На столе у нас живут.
Кукла первая толста,
А внутри она пуста.
Разнимается она на две половинки.
В ней живет ещё одна кукла в серединке.
Эту куколку открой — будет третья во второй.
Половинку отвинти,
Плотную, притёртую,
И сумеешь ты найти
Куколку четвёртую.
Вынь её да посмотри,
Кто в ней прячется внутри.
Прячется в ней пятая
куколка пузатая.
А внутри шестая
в ней живёт пустая.
А в шестой седьмая,
А в седьмой восьмая.
Эта кукла меньше всех,
Чуть побольше, чем орех.
Вот поставленные в ряд,
Сёстры куколки стоят.
Сколько вас? — у них мы спросим,
И ответят куклы: — Восемь!

Владимир Детков

Матрёшка

Когда Маша была ещё дошкольницей, прабабушка Зина, мамина бабушка, подарила ей в день рождения ярко раскрашенных деревянных матрёшек. И не про­сто подарила, а целую семейную историю поведала, пред­ставляя каждую из пяти кукол.

— Эта вот, самая большая, я, твоя прабабка. Зна­чит, Зиной назовём. Меня открываем — и на свет бо­жий Варя появляется. Доченька моя, мама твоей ма­мы, твоя бабушка. Добрая работница была, на все ру­ки легка и умела. Она и сейчас вон не угомонилась — и состряпать, и связать, и пошить. Вкусные бабушкины пироги?

— Вку-усные...

— Семерых на ноги подняла. Одна из них — мама твоя. Варю открываем — вот она, Алёна. Красавица, самая учёная у нас, самая городская. В колхозе ни дня не работала. Учительница. Городскому уму-разуму ре­бятишек учит, но деревню родную не забывает. Это хорошо.

— Маму Лену открываем, кто появится?

— Я!

— Верно... Смотри, какая ладная-нарядная. Марья-Царевна, да и только. Какой сарафанчик на тебе рас­прекрасный, какой платочек расписной...

— Бабуль, а где этот мой сарафанчик?

— Сошьёт, сошьёт тебе баба Варя точь-в-точь та­кой.

Рассматривая свою матрёшку, Маша встряхнула её. Внутри куколки что-то клокотнуло.

— А там кто?

— Не могу знать. Это уже твоя доченька.

— Откроем?

— Открывай...

Разломила Маша куколку, а из неё на скатерть сто­ла выкатилась совсем махонькая неделяшка.

— Ой, какая капелька! — растроганно воскликнула бабушка.— Мальчик-с-пальчик, а девочка с мизинчик. Как же ты её назовешь?

— Зиной, — не задумываясь ответила Маша, с пыт­ливым любопытством вглядываясь в свою «доченьку».

Бабушка на это только охнула и заплакала.

— Не плачь, бабушка, я её любить буду. Я ей все-все свои игрушки подарю.

Прошли годы. Ушла на вечный покой прабабушка Зина. Выросла из кукол старшеклассница Маша. Вме­сте с ней выросла из игрушки и матрёшка Зина со всем своим поимённым семейством. Стоит она на полке среди её любимых книг, как маленькая неоконченная повесть о жизни...

В школе Маша написала самое короткое сочинение на тему: «Кем ты хочешь стать?»

«Хочу стать обыкновенной матрёшкой... Иметь доч­ку. От дочки — внучку. От внучки — правнучку...

Какая мудрая игрушка! В ней и доля наша женская и бессмертие.

Поглядела прабабушка на свою «капельку», пра­внучку, порадовалась — вон сколько жизни ещё впере­ди! — и закрыла глаза в последний раз успокоенно».

Учительница поставила за сочинение «пятёрку» и не стала зачитывать его вслух перед классом. Лишь когда возвращала тетрадь, не удержалась, притянула «Матрёшку» к себе и поцеловала в висок со словами «умница ты моя»...

Сегодня у нашей умницы уже две внучки и внук.

Яндекс.Метрика