Login
needlewoman.infoновости гламура

Памятник таланту

Алексей Степанович ХомяковАлексей Степанович Хомяков – один из активных участников литературной борьбы сороковых и пятидесятых годов XIX века, основатель и вождь славянофильства, был человеком блестящего ума и необычайных способностей.

Общественный деятель и философ, поэт и драматург, художник и врач-гомеопат, экономист, строивший планы уничтожения крепостничества, и механик-изобретатель соседствовали в нём, образуя цельную, незаурядную личность.

 

− Из Хомякова, − говорил полушутя-полусерьёзно Сергей Тимофеевич Аксаков, − можно выкроить десять человек, и каждый будет лучше его.

Острый ум и энциклопедические познания «великого спорщика Москвы», как часто называли Хомякова современники, заставляли изумляться и питать к нему уважение даже самых непримиримых его идейных противников из лагеря западников. С уважением отзывались о Хомякове такие его современники, как Герцен, Чернышевский, Лев Толстой.

В наши дни Хомякова помнят главным образом как идеолога славянофильства и в меньшей мере как поэта и драматурга. Впрочем, время от времени интерес к литературному творчеству Хомякова оживает. Этому способствуют пусть редкие, но всё же не прекращающиеся переиздания его «Стихотворений и драм».

Неожиданно я открыл для себя ещё одно достоинство Хомякова. Оказалось, что Алексей Степанович был известен современникам и как талантливый историк. Сделать это открытие помогла книга Хомякова «Записки о всемирной истории», изданная в 1872 году и попавшая в мою библиотеку в студенческие годы с книжного развала.

Исторические записки, над которыми Хомяков работал более двух десятилетий, с конца 1830-х годов и вплоть до своей кончины в 1860 году, его друзья с «лёгкой руки» Николая Васильевича Гоголя называли «Семирамидой».

Издатель и автор предисловия к книге, известный в своё время историк-славист Александр Федорович Гильфердинг рассказывал: «Однажды Гоголь, застав его [Хомякова] за письменным столом и заглянув в тетрадку почтовой бумаги, которую друг его покрывал своим мельчайшим бисерным почерком, не оставляя на целом листе ни малейшего местечка неисписанным… прочёл тут имя Семирамиды. «Алексей Степанович Семирамиду пишет!» – сказал он кому-то, и с того времени это название осталось за сочинением, занимавшим Хомякова».

Сподвижники и друзья Хомякова уже после его смерти вспоминали, каких больших усилий стоило им заставить своего духовного лидера взяться за перо и бумагу. Обладая изумительной памятью, сохранявшей до мельчайших подробностей всё прочитанное, и удивительной способностью превращать в уме полученные из книг сведения в стройную логическую систему, Хомяков не спешил заносить свои умозаключения на бумагу. Гораздо охотнее он передавал всё прочитанное и усвоенное в устных разговорах друзьям или использовал в словесных дуэлях с западниками.

Друзья же постоянно ссорились из-за этого с Хомяковым, обвиняя его в отсутствии прилежания и пустой трате времени на разговоры и споры со всеми и каждым. Особенно рьяно нападал на Хомякова молодой и энергичный Дмитрий Валуев, племянник жены Алексея Степановича, студент Императорского Московского университета.

Валуев происходил из дворян Симбирской губернии, получил хорошее домашнее образование и научную подготовку в университете. Попав с юношеских лет под идейное влияние Хомякова, он не только активно пропагандировал взгляды своего учителя, но и разработал собственную концепцию славянофильства, согласно которой «освобождение от подчинения Западу» следует начинать, прежде всего, с глубокого изучения истории русского народа.

За свою короткую жизнь (Валуев умер в возрасте 25 лет) он немало сделал для этого. В 1844 году, например, Валуевым был издан получивший известность и высоко оцененный современниками «Симбирский сборник», содержавший материалы по истории Московской Руси. Его перу принадлежит опубликованное в этом сборнике «Исследование о местничестве». В 1845 году Валуев выпустил «Сборник исторических и статистических сведений о России и народах ей единоверных и единоплеменных». В предисловии к этому изданию молодой учёный изложил свои идеи, а в самом сборнике опубликовал статью о христианстве в Абиссинии. Совместно с другими авторами он резко и убеждённо выступал в защиту южных и западных славянских народов от порабощения их Турцией, Австрией и Пруссией. В 1843 году Валуев основал и при участии П.Г. Редкина редактировал интересное периодическое издание под названием «Библиотека для воспитания».

Именно Дмитрию Валуеву принадлежит заслуга в том, что Хомяков взялся за свою «Семирамиду». Набрав однажды в университетской книжной лавке кучу различных исторических сочинений, Валуев принёс их Хомякову и взял с него слово ежедневно, хотя бы в течение часа записывать все свои мысли от прочитанного. Хомяков сначала ленился, но постепенно втянулся в работу, не считаясь со временем. Им двигало сознание того, что доступные русскому читателю тех лет книги по всемирной истории были далеко не безупречными. Многие авторы ограничивались лишь изучением и популяризацией прошлого европейских народов, забывая о том, что творцами истории и создателями цивилизации являлись многие народы планеты. Нередко в исторических сочинениях отсутствовали правдивые сведения о жизни славянских народов, их влиянии на европейскую и мировую культуру.

Друзья, по свидетельству Гильфердинга, не ждали от Хомякова какого-то законченного исторического сочинения, а лишь добивались того, чтобы сохранить на бумаге рождавшиеся у него под влиянием прочитанного «блестящие мысли, сближения, догадки, которыми он сыпал в разговоре и которые изумляли его слушателей одинаково и остротою его ума, и громадностью его познаний».

Хомяков же относился к своей работе весьма скептически, считая себя не вполне подготовленным к созданию серьёзного исторического сочинения. Свою задачу он видел лишь в том, чтобы показать, как должна освещаться всемирная история.

Исторические книги и рукописи постоянно находились при нём и зимой, когда Хомяков жил в Москве, и летом в деревне Богучарово под Тулой.

Все, кто знал о работе Хомякова над историческими записками, неизменно интересовались, когда он завершит свою работу и намерен ли её издать. На это Хомяков отвечал, что «работу свою он никогда не кончит и что при жизни своей издавать не будет».

– Может быть, после моей смерти, – шутил он, – кто-нибудь её издаст.

Так оно и вышло. Записки о всемирной истории, хотя и остались незавершенными (они обрываются на периоде Средневековья), были изданы спустя десять лет после смерти автора.

Любопытна такая деталь, характеризующая способности Хомякова. Прочитывая десятки исторических сочинений на многих языках (Хомяков был полиглотом), он никогда не делал никаких выписок, целиком полагаясь лишь на память. И память, как правило, не подводила его. Как исследователь Хомяков пунктуален, внимателен к деталям. Его записки изобилуют оригинальными суждениями, яркими художественными характеристиками исторических деятелей и эпох. Он приходит к важному выводу о том, что ни наука, ни искусство не создаются одним отвлечённым рассудком личности, а являются порождением «цельной жизни общества». И в наши дни убедительно звучит утверждение Хомякова о том, что личность, порвавшая связь с обществом, с народной жизнью, бесплодна в своих исканиях.

Хомяковская «Семирамида» не оставила сколько-нибудь заметного следа в русской исторической науке. Тем не менее, к этой книге я отношусь с уважением и любовью как к памятнику о человеке необычайных умственных способностей и талантов, обладавшему к тому же, по словам современников, «душою светлой, многодумной».

Несколько лет назад к моей подборке книг А.С. Хомякова и литературы о нём прибавилась книжная находка, имеющая, правда, лишь косвенное отношение к вождю славянофилов. Это выпущенное в 1876 году в Петербурге полное собрание стихотворений Алексея Константиновича Толстого в двух томах. Книги эти принадлежали некогда сыну А.С. Хомякова – Дмитрию Алексеевичу Хомякову (1841-1918). Об этом свидетельствует дарственная надпись на подклеенном к книге оттиске журнальной статьи «Судьи поэта», сделанная её автором – критиком и журналистом Ипполитом Павловым, сыном больших друзей А.С. Хомякова – писателя Н.Ф. Павлова и поэтессы К.К. Яниш-Павловой.

Дмитрий Алексеевич получил блестящее домашнее воспитание, с отличием окончил Московский университет. На протяжении многих лет он являлся пропагандистом творчества своего отца и его ближайшего окружения, принимал деятельное участие в подготовке 3 и 4 изданий Полного собрания сочинений А.С. Хомякова. В год 90-летия со дня рождения вождя славянофилов (1894) Хомяков-младший построил недалеко от Сретенского храма в селе Богучарове колокольню в виде четырехгранной башни с пирамидальным четырёхскатным покрытием, напоминавшую знаменитую Венецианскую кампанилу при Соборе Св. Марка. Колокольня символизировала собой идею всечеловечности и мечты славянофилов о соединении всего христианского мира под знаменем Православной Церкви.

Дмитрий Алексеевич участвовал в земском движении, занимался сельским хозяйством и благотворительностью. Им были основаны и содержались образцовые народные училища в фамильных имениях при деревне Волоть (1870) и при селе Обидимо (1873). В течение нескольких лет Д.А. Хомяков являлся попечителем Тульской мужской классической гимназии, неоднократно избирался членом Тульской уездной земской управы, Губернского земского собрания. Являясь сторонником монархического правления, Хомяков написал и издал три брошюры «Самодержавие» (1899), «Православие» (1907), «Народность» (1908). В 1997 году они были переизданы под одним переплётом в Минске.

 

Литература

Тебиев Б.К. Памятник таланту // Тебиев Б.К. «Тайны книжных переплётов. Из записок книжника»: Рос. гос. б-ка. М.: Пашков дом, 2008. - С.147-154.


Добавить комментарий

You cannot add a banned link


Защитный код
Обновить