Времена года

Зимняя фантазия

Трудно представить в средней полосе России приближающийся Новый год без снега. Но матушка-зима в этот раз где-то загостилась и разнежилась.

Совсем скоро и она, ненаглядная, пожалует. И станет на улице светлее и чище, и засверкают снежинки, и заиграет детвора в снежки...

Совсем недавно, подбирая тексты к контрольным диктантам для 5-6 классов, обнаружились замечательные лирические миниатюры пермского художника Анатолия Николаевича Тумбасова (1925-2001).

Миниатюры А. Тумбасова

Можно легко представить, как выходит он с этюдником или альбомом на природу, прислушивается к журчанию ручья, дуновению ветра, внимательно рассматривает тоненькую травинку или могучее дерево, любуется весёлым разноцветьем луга или белизной бескрайних снегов...

И жаль что-то менять в этих зарисовках, захотелось сохранить фантазийный узор живописца нетронутым. Как же трудно писать заснеженную природу! Белое на бе­лом холсте.

И пусть сегодня идёт дождь, а на улице тепло и солнечно! Новогоднее настроение зависит от нас самих. Так давайте же представим, что махровой колючей вязью покрылись кустики, в снежную шубу приоделись ёлки и повсюду царит сказочно-хрупкая красота!..

Анатолий Тумбасов

Снежная фантазия

 

Полусумерки короткого зимнего дня как бы замедлили бег времени, и солнышко сторожко крадётся над горизонтом на закат. Оделся лес в белобоярские шубы, а голые кустарники замахровели колючей вязью. Иные берёзки согнулись под снежным гнётом. Пеньки заснежило с головой. А молодые ёлочки взялись лапкой в лапку вдоль опушки и не пропускают в кущу леса. Однако что там?

Лес, как и люди, готовится к новогоднему маскараду. Повсюду сказочные фигуры и зверюшки, во что только ни рядятся ёлки, стойко удерживая на плечах-ветвях снежные напластования. Вон ёлка, словно тётка, запахнулась в снежную шубу, шалью накрылась и стоит себе. Рядом чудище под высоким колпаком, из снега сляпанное. А между ними что-то особенное вьюгой наслоило. «Постойте, — говорю ёлке-тётке и чудищу, — рисовать буду». У художника всегда блокнот и карандаш с собой.

Подул на пальцы, согрел руки и начал рисовать, внимательно приглядываясь. Ба! Да это между ними-то навьюжило новогодний слоёный торт, и они делить его собираются.

 

Сумерки зазимья

 

Зима ложится не враз, то куражится ростепелью, то остудит землю заморозком. И всё примеривается, начиная с Покрова — первого зазимья. День этот со многими приметами: например, ветер с востока — зиме быть холодной или не покрыл Покров, не покроет и Рождество. Однако первая побелка в нынешнее зазимье удалась. Светлые картины зимы облекли землю вовремя и в срок. Леса к этому времени уже прибрались, лишь иное дерево, будто на полпути из леса в зиму, удерживало осенние листья, тихо роняя их и раскладывая пасьянсы на снегу. Даже ветер, покушаясь на сказочно-хрупкие, опушенные снегом сады, затаился. И царственная краса природы зачаровывала нас. Румяные кисти спелых ягод рябин смотрели сверху в белых шапочках. Ухватишь нижнюю ветку, и что ни гроздь, то и ягод горсть. Словно они того и ждали, чтобы сыпаться в теплую ладонь. Но, собирая, не забывай потрафить северным гостям — свиристелям.

Празднично и нарядно выглядит земля в зимнем покрове. Воробьи собрались на тихую беседу, а девочка важно шествовала с санками, за ней бежала собачонка и задорно лаяла на прохожих, на шаливших мальчишек, спугнула воробьёв и уже лаяла просто так. Словно ей дозволено было резвиться сколько угодно. Да и день был такой, что, казалось, все радовались первому снегу, и кличка у собачонки Снежок! Хотя сама она была чёрная.

А белые осенние сумерки всё больше погружают природу в тихий сон зимнего короткого дня, все позже солнце будет поздравлять нас с добрым утром.

 

Зимы начало

 

За окном холодное, серое небо. Вот-вот полетит снег.

Я в квартире один. Тихо. Вдруг кто-то застучал в балконную дверь. «Кто это? — подумал я. — Ведь уже недели две назад запечатали дверь и на балкон никто не выходит». Пошёл, посмотрел — нет никого. А стук ещё настойчивее. Так и раздаётся в квартире.

Опять подошёл к двери. Прижался лбом к стеклу, смотрю. И тут увидел синицу. Уцепилась коготками за клочок ваты и забавно так головку поворачивает.

Только хотел с ней поздороваться, синица цвинькнула и улетела.

К вечеру дохнуло снегом, закружились снежинки.

И снова услышал, как синица-проказница застучала в дверь, затеребила из щелей вату.

— Здравствуй! — сказал я, прислонившись к балконной двери.

В ответ послышалось переливчатое: «Цвинь», — и желтогрудая вестница зимы, заливаясь колокольчиком, полетела к соседнему дому.

 

Незапасливые

 

Идёшь зимой по тротуару или по дороге, видишь — воробьи скачут рядом. Долго скачут и все на тебя посматривают. Это они попрошайничают — ждут: не бросишь ли им чего поклевать. А может, выронишь из кармана крошку какую-нибудь или семечко.

Холодно. Распушат серые попрошайки пёрышки, кажутся круглыми. Это они для того, чтобы не замёрзнуть.

Однажды я видел, как ветер в снежной позёмке гнал клочок шерсти. Воробей скакал рядом. Возьмёт, думаю, — находка для серого.

Но воробей поскакал-поскакал, посмотрел, склонив головку, на мягкий клочок и не взял его. Незачем.

До весны ещё далеко. Не скоро воробью гнездо вить. А про запас жить он не научился.

 

Лесная книга

 

Хорошо, когда умеешь читать. Прочтёшь любую книгу. А есть ещё другая книга — лесная.

Идёшь зимой на лыжах по лесу — видишь: разные следы отпечатаны на снегу. Но что они значат — не знаешь. Это потому только, что грамотой лесной не овладел.

Но это не страшно. Научись читать и лесную книгу. Тогда и разведчиком будешь хорошим, и охотником, и краеведом.

Не мудрено в лесу увидеть под ёлкой еловые шишки. А кому приходилось видеть шишки под липой?

— Что за чудеса? — скажете вы. — Какие под липой шишки?

Что ж, посмотрим.

Бывает, найдёт дятел в лесу липу с удобной для него расщелиной. Носит сюда еловые шишки. Вставит одну в расщелину — клювом: тук-тук-тук. Выберет из шишки все семечки — летит за другой. Пустая шишка на землю падает. И так день за днём.

Оказывается, на липе у дятла своя столовая, её называют «кузницей» дятла.

За долгую зиму дятел много шишек откуёт — отшелушит, набросает их под липой большую кучу.

Вот мы и разгадали одну загадку. Прочитали страницу лесной жизни. А их так много, что можно составить целую книгу.

 

Снежные шубы

 

Тихо и сказочно в зимнем лесу. Деревья, одетые в толстые снежные шубы, увязают в глубоких сугробах. Ёлочки-малютки, как дети, укутаны в белые капюшоны. Из сугробов, сдвинув набок пушистые комья-шапки, едва выглядывают пеньки. А над ёлочками и пнями — заснеженные тонкие берёзки. Они согнулись арками до земли. И такие арки виднеются то там, то тут по всему лесу.

Падает пушистый снежок. Будто заботливая мать, всё больше укутывает он деревья, всё толще старается наватить снежные шубы. Становится так тихо, что весь лес, кажется, погрузился в глубокий сон.

 

Шмель на этюднике

(фрагмент)

 

Деревья в лесу заснежены: румяные рябино­вые кисти смотрят сверху на меня в белых ша­почках.

— Здравствуйте! — сказал я и потрогал вет­ку, она закачалась, кисти будто закивали мне, но шапочек не сронили: холодно!

Услышал я, как скрипнула осина и потекли струйки снега. Это неспроста: в гущу леса про­бирался ветер — начиналась метель. С елей по­валились комья снега, они закачались, замахали ветвями и, почудилось, заголосили: «Ах, батюш­ки, как мы раздетые зимова-а-ать бу-у-де-е-м!» 

 

Литература

1. Тумбасов А. Поэзия малой родины / Юный художник. - 1997. - №11-12.

2. Тумбасов А. Смелый гриб / Рис. автора. - Пермь: Кн. изд-во, 1959.

Яндекс.Метрика